О кризисе европейского мультикультурализма уже давно говорили, причем не ретрограды, ватники, враги свободы и нового прекрасного мира — от их мнения всегда можно отмахнуться, — а президент Франции Саркози и канцлер Германии Меркель. Чтобы видеть, что все идет куда-то не туда, достаточно обладать толикой здравомыслия, которое порой даже и Меркель посещало.

Кризис этот есть подтверждение старой истины: "Справедливость без милости есть жестокость, а милость без справедливости — малодушие". Творцы прекрасного нового мира хорошо усвоили первую часть фразы, прилагая все силы, чтобы как-нибудь не обидеть дикого пришельца, а то и просто откровенного безобразника, а вторую просто забыли, как если бы грех малодушия вовсе не существовал.

Предполагалось, что если окружить пришельца любовью, заботой и нетребовательностью, он непременно оценит такое к себе отношение и сделается лояльным и полезным подданным своей новой родины. Если же пока не сделался и даже совсем наоборот — значит, любовь была недостаточной, надо любить еще сильнее.

Концепция построена на предположении, что есть только две стороны: благодетельное государство и добрый дикарь. Между тем присутствует еще и третья сторона, почему-то незамеченная, — добропорядочный житель страны, который своим благополучием, а порой и самой жизнью, оплачивает мультикультуральные упражнения родного государства.

Когда удивляются тому, откуда взялись такие ужасные явления, как "Национальный фронт" во Франции и AfD ("Альтернатива для Германии"), следовало бы удивляться другому — тому, что при таких предпосылках эти партии еще довольно-таки корректные и вегетарианские. Могло быть сильно хуже.

Ну а когда плотина окончательно рухнула и пришельцы хлынули потоком, странно было бы поражаться все учащающимся эксцессам мультикультурализма вроде последних лондонских и манчестерского. Когда нарушены все правила техники безопасности, странно было бы ожидать другого.

Кроме предпосылок, общих как для Британских островов, так и для континетальной Европы ("Отчего не воровать (а также и убивать), коли некому унять"), есть еще и чисто британская специфика. Давняя традиция "С Темзы выдачи нет" означала, что на островах находили себе приют самые разные изгнанники из самых разных стран, которые вели довольно активную политическую деятельность. Единственное условие, которое негласно ставилось им, — эта деятельность должна быть направлена исключительно вовне.

"В отношении заграницы вы вольны делать что хотите, мы готовы закрыть на все глаза, но здесь, на островах, вы должны соблюдать приличия". Как говорил председатель КГБ В. Е. Семичастный: "Даже свинья не гадит там, где кушает".

То, что Лондон еще в начале века приобрел славу исламистского инкубатора, то что мечеть Финсбери-парк с одноруким имамом Абу Хамзой пользовалась всемирной известностью, вряд ли объяснялось прекраснодушным попустительством. На континенте власти тоже прекраснодушны (чтобы не сказать: недальновидны), но все-таки такой красоты, как на островах, в прочей Европе не наблюдалось. Более вероятно, что одноруких и многоруких имамов прикармливали, желая сохранить такой способ влияния и воздействия на разные страны. Похоже, кстати, что и Лондонград с пышным цветником активных беглецов из России (на континенте ничего и близко рядом стоящего нет) находится на той же линии.

Все было очень хорошо, традиционно и премудроковарно, покуда вскормленные правительством Ее Величества существа не задумались: "А почему, собственно, мы должны безусловно чтить завет В. Е. Семичастного? Кто он такой?". И рассудили, что, может, кагэбэшная свинья и не гадит там, где кушает, а мы будем гадить, Семичастный нам не указ. После чего хитроумные благодетели убедились и по сей день убеждаются в том, что не им одним чужие шкуры дубить.

В политическом свиноводстве такое бывает сплошь да рядом — взять хоть историю с бен Ладеном, которого вскормили американцы, а он их отблагодарил. И сейчас не помог даже многовековой опыт английской олигархии.

Рядовым англичанам можно только посочувствовать. "Сходят с ума-то цари, а спины трещат у ахейцев". Более того, можно посочувствовать и британскому премьеру Терезе Мэй, которая сейчас принимает похмелье в чужом пиру: пировали-то все больше ее предшественники, а похмелье достается ей.

С другой стороны, очень трудно было ожидать другого. Опыты по приручению опасных хищников никогда еще ничем хорошим не кончались.

Максим Соколов, для РИА Новости

05.06.2017

Источник: РИА Новости


get('twitter')) == 1) { ?>