В Киеве совершенно открыто идёт подготовка к свержению президента Петра Порошенко. Политическая кампания, полгода вяло топтавшаяся вокруг темы досрочных выборов в Верховную раду, активизировалась и вылилась в совместные манифестации нацистов "Азова" и недовольных резким падением жизненного уровня профсоюзов.

Спусковым крючком информационной кампании стал провокационный взрыв машины Алёны Притулы, в которой погиб Павел Шеремет. СМИ уже сообщили, что полиция вела за ним "незаконное наружное наблюдение". Полный римейк "дела Гонгадзе" — совпадение до мельчайших деталей (от Притулы до полицейской слежки).

Спусковым крючком уличных беспорядков может стать подготавливаемое нацистами нападение на Крестный ход за мир, организованный Украинской православной церковью Московского патриархата (УПЦ МП). Два плеча Крестного хода идут к Киеву с разных сторон — от Святогорской Лавры на востоке страны и Почаевской — на западе, и через неделю они должны встретиться в украинской столице.

Оппоненты киевской власти считают, что Крестный ход может собрать на улицах Киева до полутора миллионов их сторонников. Даже если эти оценки — преувеличение, всё равно десятки, а то и сотни тысяч православных антифашистов, агитирующих против войны, — та легальная политическая альтернатива режиму, появления которой он старался избежать, запрещая совершенно ручную Компартию Украины, затыкая рот оппонирующим СМИ и развёртывая репрессии против активистов-антифашистов.

Порошенко ещё может попытаться разыграть православную карту в свою пользу, поддержав мирные инициативы, прикрывшись Крестным ходом от радикалов и попытавшись противопоставить радикалов всему обществу. Но сами радикалы никак не могут допустить появления в легальном политическом пространстве организованной альтернативы себе.

Попытка обезопасить Крестный ход при помощи силовых структур приведёт к расколу самих силовиков, многие из которых и раньше поддерживали нацистов, а уж после двухлетних чисток там таких большинство. Кроме того, столкновения нацистов и силовиков (да ещё с вероятным применением оружия) расшатывают силовую опору режима. Независимо от того, кто победит в таком противостоянии, проиграет режим, опирающийся и на одних, и на других.

Наконец, в информационном плане попытка Порошенко защитить "московских попов" от "патриотов" будет использована как однозначное свидетельство его "измены". После чего антиправославный гнев нацистской улицы легко канализируется в направлении президента.

Почему Порошенко не свергли до сих пор

Внутренние основания для свержения Порошенко сложились не сегодня. В первый же день своего президентства он стал врагом для большей части украинских политиков и олигархов, так как получил уникальный механизм перераспределения национального (и частного) достояния в свою пользу.

Порошенко не был свергнут в первый же год своего президентства исключительно по причине неадекватности украинского политикума. Киевские деятели искренне верили, что США и ЕС прямо сейчас бросятся им помогать материально, и старались не гневить высоких покровителей. Следствием этой наивной веры являлось смирение перед требованиями американцев и европейцев "не трогать Порошенко", как единственного гаранта стабильности.

В этом отношении Запад был прав: если Янукович был последним легитимным президентом Украины, то Порошенко — её последний нелегитимный президент. Я знаю, что многие не согласятся с определением нелегитимный, указав на факт международного признания Порошенко. Однако это ровным счётом ничего не значит. Международно признанными являлись и большевики, и Франко, и Пиночет, и масса других режимов, приходивших к власти в Азии, Африке и Латинской Америке в 60 — 80-е годы прошлого века в результате проамериканского или просоветского переворота. Это не отменяло того, что власть захватывалась с нарушением внутренних конституционных процедур, и с точки зрения национальной конституционности такие режимы были нелегитимны.

Порошенко легитимироваться не удалось. Всего через два года после "избрания" президентом его рейтинг колеблется между отметками в 2-5%. Тем не менее, как для Запада, разочаровавшегося в способности Украины самостоятельно обеспечить свою государственность, так и для России, где начали понимать, что на Украине не прикидываются — они действительно так живут, Порошенко является меньшим злом.

Следующего президента всей Украины просто не удастся избрать, не говоря уже о том, что международная легитимация очередного "народного героя", устранившего "кровавого тирана", также будет затруднена.

Свержение Порошенко будет означать переход распада Украины из латентной фазы, когда регионы пытаются игнорировать Киев, в фазу активную.

Парад региональных суверенитетов

Местным властям столица давно уже ничего не может дать, а вот забрать пытается остатки. У местных властей есть собственные вооруженные отряды, сформированные из нацистских боевиков и сведённые в батальоны территориальной обороны.

Развал национальной экономики приводит к натурализации хозяйства. В этих условиях замкнутые компактные образования в масштабах области-района гораздо устойчивее, чем вся Украина.

Порошенко пока ещё является символом международного признания (от которого даже на региональном уровне не рискуют отказаться), а также последней скрепой, обеспечивающей относительное единство армии и прочих силовых структур.

Но если его не будет, то процессы распада резко ускорятся, хотя бы потому, что региональным властям моментально придётся решать кучу проблем без оглядки на Киев.

Это понимают в России и на Западе, но ни Москва, ни Брюссель, ни Вашингтон уже не обладают достаточными рычагами влияния на ситуацию на Украине.

От веры в абсолютное могущество Запада украинские политики начинают скатываться в другую крайность — веру в то, что выигравший внутреннюю борьбу на Украине автоматически станет фаворитом Запада.

Механизм переворота запущен

Таким образом, Петра Порошенко ненавидит народ (за падение жизненного уровня), ненавидят нацисты (за то, что олигарх и сын еврея), ненавидят коллеги по олигархической массовке (за то, что единственный контролирует остатки материального ресурса).

Тем не менее, ранее я считал, что мятеж против Порошенко, раз уж он не случился в 2014-м — начале 2015 года, будет назначен на первую половину октября. В это время в США избирательная кампания войдёт в заключительную фазу и бюрократическая машина США окажется фактически парализованной до февраля 2017 года.

Мятежники имели бы около четырёх месяцев, чтобы без проблем и без участия непрошеных внешних "посредников" разделить между собой должности и синекуры.

Но развитие событий в Киеве свидетельствует о том, что механизм переворота запущен, и только редкая удача или глупость оппонентов могут помочь Порошенко уцелеть.

Помимо уже приведённых фактов, укажу на панические настроения в киевском политикуме и экспертной тусовке. Ещё недавно важные и довольные, обещавшие дождаться развала России и раздела её территории украинские политики и эксперты в последние недели в один голос кричат об опасности дестабилизации. А многие откровенно говорят о готовящемся перевороте. Даже обычно уверенный в мудрости и проницательности Порошенко политолог Вадим Карасёв внезапно закатил истерику с требованием к президенту срочно брать пример с Эрдогана и писать покаянное письмо Путину, мотивируя необходимость капитуляции тем, что только Россия может спасти Порошенко от переворота.

Сомневаюсь, что даже при желании Россия смогла бы это сделать, но сам факт истерики и ставки на Путина как на последнюю надежду "украинской демократии" характерен.

Это говорит нам о том, что в окружении Порошенко понимают, что России его свержение в данный момент невыгодно и Кремль поддерживать путчистов не будет.

Но мы только что говорили, что и Западу это не выгодно.

На кого же путчисты делают ставку? Не могут же они рассчитывать выжить в полной изоляции? Украина — не Северная Корея.

Кто может поддержать мятежников

В американской политике сейчас идёт активная борьба между голубями-изоляционистами, представленными уходящим демократом Обамой и сражающимся за президентство республиканцем Трампом, и ястребами-интервенционистами, делающими ставку на Клинтон.

Изоляционисты заинтересованы в том, чтобы до выборов в США Украина сохранила стабильность. Интервенционисты не прочь использовать взрыв на Украине в качестве средства пропаганды (критика недостаточной жёсткости Обамы и "соглашательства" Трампа).

Кроме того, они рассчитывают на фоне обострения украинского кризиса настолько глубоко втянуть США в противостояние с Россией, чтобы любая администрация уже не смогла поменять внешнеполитический курс.

Фактически интервенционисты не против начать официальную "маленькую войну" с участием союзников США и России, которая заставила бы любую администрацию жёстко выступать в поддержку союзников, вплоть до риска втянуться в полномасштабную войну с Россией. Ястребы верят, что в последний момент Москва отступит перед ядерным шантажом.

Изоляционисты контролируют официальные институты принятия решений. Поэтому официально США пытаются наладить с Россией конструктивный диалог (визит Керри в Москву).

Интервенционисты действуют через своих многочисленных сторонников в Госдепе и Пентагоне, которые, не имея на то официальных полномочий, тем не менее обещают от имени США поддержку любым мятежникам, способным доставить России неприятности.

Попытки переворота в Турции, а также дестабилизации Армении и Казахстана пока не дали нужного эффекта. Украина — последний козырь интервенционистов.

Главное же — там сложились объективные условия для мятежа. Его не надо организовывать, мятежникам не надо помогать, не надо принимать на себя никакой ответственности. Надо только кивнуть вовремя, и всё пойдет само собой.

Свержение Порошенко означает не просто активизацию распада Украины, но и начало кровавой бани на всей территории страны. Разве что ДНР/ЛНР, наверное, легче станет, поскольку на них у постпорошенковских махновцев просто не останется сил.

Интервенционисты рассчитывают, что развёртывание на Украине ливийского или сирийского сценария не позволит Кремлю держать паузу дальше. Россия должна будет втянуться в конфликт, свернув своё пространство решений в точку, а США получат простор для манёвра.

Таким образом, готовящийся на Украине мятеж, с последующим расширением пространства гражданской войны и перетеканием остатков государственности в махновщину, несёт опасность крупного регионального конфликта с тенденцией перерастания в глобальный.

Возможности Порошенко по локализации мятежа крайне ограниченны. Остаётся надеяться, что ему повезёт. От этого худший сценарий не исчезнет — только отложится.

Но время — один из важнейших стратегических факторов. В первой половине 2017 года многое в этом мире изменится. Должны начать материализовываться результаты российских стратегических успехов 2016 года. Баланс глобальных сил должен отчётливо начать смещаться в нашу пользу. Конфликт сейчас нам нужен меньше всего. Мы уже почти на том берегу, и будет обидно попасть в водоворот неконтролируемых событий в последний момент.

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА "Россия сегодня"

23.07.2016

Источник: РИА Новости

Всеукраинский крестный ход: чего боится Киев?

Один из наибольших страхов киевского режима — самоорганизация народных масс, антагонистически настроенных к действующей власти. Потому Всеукраинский крестный ход за мир, организованный канонической Украинской Православной Церковью Московского патриархата (УПЦ МП), вызвал столь нервную реакцию представителей майданной власти, принявшихся привычно выискивать «руку Москвы».

Напомним, что крестный ход стартовал в начале июля со Свято-Успенской Святогорской лавры (Донецкая область) и Почаевской лавры (Тернопольская область). Шествие завершится в Киеве 27−28 июля — в День крещения Руси.

Характерным является заявление ультранационалиста Андрея Парубия, спикера Верховной Рады: «По нашей информации Кремль уже подготовил сценарий провокаций на 27 июля. В Киев, кроме действительно мирных верующих, стягиваются провокаторы с запрещенной символикой и символикой страны-агрессора. Мы это уже увидели в отдельных городах нашей страны».

Кроме того, Парубий добавил, что определенные служители УПЦ МП «чувствуют себя скорее солдатами и диверсионными группами, действующими против Украины, чем религиозными деятелями», а также усмотрел в крестном ходе попытки разжечь религиозную вражду: «Я считаю крайне опасным, когда собственно на религиозной почве пытаются разжечь вражду внутри украинского общества. К сожалению, я должен признать, что очень часто некоторые священники Московского патриархата не только словом, а даже с оружием в руках убивали украинских солдат на передовой».

В подобном ключе высказался представитель Главного управления разведки Минобороны Украины Вадим Скибицкий: «Провокационные меры против представителей православной церкви УПЦ МП будут организованы и проведены российскими спецслужбами с привлечением криминальных группировок. С их помощью предполагается организовать стычки и беспорядки вблизи культовых сооружений, а также мест массового скопления людей».

С тезисом об организации провокационных мер невозможно не согласиться. Другое дело, что авторство провокаций принадлежит не служителям и прихожанам УПЦ МП, а «патриотически настроенной общественности» и потакающей ей власти. Попытки блокады трасс, по которым следует крестный ход, угрозы физической расправы над верующими — все это можно было наблюдать последние несколько недель. К созданию препятствий подключилась и местная власть — в частности, на внеочередной сессии горсовета Борисполя (Киевская область), специально созванной для рассмотрения вопроса крестного хода, было принято решение запретить православное шествие через город.

Если говорить о провокациях непосредственно в Киеве в День крещения Руси, то их вероятность представляется высокой. EADaily уже сообщало о том, что одна из задач киевской власти — разгром канонического православия и переход приходов УПЦ МП к так называемому Киевскому патриархату. Лучшего повода и придумать нельзя — массовые беспорядки, ответственность за которые киевская власть возложит на «московских попов» и «российские спецслужбы», станет поводом для принятия находящегося в парламентских комитетах законопроекта о запрете религиозных организаций, чьи руководящие органы находятся в «государстве-агрессоре».

Надо сказать, что стычки на религиозной почве не в новинку для Украины — примечательно, что ровно 21 год назад, в июле 1995 года, состоялись массовые беспорядки у стен Софии Киевской во время похорон предстоятеля УПЦ КП Владимира (Владимира Романюка), вошедшие в украинскую историографию как «черный вторник».

С другой стороны, украинская власть далеко не монолитна, в ней есть несколько центров влияния. Из этого следует, что в обеспечении безопасности верующих, а их в Киеве соберется десятки тысяч, больше всего заинтересован президент Петр Порошенко, чье положение на властном Олимпе не такое уж и прочное, как может показаться на первый взгляд. Подтверждением тому — выступления «добровольческих» батальонов, заставивших парламент проголосовать закон об амнистии для участников т.н. «АТО», и показное убийство в центре украинской столицы журналиста Павла Шеремета.

В Киеве все громче говорят о возможном военном перевороте против Порошенко, потому малейшее кровопролитие будет на руку политическим оппонентам Петра Алексеевича. Как показал опыт обеспечения безопасности участников так называемого «Марша равенства», состоявшегося в Киеве 12 июня, Порошенко располагает полицейскими силами и средствами (куда не инфильтрированы представители ультраправых организаций) для предотвращения провокаций.

Мирное окончание крестного хода станет большой победой здравых сил Украины, настроенных на прекращение вражды и скорейшее достижение компромисса в стране. Помимо возможности начала духовного диалога, есть еще несколько аспектов, которые необходимо отметить.

Во-первых, участники крестного хода являются организованной социальной опорой оппонентов нынешней власти. Уже осенью, с началом нового политического сезона, начнется этап активизации всех оппозиционных к Киеву сил, о чем заявил депутат «Оппозиционного блока» Вадим Новинский, один из наиболее известных меценатов УПЦ МП, содействовавший организации крестного хода.

Во-вторых, успешное окончание крестного хода укрепит положение канонического православия на Украине, чья ликвидация представляется желанной целью ультрарадикальных киевских сил, так называемой «партии войны» (Парубий, Турчинов, Яценюк), ориентированной на разрыв духовно-культурных связей с Россией.

Резюмируя, отметим, что украинская власть и общество подходят к очередной точке бифуркации, Дню крещения Киевской Руси, после прохождения которой появятся новые окна возможностей выхода из системного кризиса, либо наоборот — пучина невзгод потянет страну еще глубже.

Денис Гаевский, Киев

25.07.2016

Источник: eadaily.com


get('twitter')) == 1) { ?>