Правительство Австралии планирует открыть первую тюрьму для боевиков.

Проводимая работа против радикализации среди осужденных в колониях страны оказалась неэффективной в Казахстане, считают эксперты Регионального представительства Международной тюремной реформы (PRI) в Центральной Азии. Более того вовлеченные в эту работу сотрудники комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС) на сегодняшний день находятся в зоне риска как люди, которые по долгу службы активно контактируют с осужденными, придерживающимися радикальных религиозных течений.

Терроризм как сложно организованная система постоянно трансформируется: происходит изменение сил, средств, форм и методов деятельности, совершенствование маскировки и управления, возникновение новых взаимосвязей.

Власти Кыргызстана обеспокоены тенденцией сращивания запрещенных экстремистских движений с организованной преступностью республики. О специфике ОПГ в Кыргызстане, их взаимоотношениях с радикальными исламистами и опасностях для евразийского пространства в интервью корреспонденту рассказал член экспертного совета по укреплению национального единства и религиозной политики при президенте Кыргызской Республики Денис Бердаков.

В российских колониях оформился конфликт "блатных", живущих по уголовным понятиям, и мусульман, количество которых среди заключенных сильно выросло в последние годы. Одной из иллюстраций стало происшествие в колонии Тувы, где вор Руслан Гегечкори напал на группу чеченцев и дагестанцев в тюремной мечети.

Настоящее учебно-методическое пособие подготовлено в соответствии п. 2.6.1 Плана научно-исследовательских работ ФКУ НИИ ФСИН России на 2016 год.

Один из подозреваемых в подготовке терактов на Олимпийских играх в Рио-де- Жанейро забит насмерть заключенными тюрьмы в бразильском штате Мату-Гросу. Об этом сообщает издание Folha de S.Paulo со ссылкой на министерство юстиции штата.

В Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) России появятся специалисты для борьбы с религиозным экстремизмом среди заключенных. Об этом в понедельник, 22 августа, сообщил начальник отдела организации взаимодействия с религиозными организациями ФСИН Сергей Гуров, передает РИА Новости.

Десять заключенных парижской тюрьмы Флери-Мерожи переведены в другие места заключения из-за опасений в создании экстремистской ячейки. Об этом сообщает Journal du Dimanche.

Европейские тюрьмы становятся рассадниками радикального ислама, а попадающие в них террористы используют тюремный срок для подготовки новых атак и вербовки преступников в свои ряды, пишет The Wall Street Journal.

В начале этого года Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) заявила, что намерена усилить в своих учреждениях борьбу с общинами радикальных мусульман — тюремными джамаатами. Эксперты Российского института стратегических исследований даже призывали создать отдельные зоны для исламистов, дабы лишить их возможности вербовать в свои ряды неофитов из числа заключенных. О том, что представляют собой тюремные джамааты, за счет чего они существуют и как вербуют новых членов, в интервью «Ленте.ру» рассказал аспирант экономического факультета МГУ Виктор Луковенко. Недавно он освободился из мест лишения свободы, где провел более пяти лет.

Как выяснил “Ъ”, сотрудники ФСИН намерены усилить борьбу с так называемыми тюремными джамаатами — неформальными сообществами мусульман. По словам представителей ведомства, это связано с ростом активности запрещенной в РФ террористической группировки «Исламское государство» (ИГ). Эксперты и бывшие заключенные отмечают рост популярности ислама в пенитенциарных учреждениях, где он не только приходит на смену воровским порядкам, но и вынуждает силовиков пересматривать свой подход к оперативной работе в колониях.

В ноябре 2014 года один из сайтов, освещающих исламскую тематику, запустил сенсационную новость о том, что в скором времени тюремные библиотеки Российской Федерации пополнятся "брошюрами, разъясняющими тонкости ислама, например "Салафизм. Взгляд изнутри", "Салафизм. Коротко о главном", "Научное понимание джихада" и другими. Как сказано в сообщении, "соответствующая договоренность была достигнута между Федеральной службой исполнения наказаний (ФСИН) и Фондом поддержки исламской культуры и образования" (орфография сохранена). По всей видимости, во ФСИН полагают, что, узнав подробнее о нетрадиционных течениях в этой религии, заключенные станут реже попадать под влияние экстремистских группировок.

Попыткам правоохранительных органов Киргизии бороться с носителями идей религиозного экстремизма последние противопоставляют активную работу среди заключенных. 

Эпоха 1980-1990-х годов для России была периодом расцвета так называемого «казанского феномена» [1] - уличного бандитизма, берущего свою историю в Казани, суть которого сводилось к делению крупного населенного пункта на территории, контролируемые организованными преступными группировками (ОПГ), стремящимися к распространению своего влияния на максимально большое пространство, из-за чего между различными ОПГ проходили вооруженные столкновения.

О сращивании религиозного фундаментализма и криминала в Татарстане …

Воспитательная работа с осужденными, имеющими радикальные религиозные взгляды, в колониях Казахстана проводится ежедневно, заявил и.о. председателя комитета уголовно-исполнительной системы МВД республики Тенизжан Джанибеков.

Работа правоохранительных органов Западно-Казахстанской области по оздоровлению религиозной ситуации в местах лишения свободы начала приносить плоды, констатируют в областной прокуратуре.

Депутаты Госдумы от «Общероссийского народного фронта» подготовили соответствующие поправки в законодательство. По их мнению, такие преступники должны содержаться исключительно в тюрьмах, чтобы уменьшить возможность распространения экстремистских идей среди криминального контингента.

В исправительных учреждениях на территории России сложилась устойчивая система распространения радикальных форм Ислама. Нетрадиционные для мусульман России учения насаждаются через зэков-миссионеров и соответствующую религиозную литературу. На 2013 год в системе Федеральной службы исполнения наказаний насчитывается 279 мусульманских общин и объединяют они порядка 10 600 активно верующих (естественно, численность заключенных из числа этнических мусульман, пассивно верующих, больше, чем эта цифра) [1].

Сотрудничество Федеральной службы исполнения наказаний с Советом муфтиев России (СМР) с большой долей вероятности может привести к усугублению проблемы "тюремных джамаатов". Об этом сообщил заместитель председателя Экспертного совета по государственной религиоведческой экспертизе при Минюсте России, известный исламовед Роман Силантьев.

В петрозаводской исправительной колонии № 9 на прошедшей неделе прошел "круглый стол" с участием сотрудников оперативных и воспитательных отделов УФСИН и имама-хатыба Абдуль-Азиза Дятко, главы мусульманской общины Карелии. Речь шла о проблемах, связанных с увеличением в местах лишения свободы осужденных за преступления террористического и экстремистского характера, позиционирующих себя "истинными" мусульманами.

Общественное движение "Сибиряки" (Томск) направило предложение в Федеральную службу исполнения наказаний в связи с планами этого ведомства по социальной поддержке исламистов, освобожденных из российских колоний:

На прошлой неделе Федеральная служба исполнения наказаний выступила с примечательным заявлением. На всероссийской конференции «О мерах по противодействию распространению в исправительных учреждениях радикализма, религиозного экстремизма» начальник управления социальной, психологической и воспитательной работы ФСИН Валерий Трофимов сообщил, что в российских колониях растет число осужденных, пропагандирующих экстремистские религиозные взгляды. По его словам, сейчас на профилактическом учете состоит 426 «пропагандистов». Это на 40% больше, чем годом ранее.

Федеральная служба исполнения наказаний /ФСИН/ России отмечает появление новой угрозы - так называемого тюремного джихада, когда проповедники нетрадиционных для России течений радикал-исламизма вербуют себе сторонников среди заключенных в российских колониях, заявил начальник управления социальной, психологической и воспитательной работы ФСИН России Валерий Трофимов на Всероссийской конференции по теме противодействия распространению радикализма в местах лишения свободы.

В последние годы одна из тенденций в религиозной жизни Украины – русские и украинцы в колониях и тюрьмах принимают Ислам и становятся приверженцами радикальных течений данной религии. К сожалению, опыт показывает: даже приняв мусульманскую религию от проповедников традиционного татарского или дагестанского Ислама, лица славянской национальности рано или поздно становятся приверженцами радикальных форм этой религии – членами "Хизб-ут-Тахрир", "Нурджулар" или ваххабитского сообщества.

Недавно муфтий Киргизии Рахматулла Эгембердиев во всеуслышание объявил о том, что и без него давно известно: криминальный мир республики сращивается с Исламом. "Я признаю, что криминальный мир вошел в мечети. Такие явления есть на самом деле. Однако если они отращивают бороды, надевают головные уборы, но продолжают делать то же, что и раньше, то я не считаю их полноценными мусульманами", — заявил официальный лидер мусульман страны.

У терроризма появилось какое-то новое лицо. Вместо тщательно законспирированной, идеологизированной организации, долго и тщательно готовящей свои акции, выскакивают, будто ниоткуда, озверевшие одиночки. В Лондоне на улице убили солдата. В Бостоне взрывают бомбы на марафоне. В Тулузе стрелок на мотороллере убивает детей, солдат и раввина. В этот новый терроризм вглядываются, пытаются понять, откуда он.

Недавний доклад британской палаты общин взволновал жителей Соединенного Королевства: оказывается, в течение последних 15 лет число мусульман в тюрьмах Англии и Уэльса выросло более чем в 3 раза — с 3681 до 11 248 человек. В России ситуация похожая: во ФСИН утверждают, что в последние годы мусульман-заключенных стало в несколько раз больше. Одно из последствий этого — формирование так называемых тюремных джамаатов: общин, в которых проповедуется радикальный ислам. Вот и на минувшей неделе блогеры сообщили, что в исправительной колонии города Сухиничи Калужской области создана исламистская ячейка. Пресс-служба регионального ФСИН эту информацию опровергла, однако дыма без огня все же не бывает. "Огонек" пытался разобраться в ситуации.

Интернет-сайты сообщают о создании в калужской исправительной колонии №5 города Сухиничи радикальной исламистской ячейки, которая вербует заключенных. Сообщается, что исламисты с помощью телефонов выходят в интернет, где читают экстремистскую литературу и общаются с дагестанскими боевиками.

"Правые" интернет-сайты сообщают о создании в калужской исправительной колонии №5 города Сухиничи радикальной исламистской ячейки, которая вербует заключенных при поддержке представителей администрации учреждения. В пресс-службе Управления ФСИН по Калужской области уверяют, что экстремизма в тюрьмах не допустят, а эта колония была первой в регионе, построившей православный храм. Тем не менее в закрытом интернет-сообществе зэков информацию подтверждают, а эксперты считают вербовку радикальных исламистов в российских тюрьмах одним из главных резервов ваххабитского подполья.

Раздираемый политическими распрями, повсеместной коррупцией, произволом чиновников и беспомощностью органов правопорядка Кыргызстан сталкивается с еще более коварной проблемой, именуемой религиозный экстремизм и терроризм, что во многом является детищем голословной политики руководителей, как предыдущих, так и настоящих в сфере построения демократии. Не понимая всей серьезности сложившейся проблемы, политики бегут за утопическими идеалами демократического развития, которое кроме раздоров и интриг нашей стране ничего больше не сулит. Сегодня в Кыргызстане можно наблюдать усиление авторитета неофициальных религиозных деятелей, которые тотально пудрят мозги молодежи и используют ее в корыстолюбивых целях. В этом плане религиозные фанатики преуспевают и в местах исполнения наказания, являющихся идеальным полем для их разворачивания (маневра) по одной простой причине, что преступники пребывают в состоянии постоянного размышления за совершенные грехи и ищут пути искупления своей вины. В таком случае религия, хотя и искаженная радикалами, становится главным стимулятором их жизни.

Уголовная среда, СИЗО, тюрьмы и колонии стали питательной средой для распространения нетрадиционных для России течений зарубежного ислама радикального толка. Криминальный мир с его набором ценностей и мировоззренческих установок дает много возможностей религиозным фундаменталистам для вербовки в свои ряды новых последователей, оказавшихся за решеткой по бытовым статьям Уголовного кодекса.

В российских тюрьмах идет распространение идеологии исламского фундаментализма, заявил руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов. Эксперт заявляет, что распространение ваххабизма уже приняло характер угрозы национальной безопасности страны, пишет "Росбалт".

Феномен тюремной исламизации и «русского ислама» отмечен современными исламоведами (напр. Р.Силантьев) и представляет интерес в свете идеологической/религиозной пустоты современного русского общества при коллосальных технических возможностях для новой мобилизационной идеологии/религии. Мы не защищены от крайне нетерпимых реакционных режимов стран Персидского залива (культурное влияние) и от агрессивных меньшиств, порой проводящих волю извне на территории нашей страны и стремящихся этот вакуум заполнить тем, что кажется верным и полезным. Отсутствие ясной культурной и национальной стратегии опасно для сохранения управляемости страной, уже сейчас мы видим некоторые регионы, связанные с Кремлём едва ли пунктирно. Быть может эти зоны не что иное, как несправедливо проигнорированные очертания грядущего?

Французские власти утверждают, что «Тулузский стрелок» вступил на путь религиозного экстремизма самостоятельно, во время пребывания в тюрьме – без помощи какого-либо наставника или террористической ячейки. В 20-летнем возрасте Мухаммед Мера был приговорен к 18 месяцам тюремного заключения за кражу. В тюрьме он начал читать Коран и в 2009 году вышел на свободу уже фанатичным исламистом.

23 марта 2012 года в г.Казани прошло заседание Казанского экспертного клуба при Приволжском центре этнорелигиозных и региональных исследований (Приволжский филиал Российского института стратегических исследований) на тему «Исламский фундаментализм на территории пенитенциарных учреждений России: меры противодействия государства и духовенства». Мероприятие прошло в формате круглого стола, в нём приняли участие сотрудники Духовного управления мусульман Республики Татарстан (ДУМ РТ), исламские теологи из Российской ассоциации исламского согласия (РАИС), представители МВД по Республике Татарстан, сотрудники Российского института стратегических исследований (РИСИ), общественные деятели и журналисты.

23 марта 2012 года в столице Татарстана прошло заседание Казанского экспертного клуба Российского института стратегических исследований на тему «Исламский фундаментализм на территории пенитенциарных учреждений России: условия содержания религиозных экстремистов, распространение в уголовно-криминальной среде, меры противодействия государства и духовенства», организатором которого выступил Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ. Мероприятие прошло в формате круглого стола.