Экономический кризис, переживаемый странами постсоветского пространства в связи с падением цен на углеводороды и перетоком проблем российской экономики, ограничивает развитие Евразийского экономического союза (ЕАЭС). В частности, по мнению экономиста Александра Либмана, кризис значительно сдерживает активность частного сектора на объединенном рынке, внутрирегиональные инвестиции, и в целом, те рыночные факторы «снизу», которые могли бы подтолкнуть развитие ЕАЭС. Тем не менее, хотя ЕАЭС и не стал аналогом ЕС или качественно новым «центром силы» в глобальной экономике, он продолжает быть функционирующим таможенным союзом с высокой степенью гармонизации таможенного тарифа.

Премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Медведев призвал участников Евразийского экономического союза не заниматься сравнением цен на газ для ЕАЭС и стран Евросоюза. Такое заявление Медведев сделал на заседании Евразийского межправительственного совета, которое прошло на в Бишкеке.

В новой Концепции внешней политики Российской Федерации, принятой в конце 2016 г., в качестве приоритетного направления выделяется сотрудничество с ближайшими соседями России — государствами СНГ. О том, какими могут быть основные тренды на постсоветском пространстве в 2017 г., редакции Российского совета по международным делам рассказал главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член Президиума РСМД Фёдор Лукьянов.

Русская революция 1917 г. привела к дефрагментации евразийского геополитического пространства, собранного Российской империей. Процесс его распада завершился в 1991 г., когда созданные в качестве квазигосударств союзные республики получили независимость. Единственной попыткой преодолеть эту дефрагментацию за последние годы стало создание Евразийского союза, отношение к которому в странах СНГ, как показывают соцопросы, заметно отличается.

Интеграция на евразийском пространстве после развала СССР перестала стимулироваться абстрактными идеями дружбы народов и светлого будущего. Основой объединительных процессов стало взаимовыгодное сотрудничество. В последнее время, впрочем, Евразийский экономический союз критикуют как раз за отсутствие равноправия. Российский политолог, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев рассказал «Ленте.ру» о выгодах и убытках России в ЕАЭС.

Украинский кризис актуализировал тематику замороженных конфликтов на постсоветском пространстве, продемонстрировав, что дезинтеграционные процессы на территории бывшего СССР завершены еще не в полной мере. В связи с эти важным представляется анализ причин возникновения этно-территориальных конфликтов в данном регионе, основные факторы, влияющие на их развитие, и потенциальные точки возникновения аналогичных кризисных ситуаций.

Сегодня политика России на постсоветском пространстве представляет собой важнейшую часть ее глобальной стратегии. Позиционирование России на международной арене, формирование новых норм мирового порядка, рассматриваемых как необходимое условие для стабильного развития российского государства, поставлены в зависимость от реализации целей внешней политики в непосредственном географическом окружении. Успешное завершение интеграционного проекта считается непременным условием для создания самостоятельного и самодостаточного центра в глобальной экономике, а значит, основой для формирования реальной, а не декларируемой полицентричности мировой политической системы.

Почти четверть века разделяют два символических совпадения, каждое из которых свидетельствовало о тектонических сдвигах в мировой политике. 8 декабря 1991 г. в Беловежской пуще подписан договор, прекративший существование Союза Советских Социалистических Республик. На следующий день в Маастрихте лидеры двенадцати западноевропейских государств согласовали «Договор о Европейском союзе».

Новоизбранный президент Молдавии Игорь Додон в интервью корреспондентам "Интерфакса" Вячеславу Терехову и Анатолию Голя рассказал о внешнеполитической ориентации, которую он намерен проводить.

На предстоящем в конце октября ежегодном заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» запланирована специальная сессия на тему «Если бы не распался СССР». Такая тема, с одной стороны, является достаточно новым подходом для клуба, ориентированного в первую очередь на анализ текущих и будущих тенденций в глобальной политике и экономике. Историческая ретроспектива и тем более историческая реконструкция по понятным причинам чаще всего оставались вне фокуса нашего внимания.

Состоявшийся в конце июня в Ташкенте саммит ШОС привлек внимание к теме интеграционных процессов и участия в них России. Шанхайская организация сотрудничества нередко рассматривается как предпосылка формирования мощного полюса, способного бросить вызов западному миру. Но насколько реальна такая перспектива? Существующие тенденции говорят о том, что желаемое слишком часто выдается за действительное.

С началом украинского кризиса в западных экспертно-политических кругах муссировалась мысль, что евразийская интеграция провалилась. Однако 1 января 2015 г. Астана, Минск и Москва запустили Евразийский экономический союз (ЕАЭС). К объединению в течение года присоединились Кыргызстан и Армения, на очереди вскоре может оказаться и Таджикистан. Стартовали переговоры по соглашению об экономическом партнерстве между ЕАЭС и Китаем.

23-24 июня в Ташкенте проходит 15-й саммит Шанхайской организации сотрудничества, на который прибыли главы государств-членов ШОС. В ШОС входят Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Статус наблюдателей имеют Белоруссия, Монголия, Индия, Иран, Пакистан и Афганистан. В 2015 году в ШОС была запущена процедура приема в организацию Индии и Пакистана; на саммите в Ташкенте должно состояться подписание меморандумов о присоединении к ШОС Дели и Исламабада.

В Ташкенте 23 июня стартует 15-й саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Больше года существует Евразийский экономический союз — ещё рано делать далеко идущие выводы о его успешности и эффективности. Сейчас самое важное, что процесс реинтеграции постсоветского пространства продвигается вперед.

Одной из ключевых тем намеченного на пятницу, 8 апреля, в Москве заседания Совета министров иностранных дел СНГ станет реформа организации.

ОДКБ и ЕАЭС — сложные аббревиатуры, обозначающие союз постсоветских стран: Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана (последний не является участником ЕАЭС). В понедельник их лидеры обнаружили, что другая аббревиатура — ЗСТ (Зона Свободной Торговли) — несет серьезную угрозу. Но как противостоять ей — так и не решили. Из очевидных итогов встречи, состоявшейся в Кремле, слышен пока только заметный армянский акцент, который приобрели Организация договора коллективной безопасности и Евразийский экономический союз. Однако к чему это приведет — пока неясно.

Состоявшееся на минувшей неделе заседание Военного комитета Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) быстро переросло в скандал с участием военных ведомств сразу нескольких государств. Началось все с заявления начальника Генерального штаба Вооруженных сил Армении Юрия Хачатурова, который особо подчеркнул в своем комментарии СМИ, что все участники встречи поддержали российскую военную кампанию в Сирии, назвав действия Турции (24 ноября в небе над Сирией был сбит российский бомбардировщик Су-24) «актом агрессии и ударом в спину». Слова главы армянского военного ведомства поспешили опровергнуть военно-политические союзники России, в том числе ближайшие — Белоруссия и Казахстан.

Массовые акции, развернувшиеся в Ереване и других армянских городах в июне 2015 г., привели к тому, что Армения оказалась в фокусе внимания политиков и экспертов. Формальным поводом для начала протестных действий послужило решение Комиссии по регулированию общественных услуг от 17 июня о повышении тарифов на электроэнергию.

ШОС набирает темп, избавляется от балласта и декларации, становится более динамичной структурой. Но, все же нет пока конкретики в решениях и не разработаны механизмы оперативного и эффективного реагирования на современные вызовы и угрозы. Более того, итоги завершившегося на днях мероприятия всерьез заставляют задуматься об опасности превращения этой организации в очередной «клуб по интересам», не способный и не желающий проводить в регионе эффективную самостоятельную политику. И в вопросе членства Ирана в ШОС на уфимском саммите также прорыва не произошло.

9-10 июля в Уфе состоится встреча глав государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), а также саммит БРИКС. Россия будет представлена сразу двумя руководителями государства: президент Владимир Путин будет представлять страну, а председатель правительства Дмитрий Медведев до 31 декабря текущего года является генеральным секретарем ШОС. Понятно, что именно Россия во многом не только готовит, но и определяет повестку дня встречи.

Прошедшее 3-4 июня в Москве заседание совета министров иностранных дел ШОС и состоявшуюся в эти же дни конференцию «Безопасность и стабильность в регионе» наблюдатели совершенно справедливо расценили как «преддверие» июльского саммита Организации в Уфе. Весьма сухое и сдержанное поздравление, которое Хасан Роухани отправил Владимиру Путину по случаю дня России – косвенный признак того, что итоги этого «преддверия» и подготовленные «на подпись» руководителям государств-участников ШОС документы вызвали в Тегеране откровенное разочарование.

Перспективы развития Евразийского экономического союза на днях были дополнены новым фактором. После визита руководителя российского правительства далекий Вьетнам выразил желание создать зону свободной торговли с нашим объединением. По сути дела, речь тем самым идет о новом этапе евразийской интеграции. И действительно, в этой сфере происходят знаковые перемены.

Россия в последнее время предпринимает серьезные усилия для того, чтобы закрепить партнерство с Арменией, Беларусью, Казахстаном и Кыргызстаном и, по возможности, превратить его в союзные отношения. Пока политический союз– со множеством сложностей и перипетий в отношениях– у Москвы есть только с Минском, но экономический – уже расширяется: в него, кроме России и Беларуси, входят Казахстан и Армения, а Кыргызстан находится на стадии присоединения. Недавно Владимир Путин получил прямое подтверждение того, что может лично рассчитывать на президентов Сержа Саргсяна и Алмазбека Атамбаева. Единственным лидером, который, по сообщению Кремля, поговорил с Путиным по телефону во время его недавнего загадочного отсутствия на публике, был президент Армении. Первым лидером, с которым российский лидер после этого отсутствия увиделся, был президент Кыргызстана.

Недавно ведущий китаевед Казахстана Константин Сыроежкин в ходе публичной дискуссии в Алма-Ате обозначил риски, связанные с неумеренным энтузиазмом в отношении Китая. Учитывая подчеркнутую обращенность России к китайскому вектору, корреспондент ИА REGNUM задал эксперту ряд уточняющих вопросов.

Евразийский экономический союз создавался в условиях беспрецедентного внешнего давления. Хотя злые языки утверждают, что Евразийский экономический союз (ЕАЭС) — не что иное, как проект Москвы по возрождению СССР, на самом деле это объединение создается на абсолютно паритетной основе и к выгоде всех его участников. Россия, как и другие члены альянса, ради него ограничила свой суверенитет. Между тем, как на Востоке, так и на Западе хватает тех, кто противится созданию ЕАЭС. Причем, если в КНР просто плохо понимают, что собой представляет евразийская интеграция, то в Евросоюзе расценивают успешность этого проекта, как собственное поражение. Об этом в интервью «Ленте.ру» рассказал директор Центра комплексных международных и европейских исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев.

С первого дня наступившего года Евразийский экономический союз с участием России, Казахстана, Белоруссии и Армении стал полноценным субъектом международного права – соответствующий договор между странами-участницами вступил в силу.

Какую позицию заняли в условиях антироссийских санкций лидеры Белоруссии и Казахстана? Почему Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко не выразили открыто безоговорочную поддержку России? Какова роль Минска и Астаны в разрешении украинского кризиса? Об этом в прямом эфире видеоканала Pravda.Ru рассказал эксперт по Белоруссии Дмитрий Болкунец.

С 1 января 2015 года в мире появится новая геополитическая структура — Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Многие представляют это событие как некую дверь, которая откроется сразу после Нового года и за которой мы все окажемся в какой-то принципиально иной реальности. Этот взгляд и верен, и ошибочен одновременно.

Два года назад, в декабре 2012 г., The Funancial Times привела разлетевшиеся по всему миру слова тогдашнего госсекретаря США Хиллари Клинтон, в которых была обозначена стратегия Вашингтона в отношении проекта Евразийского экономического союза: «США будут противодействовать интеграционным процессам на постсоветском пространстве, которые расценивают как попытку возрождения Советского Союза. Существует движение в сторону ресоветизации региона. Это не будет называться именно так. Это будет называться Таможенным союзом, это будет называться Евразийским союзом и всё в таком роде. Не будем заблуждаться на этот счёт. Мы знаем, в чем заключается цель, и мы стараемся разработать эффективные способы того, как замедлить это или предотвратить это».

Через 23 года после ликвидации СССР и учреждения СНГ 8 декабря 1991 года можно констатировать, что Содружество Независимых Государств - фактически отживший проект, заключает Ростислав Ищенко.

О проблемах и перспективах Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в интервью "Росбалту" рассуждает политолог, научный сотрудник Института философии НАН Беларуси, координатор проекта "Цитадель" Алексей Дзермант.

России важнее было видеть в Евразийском экономическом союзе Азербайджан, а не Армению. Но – не случилось. Хотя не все еще потеряно: в азербайджанских экспертных кругах тема вступления республики в ЕАЭС не табуирована. Вероятно, этому способствуют поступательное развитие российско-азербайджанских отношений, конструктивные и взаимовыгодные отношения Азербайджана с Белоруссией и Казахстаном, а также деструктивные процессы, происходящие на постсоветском пространстве и Ближнем Востоке.

На протяжении двух дней, 9-10 октября, в Минске проходил очередной саммит СНГ. Ещё до начала саммита его назвали знаковым, и он оправдал ожидания, явившись новым шагом к созданию Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Накануне саммита глав государств Евразийского экономического союза его противники активизируются.

Павел Зарифуллин - российский общественный деятель, писатель, директор Московского центра Льва Гумилева и председатель Московского Евразийского клуба. Во второй половине девяностых возглавлял отделение Национал-большевистской партии в Казани. Вышел из НБП вместе с одним из отцов-основателей партии Александром Дугиным. По образованию этнограф. Руководил Евразийским союзом молодежи и информационно-аналитическим порталом «Евразия». Активно выступал против «оранжевой революции» в России и на Украине. В 2007 году Киев объявил его персоной нон грата. Его оценки текущих событий часто вызывают споры. Однако каждый волен иметь свою точку зрения. Придерживаясь принципа свободы слова и плюрализма мнений, публикуем это интервью. Напоминаем, что редакция сайта может не разделять мнения своих авторов. Ratel.kz всегда готов дать слово тем, кто придерживается других взглядов.

Украинские события привели к возникновению новых вызовов для процесса евразийской интеграции, которые требуют определенной реакции со стороны России. К такому выводу пришли эксперты уфимского Центра геополитических исследований "Берлек-Единство" Радик Мурзагалиев и Дмитрий Михайличенко, представившие 24 июля в Москве свой аналитический доклад "Постмайданные контуры евразийской интеграции: трансформация ограничителей и перспектив" (скачать).

Таможенный союз дал новую трещину. Белоруссия и Казахстан не стали поддерживать предложение России по ограничению импорта украинских товаров на территорию ТС, сообщают "Ведомости". Ближайшие союзники в очередной раз продемонстрировали Москве, что готовы следовать в ее фарватере очень выборочно.

В мае 2014 года президенты России, Белоруссии и Казахстана подписали в Астане Договор об образовании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), регионального объединения, имеющего наряду с Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС) и группой БРИКС, без преувеличения, мировое значение.

Словно избушка из русской народной сказки, ОДКБ вскоре окончательно повернется «передом» к Азии, а к NATO c ее союзниками – …задним фасадом…Накануне совет министров иностранных дел ОДКБ решил приостановить попытки наладить диалог с Североатлантическим Альянсом и в качестве приоритетного обозначил курс на укрепление сотрудничества с ШОС и конкретно с Китаем. Для сохранения же переговорного поля на европейской площадке взаимодействие будет осуществляться непосредственно со структурами ОБСЕ. Развивать дружеские отношения руководство ОДКБ также планирует с Ираном и международными организациями Латинской Америки и Карибского бассейна.

«Интеграция на постсоветском пространстве» — любимая игрушка большинства руководителей стран СНГ. Не проходит и года, чтобы они не заключали какой-либо очередной договор, в котором бы упоминались свобода передвижения «товаров, услуг и рабочей силы». Очередной такой документ был подписан в конце мая в Астане руководителями Белоруссии, Казахстана и России. Речь идет об очередном объединении — Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Как и все предыдущие, он создается «по образу и подобию Евросоюза». Сомнение вызывает не сама инициатива, а отсутствие четких принципов нового союза.

Москва теряет постсоветскую интеграцию. Убедившись, что границы смелости Кремля не распространяются дальше Крыма, Казахстан, отрекшийся было от госнационализма в страхе перед "русской экспансией", тут же аннулировал политическую часть договора о Евразийском союзе. Это делает ЕАЭС бессмысленным и сводит его суть к Таможенному союзу, который и без того уже существует. Демарш Астаны символично совпал с наступлением украинской армии на Донбассе, чьи умирающие ополченцы так и не дождались поддержки напуганной западными санкциями РФ.

Обострение конфронтации с Западом из-за событий вокруг Украины стало хорошей проверкой на прочность интеграционных структур на постсоветском пространстве. В отличие от оппонентов России из лагеря НАТО, которые демонстрируют единство перед лицом «русской угрозы», наши союзники по ОДКБ отнюдь не спешат самоопределиться в новой системе геополитических координат. Несмотря на то, что последняя, казалось бы, полностью исключает прежние многовекторные внешнеполитические игры.

Постсоветские соседи Украины пристально следят за событиями в Киеве – в частности, за реакцией на них со стороны России. Искрой, из которой разгорелось движение протеста, носила непривычно геополитический характер и заключалась во внезапном решении президента Виктора Януковича свернуть переговоры с Евросоюзом в пользу возглавляемого Россией Таможенного союза.

Как сообщалось ранее, Президент России Владимир Путин принял участие во встрече лидеров стран Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Об итогах форума рассуждает в интервью «Русской народной линии» заместитель директора Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России, доктор философских наук, профессор Юрий Васильевич Косов.