Совет нацбезопасности и обороны (СНБО) Украины под руководством президента Петра Порошенко может рассмотреть вопрос о введении в стране военного положения. Как сообщил секретарь СНБО Александр Турчинов, Киев предупредил западных партнеров о вероятности такого решения, в случае если ситуация в Донбассе продолжит обостряться.

И украинская сторона, и представители ДНР и ЛНР в течение месяца обмениваются обвинениями в активизации обстрелов. С обеих сторон звучат заявления, что противник готовится к наступлению. Если весной в украинских новостях примерно раз в неделю сообщали об одном-двух погибших бойцах Вооруженных сил Украины (ВСУ), то с июня потери увеличились. А в последние недели о гибели военнослужащих становится известно почти каждый день. За сутки 18 июля Украина потеряла 9 солдат, еще 12, по официальным данным, получили тяжелые ранения. В СМИ ситуацию сравнивают с 2014 годом, когда все опасались начала широкомасштабной войны.

Турчинов сделал по этому поводу заявление, в котором отметил, что со стороны ДНР и ЛНР «усилились обстрелы украинских позиций из высокоточного оружия, запрещенного Минскими соглашениями». Он предупредил: «В случае продолжения этих опасных тенденций Украина будет принимать все необходимые меры для защиты целостности нашей страны и безопасности граждан – вплоть до внесения в повестку дня СНБО вопроса о введении военного положения».

В самопровозглашенных республиках утверждают, что обстрелы активизировались со стороны ВСУ. В ответ на слова Турчинова о возможном введении военного положения на официальном сайте ДНР было размещено заявление руководства республики: «Мы в очередной раз обращаемся к международным посредникам, правозащитным организациям, мировой общественности и Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ с призывом повлиять на военно-политическое руководство Украины и восстановить мирную жизнь в Донбассе, прекратить геноцид и кровавые военные преступления. Мы привержены мирному пути урегулирования конфликта. Но преступники из Киева, оставаясь безнаказанными, снова и снова провоцируют нас на жесткий ответ».

Эксперты в Киеве говорят, что военное положение нужно было вводить еще в 2014 году, а сейчас с этим могут возникнуть проблемы. Депутат Дмитрий Тымчук в своем блоге пояснил: «Во-первых, если мы вводим военное положение, то нам нужно конкретизировать, кто противник. У нас насчет этого есть законодательные решения, но тем не менее мы не запустили международный механизм, чтобы признать Россию страной-агрессором. Есть постановление Верховной рады, но на международном уровне оно не имеет большого веса… Кроме того, если мы заявим, что находимся в состоянии войны с Россией, то Россия может заявить, что это Украина объявила войну».

Как и два года назад, в Украине опасаются и внешнеполитических, и экономических рисков, которые возникнут в случае введения военного положения. Депутат Тымчук отметил, что такая мера не понравится и населению, если режим будет объявлен на территории всей страны. Ведь он предусматривает резкое ограничение гражданских прав и свобод. Тымчук не исключил, что в случае необходимости военное положение будет введено только в зоне проведения антитеррористической операции.

Тымчук отметил: «Сейчас украинская власть стоит на распутье. Минские договоренности находятся в глубоком тупике, а диалог с Россией – под большим знаком вопроса. И тут можно либо оставить все как есть, когда ежедневно гибнут наши солдаты, либо принимать радикальные меры. Одной из таких мер может быть введение военного положения. Хотя бы в Донбассе. Это позволит облегчить организацию взаимодействия войск. Также никто не будет церемониться с людьми, мешающими ВСУ выполнять свои задачи. Конечно же, это и политический момент. После долгих попыток уладить конфликт дипломатическим путем Украина перейдет к полноценному режиму войны, чего требует значительная часть общества».

Чего хочет украинское общество, можно судить по обнародованным на этой неделе результатам соцопроса, проведенного совместно Центром Разумкова и фондом «Демократические инициативы» им. И. Кучерива. Примечательно, что опрос проводился в мае, то есть еще до нынешнего обострения ситуации в Донбассе. 70% украинцев выступали за компромиссное разрешение конфликта (полгода назад таковых было 75%), но из этих людей 47% отметили, что Украина не должна соглашаться на мир любой ценой.

Путями мирного выхода из кризиса 41% украинцев назвали сохранение санкций и международное принуждение России к выходу из конфликта; 28% – успешное восстановление и возвращение к нормальной жизни подконтрольной Украине части Донбасса. Относительно политического будущего ДНР и ЛНР мнения украинцев разделились так: 48% граждан считают, что эти территории должны вернуться в состав Украины на тех же условиях, что и до войны, 25% готовы к предоставлению властям этой части Донбасса расширенных полномочий в составе Украины (после выборов, проведенных по украинскому законодательству). Отделить ДНР и ЛНР от Украины, предоставив им независимость, готовы 7% украинцев; передать территории под контроль РФ – 3%. 43% украинцев заявили, что в ближайшем будущем провести выборы в Донбассе невозможно. 

О контроле над границей снова заговорили на встречах контактной группы в Минске. Украинская делегация в июле снова стала настойчиво требовать создать еще одну рабочую подгруппу в «минском формате». Однако и республики, и российская сторона напомнили, что контроль над границей – это последний пункт Минских соглашений. Первый зампредседателя Верховной рады, уполномоченный президента Украины по вопросам мирного урегулирования Ирина Геращенко заявила, что вопрос о контроле над границей прямо связан с ухудшением ситуации в Донбассе. «Шантаж усилился, потому что Украина начала жестко отстаивать позицию по границе. У нас 400 км открытой границы с РФ. Мы должны ее закрыть», – сказала она в интервью украинскому новостному телеканалу.

Руководитель Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко, комментируя ситуацию, отметил, что разрешить конфликт без участия миротворцев, видимо, невозможно: «Чтобы добиться прекращения огня и выхода из этого конфликта через уменьшение влияния России, нужна полицейская миссия или миротворческий контингент. И на линии разграничения, и на украинско-российской границе».

Решение о миротворцах зависит от Запада, который, как отмечают в Киеве, теряет интерес к украинской ситуации после событий во Франции и Турции. Некоторые эксперты предполагают, что заявление Турчинова о возможности введения военного положения призвано было напомнить Западу об украинской проблеме.          

Татьяна Ивженко (Киев)

21.07.2016

Источник: НГ

1 августа на Украине начнется война? Власти «незалежной» готовят почву для ввода в стране военного положения

В начале последнего месяца лета на Украине может быть введено военное положение. Об этом украинским СМИ сообщили источники, близкие к администрации президента Порошенко.

«По состоянию на 1 августа на Украине будет объявлено военное положение. Иначе нельзя. Люди погибают, имеют тысячи обязанностей и никаких прав. Если это продолжать, военного переворота и нового Майдана не избежать. Война — значит война», — рассказал неназванный депутат от блока Петра Порошенко, добавив, что не стоит бояться военного положения, «ведь с ним, наоборот, будет порядок».

«Пока военные погибают, защищая Украину, в мирных городах гуляют, празднуют с салютами … Ночью молодежь скачет на дискотеках. Это не дело. Должно быть по морали и по закону», — заключил нардеп.

Напомним, вторник, 19 июля, пресс-служба Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины сообщила со ссылкой на секретаря ведомства Александра Турчинова, о том, что ведомство готово рассмотреть вопрос о введении военного положения в стране «в связи с обострением ситуации в Донбассе».

«Непрекращающиеся обстрелы с применением мощного оружия, современных средств наведения и коррекции огня приводят к значительным потерям среди наших военных. За последние сутки мы потеряли семь военнослужащих, 14 — ранены», — заявил Турчинов.

Он добавил, что Киев через дипломатические каналы проинформировал западных партнеров о фактах нарушения минских договоренностей. «В случае продолжения этих опасных тенденций, Украина будет принимать все необходимые меры для защиты целостности нашей страны и безопасности граждан, вплоть до внесения в повестку дня СНБО вопрос о введении военного положения», — заключил Турчинов.

Военное положение — особый правовой режим, при котором для трудоспособных граждан вводится трудовая повинность и нормированное обеспечение продуктами и лекарствами. Военнослужащим разрешается временно изымать у граждан любое имущество, в том числе автомобили. В период военного положения запрещается вносить изменения в конституцию, проводить митинги и шествия.

Согласно украинскому законодательству, указ о введении военного положения подписывает президент страны после предложения СНБО, после чего его утверждает Верховная Рада.

Напомним, в пятницу, 15 июля, Горсовет Житомира обратился к Верховной Раде и президенту с просьбой признать войной операцию в Донбассе и не допустить проведения выборов на неподконтрольных Киеву территориях региона.

«Депутаты призывают, в частности, признать войной антитеррористическую операцию на востоке Украины, для чего подготовить и принять парламентом соответствующий закон. В документе отмечается, что, по мнению депутатов Житомирского городского совета, сейчас на Украине ни при каких обстоятельствах нельзя проводить выборы на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей». За решение обратиться к властям страны проголосовали 22 из 42 депутатов горсовета.

«Мы уже два года запрещаем нашим воинам стрелять, а они при этом каждый день гибнут. Вы посмотрите сколько „грузов 200“, „грузов 300“ каждый день», — заявил автор обращения, депутат Александр Рыбак, добавив, что части Донецкой и Луганской областей должны быть признаны оккупированными Россией.

Депутаты также потребовали отказаться от проведения предусмотренных минскими соглашениями выборов на неподконтрольной Киеву части Донбасса до восстановления контроля над границей. Парламентарии также настаивают на прекращении торговли с самопровозглашенными республиками.

Политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин уверен, что Киев ищет повод отказаться от реализации Минских соглашений.

— Понятно, что переход к мирному урегулированию сильно ударит по позициям Турчинова, который вообще рискует отказаться за пределами «большого» политического процесса, который в случае перехода к реализации Минских соглашений, примет совсем другой характер. Возможно, Турчинов таким образом пытается шантажировать Порошенко, чтобы получить какие-то гарантии для себя лично. Но нужно учитывать, что и сам президент хорошо понимает, что выполнение Украиной обязательств, вытекающих из минских договоренностей, может серьезно подорвать его позиции.

Украина не в силах вести масштабные боевые действия, и не собирается этого делать. Кроме того, власть хорошо понимает, что возобновление боевых действий вызовет резкое недовольство США и Германии. Но нагнетание напряженности, насколько можно понять, позволяет оттянуть реализацию Минских соглашений. Пока продолжаются вооруженные столкновения, не может быть и речи ни о проведении выборов, ни даже о принятии закона об амнистии. А именно это и представляет наибольшую опасность для Порошенко.

«СП»: — К чему Киев все эти два года последовательно склонял региональные власти к объявлению России «страной-агрессором»? Как объяснить, что войны нет, а агрессия есть?

— Склоняли, главным образом для того, чтобы получить возможность для давления на своих политических противников. Понятно, что для представителей Оппозиционного блока или левых партий публично признать Россию агрессором — значит утратить значительную часть своих сторонников. А в случае отказ от признания власть могла бы их объявить предателями.

«СП»: — В случае, если военное положение все же будет введено, какие последствия ждут Украину? Может ли оно быть использовано для закручивания гаек абсолютно во всех сферах общественной, экономической и политической жизни?

 — Власть хотела бы несколько «подморозить» политический процесс, прежде всего, получить повод для запрета массовых протестных акций. Кроме того, в случае военного положения не может быть и речи о проведении досрочных парламентских и президентских выборов. А это значит, что всем олигархам пришлось бы договариваться с властью. Некоторые, как известно, сейчас пытаются давить на нее, угрожая досрочными выборами. Подобное поведение стало бы невозможно. Кроме того, резко снизилось бы влияние представителей «донецкого» клана, которые начинают постепенно возвращаться в политику.

Массовые репрессии нынешнюю власть не интересуют. Она не собирается заниматься воплощением грез националистов (они это уже осознали, а потому постепенно переходят в оппозицию к нынешнему режиму, так что военное положение будет направлено и против них). Но окружение Порошенко хотело бы единолично контролировать экономическое пространство страны и нуждается в правовых механизмах, которые позволили бы удалить политических соперников.

— Пока, как мне кажется, это «вброс» с целью проверить общественную реакцию на такую возможность, а не реальная подготовка введения военного положения, — говорит политический обозреватель Виктор Шапинов.

— Несомненно, такой сценарий рассматривается, поскольку той группе, которая сейчас у власти в Киеве очень трудно будет удержаться демократическими способами. Они это прекрасно понимают, и, по-видимому, посылают сигнал своим оппонентам: мы готовы удерживаться у власти военными средствами.

«СП»: — Как военное положение отразится на минском процессе? Означает ли это возобновление боевых действий?

— Боевые действия можно возобновить и без военного положения. А сам правовой статус «военное положение» повлияет скорее на ситуацию в тылу, чем на фронте.

«СП»: — Сами по себе Минские соглашения не являются признанием войны на Украине? Ведь там ни слова нет про «АТО». Да и указа о прекращении «АТО» не было. Как может быть использована эта правовая коллизия?

— В принципе, если введение военного положения будет сопровождаться активизацией боевых действий, то это можно будет использовать как свидетельство, что Украина вышла из Минского процесса, изменив правовой статус конфликта.

«СП»: — Как военное положение отразится на внутренней жизни Украины? Кто получит главный профит от него?

— Порошенко, если сможет удерживать власть в условиях военного режима. Однако введение военного положения резко усилит политическое значение силовиков, которые могут решиться на передел власти в Киеве, в том числе и «турецкими» методами.

«СП»: — Как такое решение воспримут на Западе? Одобрят ли?

— Запад до следующего года, пока не будет сформирована новая администрация в США, не будет одобрять каких-либо резких движений.

— Ввести военное положение и хочется, и колется, — считает политолог Александр Дудчак.

— С одной стороны, введение военного положения осложнит отношения с кредиторами, с другой — развяжет и без того развязанные руки. Но с кредитами и без того проблемы — уже одалживать не у кого, а развернуть репрессии в стиле Эрдогана в Киеве давно мечтали, но все повода не было и решительности не хватало. Наверное, события в Турции возбудили чувство зависти у украинского руководства, и им захотелось устроить такую же зачистку всех нелояльных у себя в стране.

Украина выпрашивает очередной транш у МВФ почти год, и, похоже, что надежда у Киева тает. Поэтому, могут решить, что они и так ничего не теряют. Зато Киев может посчитать себя избавленным от выполнения Минских соглашений, которые нынешние киевские власти не в состоянии выполнить.

«СП»: — На прошлой неделе горсовет Житомира обратился к Порошенко с требованием признать боевые действия в Донбассе войной. Это инициатива отдельных депутатов, или власть таким образом «готовит почву»?

— Нужно изобразить «мнение на местах», на которое потом будут ссылаться в Киеве. Для этого различные региональные власти и «инициативные группы» будут подавать подобные обращения к президенту. Так подготавливают общественное мнение и готовят базу для возможного введения ВП.

«СП»: — Украинский обыватель не чувствует диссонанс? Вокруг него «из каждого утюга» говорят о войне с Россией, но инициативы о признании «АТО» войной последовательно отклоняются, а руководство страны спокойно встречается с представителями «страны-агрессора», работают посольства…

— Введение военного положения может быть не только в случае внешней агрессии или явной угрозы внешней агрессии, но и из-за определенных внутренних обстоятельств. В любом случае, властям будет нужно объяснить населению — кто же враг. Если это Россия, то тогда традиционными разговорами по местному ТВ ограничиться будет невозможно, будут неизбежны последствия и на международном уровне. Тогда кроме голословных обвинений нужны будут доказательства агрессии России.

И вопросы возникнут сами собой — а что было два года до того? Почему ввели военное положение только сейчас? Да и на Западе такое заявление не будет поддержано единогласно, несмотря на всю информационную антироссийскую кампанию, так активно раздуваемую сейчас по всем направлениям — от спорта до военных учений НАТО.

Что такое современная российская армия, весь мир смог увидеть на примере ее участия в сирийском конфликте. Заборы и рвы, которые копают на украинской границе, а точнее, в которые киевские власти закапывают миллионы долларов, вряд ли помогли бы в реальной войне.

Если же введение военного положения будет обусловлено внутренними факторами, так и в этом случае Киев будет вынужден конкретизировать — кто же враг? Бывшие свои же граждане или они все еще не «бывшие»? Впрочем, в Киев все время делали акцент именно на внешней агрессии.

Да, украинский обыватель чувствует диссонанс, но, зачастую, не задумывается над деталями. Для большинства это остается лишь картинкой по ТВ. Ввести военное положение могут лишь на территориях, близких к линии разграничения, в таком случае для жителей остальной Украины это мало что изменит в повседневной жизни.

«СП»: — 13 июля Турчинов заявил, что руководство самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР) готовит наступление в направлении Мариуполя. На днях бывший министр обороны и секретарь СНБО Евгений Марчук отметил, что у Вооруженных сил ДНР и ЛНР танков больше, чем у армий Великобритании и Германии вместе взятых. Для чего раскручивается эта истерия? Киев действительно готовится к войне?

— Вероятно, Марчук подхватил какой-то информационный вирус от Яценюка — тому тоже мерещились Кантемировская, Псковская и прочие дивизии, которые широким фронтом наступали в востока.

«СП»: — Сегодня украинские СМИ со ссылкой на некоего депутата от БПП сообщили о том, что военное положение может быть введено 1 авнуста. Насколько это реально?

— Проговорился депутат о том, что действительно их всех пугает — народный бунт, который они по привычке называют «Майданом». Просто таков их категориальный аппарат. Военное положение даст возможность узаконить тот произвол, который практически уже и не сдерживается сейчас на Украине. Можно будет судить любого, кто проявит недостаточную лояльность режиму, конфисковать имущество и заниматься переделом собственности на основании «законов военного времени».

Введение военного положения будет означать резкое усиление репрессий на той территории, где оно будет действовать, если все же на это решаться киевские власти.

20.07.2016

Источник: svpressa.ru


get('twitter')) == 1) { ?>