Как отмечает в своей новой статье пакистанский исследователь Салман Рафи, политика нынешнего турецкого руководства достаточно противоречива и не всегда понятна простому обывателю.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подписал 3 апреля законопроект о внутренней безопасности, серьезно расширяющий полномочия полиции. Тем читателям, кто следил за событиями вокруг «продавливания» президентом законопроекта, могло показаться, что обсуждение было бурным: кулачные бои в парламенте, теледебаты с участием оппозиционных партий, выступавших единогласно против, пятитысячный митинг адвокатов в Анкаре, жесткие критические публикации большинства ведущих журналистов страны и даже глобальная акция протеста, запущенная Freedom House и Human Rights Watch, - сопровождали процесс обсуждения и принятия нового законопроекта.

Правительство Турции запросило у парламента мандат для армии на трансграничные операции в Сирии и Ираке в рамках борьбы с "Исламским государством" (ИГ) и поддержания национальной безопасности. Срок запрошенного разрешения - один год, начиная с 4 октября. В местной прессе были опубликованы подробности о содержании текста обращения, из которых следует также, что Турция готова предоставить свою территорию иностранным военным.

Совет министров Турции принял решение заморозить финансовые активы более 400 физических и юридических лиц, связанных с движением "Талибан" и хариджитской организацией "Аль-Каида", передает «Интерфакс» со ссылкой на стамбульский портал Worldbulletin.

Понятие “терроризм” утвердилось в современном турецком уголовном праве с принятием в 1991 г. Закона о борьбе с терроризмом, до этого времени использовалась различная терминология, имеющая в виду прежде всего уголовную антигосударственную, подрывную деятельность (включая вооруженную, идеологическую и т.п.).