eskПабло Эмилио Эскобар Гавириа (Pablo Emilio Escobar Gaviria) самый известный и кровавый колумбийский наркобарон, террорист. Один из самых дерзких и жестоких преступников ХХ века. Убивая судей, прокуроров, журналистов, уничтожая гражданские самолёты, полицейские участки и лично казня своих жертв, он пользовался популярностью среди молодёжи и бедных слоёв населения.

1 декабря 1949 года в небольшой колумбийской крестьянской общине Рио Негро, в 40 километрах от города Медельин, у супружеской четы Абеля де Хесуса и Хермильды Эс-кобар родился сын Пабло. Он был третьим ребенком из семи детей. Спустя четверть века Пабло Эскобар станет самым жестоким наркобароном Латинской Америки, державшим в страхе всю Колумбию.

Его отец был сравнительно бедным крестьянином. Мать была из небогатой семьи, однако, несмотря на это, смогла получить образование и в дальнейшем преподавала в сельских школах. Она была основным кормильцем и фактически главой семьи. Изо всех сил она старалась дать своим детям образование и воспитывала в них чувство сострадания к беднякам. Пабло любил мать больше, чем отца, и сохранил эту любовь на всю жизнь.

Позже Пабло Эскобар утверждал, что его детство прошло в нищете, но это не совсем так. Он не был избалован роскошью, однако всегда был сыт и не нуждался. Единственное неудобство, которое приходилось испытывать Пабло, состояло в постоянных переездах из одной деревни в другую, где его мать находила работу учительницы.

Как и большинство своих сверстников, Пабло любил слушать героические истории о легендарных колумбийских «бандитос». О том, как они грабил и богатых, и помогали нуждающимся. Уже ребенком он решил, что, когда вырастет, станет таким же «бандитос». Тогда трудно было вообразить, что мальчишеские романтические мечты со временем обретут реальность и создадут проблему международного масштаба.

В школе Пабло учился среди детей из бедных семей. Ему приходилось видеть, как его сверстники падают в голодные обмороки во время уроков. Пользуясь кредитом, который местные торговцы предоставляли его матери, он постоянно подкармливал своих нуждающихся товарищей. Это свойство, искреннее и показное одновременно, характеризовало все этапы его последующей биографии, вплоть до того времени, когда Эскобар стал одним из самых богатых людей планеты. И сегодня среди колумбийской бедноты о его щедрости и жестокости ходят легенды.

В 1961 году, когда Пабло исполнилось 12 лет, его мать организовала начальную школу в Энвигадо, к югу от Медельина, куда и переехала семья. Среди учеников школы преобладали крайне левые политические взгляды, существенно повлиявшие на формирование личности Пабло. Он и его новые школьные товарищи открыто поддерживали недавно завершившуюся кубинскую революцию. Пабло Эскобар восхищался кубинским лидером Фиделем Кастро, который смог, встав во главе нации, бросить вызов марионеточным властям и Соединенным Штатам, превратившим Кубу в царство мафии, игорного бизнеса и проституции.

Тогда же впервые проявилась бунтарская натура Пабло. Однажды он похитил школьные экзаменационные листы и раздал их ученикам. Обычные меры педагогического воздействия не оказывали на него никакого влияния, и казалось, лишь еще больше раззадоривали его дерзкую и азартную натуру. Он пристрастился к марихуане и все чаше прогуливал школу. В 1966 году, когда Пабло исполнилось 16 лет, его исключили из школы.

Теперь Пабло полностью был предоставлен самому себе. Он не испытывал интереса к систематическому труду и получению профессии. Но при этом он не был лентяем и бездеятельным фантазером. Это был молодой человек твердой воли и холодного делового расчета. Он поставил себе цель добиться богатства и преуспевания в жизни. Очевидно, кратчайший путь был связан с нарушением закона.

Все свое время Пабло стал проводить в окраинных кварталах Медельина, имеющих дурную славу средоточия и рассадника преступности. Первый опыт был связан с похищением надгробий с местного кладбища. Пабло и его дружки стирали с них надписи и перепродавали. Преступный бизнес не приносил большого дохода, но дал нечто большее — Пабло собрал свою первую банду и, главное, открыл в себе талант организатора и лидера преступного сообщества.

Затем от похищения надгробий Пабло перешел к угону и перепродаже — целиком или на запчасти — дорогих автомобилей. Дело оказалось прибыльным, случаи похищений приняли массовый характер, а сам Пабло получил репутацию удачливого налетчика. Тут же ему пришла в голову еще одна «гениальная» мысль — почему бы не предлагать потенциальным жертвам угона свою «защиту»? Те, кто отказывался платить его банде, рано или поздно лишались своих машин. Так молодой Эскобар освоил искусство рэкета и вскоре стал здесь непревзойденным специалистом.

В 21 год у него уже было довольно много приверженцев. Вместе с тем преступления Эскобара становились ещё более изощрёнными и жестокими. От обычных угонов автомобилей и рэкета он приступил к похищению людей.

В 1971 году его люди похитили богатого колумбийского землевладельца и промышленника Диего Эчеварио. Желая получить за Эчеварио максимально большой выкуп и не сумев добиться своего, преступники долго пытали свою жертву, а затем задушили и выбросили труп на городскую свалку.

Это убийство так и не было раскрыто. Убитый Диего Эчеварио вызывал откровенную ненависть среди местного бедного крестьянства, и Пабло Эскобар открыто заявил о своей причастности к похищению и убийству. Бедняки Медельина праздновали смерть Диего Эчеварио и, в знак признательности Эскобару, стали уважительно называть его “Эль-Доктор”. Пабло Эскобар начал “подкармливать” местных бедняков, строя им новые дешёвые дома. Он понимал, что рано или поздно они станут чем-то вроде защитного буфера между ним и властями и его популярность в Медельине росла изо дня в день.

В 1972 году Пабло Эскобар уже был самым известным преступным авторитетом Медельина. Его преступная группировка занималась угонами автомобилей, контрабандой и похищениями людей. Вскоре его банда вышла за пределы Медельина.

Тем временем в США новое поколение американцев 70-х годов уже не довольствовалось лишь одной марихуаной, ему требовался более сильный наркотик, и скоро на американских улицах появился кокаин. На этом Пабло Эскобар и стал строить свой преступный бизнес.

Поначалу группировка Пабло Эскобара занималась посреднической деятельностью. Они покупали кокаин у производителей и перепродавали его контрабандистам, занимавшимся его дальнейшим сбытом в США.

Но вскоре вся сеть была поставлена под контроль. Принципиальное значение имела предельная жесткость Эскобара в отношениях с конкурентами и другими группами, не желавшими подчиниться его экспансии. Он не вступал в переговоры и не заключал соглашений, сферы влияния захватывались силой, противодействие подавлялось. Он приобрел известность беспощадного диктатора наркорынка и сам же поддерживал свою репутацию. Любой, кто становился на его пути или мог хоть как-то ему противодействовать, бесследно исчезал. Все это позволило Эскобару взять под контроль всю кокаиновую индустрию Колумбии. На смену доморощенному, слабо организованному и сравнительно маломощному производству наркотиков пришел мощный наркобизнес, объединявший выращивание и производство наркотического сырья, его переработку, создание готового товара и доставку его потребителю. Криминальный гений Пабло Эскобара позволил создать непрерывную сеть, связавшую между собой джунгли Колумбии и улицы американских городов. В этой сети участвовали тысячи крестьян-производителей и миллионы горожан — потребителей товара, ее линии доставки протянулись через сухопутные, морские и воздушные границы, ее работу поддерживали масса курьеров, уличных дилеров и оптовых продавцов, ее безопасность обеспечивала вооруженная мафия. Распространение наркотиков приняло характер эпидемии, в первую очередь за счет массового вовлечения молодежи. Наркомания стала социальной проблемой, распространившейся на все слои современного общества.

Вскоре Эскобар заправлял почти всей кокаиновой индустрией Колумбии.

В марте 1976 года Пабло Эскобар женился на своей 15-летней подружке Марии Виктории Энео Виехо, которая до этого была в его окружении. Через месяц у них родился сын Хуан Пабло, а через три с половиной года – дочь Мануэлла.

Пабло неизменно проявлял трогательную заботу о своей семье и родственниках. Он с большим уважением относился к матери, искренне любил своих братьев и сестер, его жена и дети были окружены вниманием и заботой. Вместе с тем его никак нельзя было назвать примерным семьянином. Пабло открыто изменял жене, не скрывая от нее многочисленных любовниц, которые повсюду сопровождали его.

Наркобизнес Пабло Эскобара быстро разрастался по всей Южной Америке.. Один из приближённых Эскобара, некто Карлос Лейдер, ответственный за переправку кокаина, организовал на Багамах настоящий перевалочный пункт наркотрафика. Обслуживание было поставлено на высшем уровне. Там был возведён крупный причал, ряд бензозаправок и современная гостиница со всеми удобствами. Ни один наркоделец не мог без разрешения Эскобара вывозить кокаин за пределы Колумбии. Он снимал так называемый 35-процентный налог с каждой партии наркотиков и обеспечивал её доставку. Преступная карьера Эскобара складывалась более чем удачно, он буквально купался в долларах. В джунглях Колумбии он открывал нелегальные химические лаборатории по выработке кокаина.

Летом 1977 года он и еще три крупных наркоторговца, объединившись, создали наиболее известный в мире преступный синдикат. Он получил название Медельинекого кокаинового картеля. О подобном финансовом могуществе не могла мечтать ни одна наркомафия. Инфраструктура картеля не знала себе равных. Доставка наркотиков на рынок, в первую очередь в США, обеспечивалась самолетами и морскими судами. Далее вступала в действие сеть распространителей, отлаженная с точностью часового механизма. Система работала бесперебойно, наращивая обороты. Пабло Эскобар стал самым непререкаемым авторитетом кокаинового мира и абсолютным лидером. Медельинекого картеля. Он покупал полицейских, судей, политиков. Если подкуп не действовал, то в ход пускался шантаж, но в основном картель действовал по принципу: “Плати или умри”. Но, как правило, это не требовалось. Девиз бизнеса Пабло Эскобара был известен и соблюдался неукоснительно.

К 1979 году Медельинский картель уже владел более чем 80% кокаиновой индустрии США.

30-летний Пабло Эскобар стал одним из самых богатых людей мира, личное состояние которого исчислялось миллиардами долларов.

Немного позже в конце 80-х годов по оценкам журнала Форбс он входил в семерку самых богатых людей планеты (например, на обычные резинки для упаковки наличных денег он ежемесячно тратил 2500$), оценив его состояние в 4,7 миллиардов долларов.

У Эскобара было 34 поместья, 500 тысяч гектаров земли, 40 раритетных автомобилей.

Одно из его самых роскошных поместий обошлось, по самым скромным подсчетам, в 63 миллиона долларов. Оно называлось Гасьенда Лос Наполес и располагалось в 130 километрах восточнее Медельина. На площади 30 квадратных километров, которое занимало поместье, было вырыто 20 искусственных озер, построено шесть бассейнов и небольшой аэропорт. Порой казалось, что кокаиновый наркобарон просто не знает, что делать с деньгами. В поместье был собственный зоопарк (по типу сафари), и Пабло постоянно расширял число его обитателей. При этом он был щедр. Любой желающий мог въехать в открытую для посещений часть поместья и провести на его территории уик-энд.

Иная атмосфера царила в скрытой от глаз части поместья. Эскобар использовал ее для развлечений. Одним из них была охота за юными школьницами. Их высматривали на пути с уроков и настойчиво приглашали посетить поместье. Отказываться было смертельно опасно, жалобы родителям или заявление в полицию могли иметь самые печальные последствия. Со временем вечеринки, а попросту оргии, в поместье Эскобара приобрели известность, их хозяин считался наиболее гостеприимным во всей стране, и получить от него приглашение считалось большой честью. Так вчерашний бедняк Пабло Эскобар стал законодателем нравов местного истэблишмента. Он ни в чем не отказывал своим гостям — красивые женщины, любые напитки и угощение, наркотики были в избытке. Жена Пабло знала об этой стороне жизни мужа, но предпочитала закрывать на нее глаза, ее устраивало положение самой богатой женщины Латинской Америки. Следует упомянуть, что, несмотря на источник своего несметного состояния, сам Эскобар практически не употреблял кокаин и не имел к нему пристрастия. Он с презрением относился к наркоманам, считая их недочеловеками.

Весьма интересна еще одна сторона его биографии. Эскобар щедро жертвовал десятки миллионов долларов на помощь бедным и стал автором ряда социальных и благотворительных программ. Он развернул в Медельине масштабное строительство, прокладывал дороги, строил стадионы и спортплощадки, возводил бесплатные дома для бедных, которые в народе называли «Баррио Пабло Эскобар». Он постоянно заявлял, что ему больно видеть, как страдают бедняки. Он считал, что каждый должен иметь возможность посещать школу и церковь. И он строил их. Он объявил, что никто не должен оставаться голодным, что каждый имеет право на жизнь без лишений и нужды. Эскобар видел себя колумбийским Робин Гудом. Он хотел стать героем не только в глазах земляков, но всех колумбийцев.

В преступном мире он достиг вершины власти. Теперь он искал способ сделать свой бизнес легальным. Для этого ему была нужна власть.

В 1982 году Пабло Эскобар выдвинул свою кандидатуру в конгресс Колумбии и в 32 года стал замещающим членом (то есть замещал конгрессменов во время их отсутствия) высшего законодательного органа страны. В зале конгресса он чувствовал себя также уверенно, как на своих кокаиновых плантациях. Неудивительно, ведь многие конгрессмены успели побывать и развлечься в его поместье, а кое-кто кормился с его руки. К тому же он имел еще одно преимущество — поддержку бедных слоев населения. Он знал, как добиться популярности, и в его голове созрел новый честолюбивый план — стать президентом Колумбии.

На этом пути ему пришлось столкнуться с большими трудностями.

Министр юстиции Родриго Лара Бония развернул кампанию против использования грязных денег в предвыборной гонке. Это была первая серьезная попытка нанести удар по кокаиновой мафии.

Итогом деятельности Бонии стало выдворение Пабло Эскобара 3 января 1984 года из колумбийского конгресса. Стараниями министра юстиции его политическая карьера закатилась. Но Эскобар был не тот человек, который уходит тихо. Через три месяца после изгнания из конгресса он организовал убийство Бонии.

30 апреля 1984 года министерский “Мерседес” Бонии остановился у светофора на одной из самых оживлённых улиц Боготы. В этот момент подъехавший мотоциклист в упор из автомата изрешетил заднюю часть “Мерседеса”, где обычно сидел министр юстиции. Автоматная очередь буквально разнесла голову Родриго Лара Бонии. Вся страна была потрясена дерзостью этого преступления.Впервые бандиты убили в Колумбии чиновника такого высокого ранга.

Этот день можно считать началом масштабного террора, охватившего всю Колумбию.

В середине 80-х годов кокаиновая империя Эскобара контролировала почти все сферы жизни колумбийского общества. Тем не менее, над ним нависла серьёзная угроза.

Администрация президента США Рональда Рейгана объявила свою собственную войну распространению наркотиков не только по территории Соединённых Штатов, но и по всему миру. Между США и Колумбией было достигнуто соглашение, согласно которому колумбийское правительство обязалось выдавать американскому правосудию кокаиновых баронов, занимавшихся переправкой наркотиков в Соединённые Штаты.

Это делалось потому, что окажись торговцы наркотиками в любой колумбийской тюрьме, они могли бы, как и прежде, беспрепятственно продолжать руководить своими бандами прямо из мест заключения и очень скоро оказались бы на свободе. Что же касается выдачи Соединённым Штатам, то наркодельцы понимали, что там они не смогут купить себе свободу.

На тотальную войну наркобаронам, начатой правительством, наркомафия ответила террором. Пабло Эскобар создал террористическую группу, получившую название “Лос Экстрадитаблес”. Её террористы совершали нападения на чиновников, полицейских, а также всех, кто выступал против наркоторговли. Поводом для террористической акции могла послужить крупная полицейская операция или выдача в США очередного босса кокаиновой мафии.

В ноябре 1985 года Эскобар и другие наркодельцы объединились, чтобы показать правительству, что их не запугать. Эскобар нанял большую группу левых партизан для совершения диверсии. Левые партизаны, вооружённые пулемётами, гранатами и переносными ракетными установками неожиданно появились в центре Боготы и захватили Дворец Правосудия, когда внутри здания находилось, по меньшей мере, несколько сот человек. Партизаны отказались вести какие-либо переговоры, и принялись палить во все стороны, не выдвинув никаких требований. Пока они удерживали в своих руках Дворец Правосудия, они уничтожили все документы, касавшиеся экстрадиции преступников. В столицу страны были введены крупные силы армии и полиции. После целого дня осады штурмовые батальоны при поддержке танков и боевых вертолётов ворвались в Дворец Правосудия. В результате штурма погибли 97 человек, включая 11 из 24 судей.

Нападение на здание Дворца правосудия, где заседал Верховный суд страны, имело самые серьезные последствия. Система правосудия Колумбии была парализована. Часть судей была убита, остальные запуганы. Партизаны уничтожили все документы, касавшиеся экстрадиции преступников. Они прямо заявили, что противодействие экстрадиции явилось главной целью их операции.

Очевидно, что подобных акций следовало ожидать и в будущем.

Через год Верховный суд отменил соглашение об экстрадиции наркоторговцев в США. Понадобились воля и мужество новоизбранного президента Колумбии Версилио Барко, наложившего вето на решение Верховного суда и возобновившего действие соглашения.

В феврале 1987 года в США был экстрадирован ближайший помощник Эскобара теоретик наркоторговли»  Карлос Лейдер.

Пабло Эскобар был вынужден по всей стране строить тайные убежища. Благодаря информации от своих людей в правительстве он успевал на один шаг опережать правоохранительные органы. К тому же крестьяне всегда предупреждали его при появлении подозрительных людей, машины с полицейскими или солдатами или вертолёта.

В 1989 году Пабло Эскобар попытался заключить сделку с правосудием. Он согласился сдаться полиции, если правительство выступит гарантом того, что его не выдадут Соединённым Штатам. Власти ответили отказом. На этот отказ Эскобар ответил террором.

В августе 1989 года террор достиг пика. 16 августа 1989 года от рук киллеров Эскобара погиб член Верховного суда Карлос Валенсия. На следующий день был убит полковник полиции Вальдемар Франклин Контеро.

В своей предвыборной речи основной кандидат на пост президента Луис Карлос Галан обрушился на наркоторговцев, и в первую очередь на Пабло Эскобара. В случае избрания президентом страны он обещал развернуть непримиримую войну с торговцами кокаином, очистить Колумбию от наркобаронов, экстрадировав их в США. 18 августа 1989 года во время выступления на очередном предвыборном митинге он был застрелен киллером, нанятым Пабло Эскобаром. Это убийство потрясло всю страну. Теперь в Эскобаре видели не только преступника, но врага государства и общества номер один.

Теперь расчет Эскобара строился исключительно на жестокости террора и вызванном им всевластвующем страхе.

В период, предшествующий выборам, террор Медельинского картеля достиг наибольшего размаха, стране прокатилась эпидемия насилия. От рук «Лос Экстрадитаблес» гибли десятки человек. Только в Боготе одна из террористических группировок наркомафии совершила в течение двух недель 7 взрывов, в результате которых погибло 37 человек и около 400 получили тяжкие увечья. Число жертв террора исчислялось сотнями. Человеческая жизнь потеряла всякую цену. И все это время наркоимперия Пабло Эскобара продолжала процветать.

27 ноября 1989 года боевики Пабло Эскобара подложили бомбу в пассажирский самолёт колумбийской авиакомпании “Авианака”, на борту которого находилось 107 пассажиров и членов экипажа. Преемник погибшего Луиса Карлоса Галана, будущий президент Колумбии, Сезар Гавирия, должен был лететь на этом самолёте. Через три минуты после взлёта авиалайнера на его борту раздался мощный взрыв. Самолёт загорелся и рухнул на близлежащие холмы. Ни один из находившихся на борту не выжил. Как выяснилось позже, Сезанн Гавирия в последний момент по каким-то причинам отменил свой вылет.

По стране прокатились массовые рейды, при которых подвергались уничтожению химические лаборатории и плантации коки. Десятки членов наркокартелей оказались за решёткой. В ответ на это Пабло Эскобар дважды предпринял покушения на шефа колумбийской секретной полиции генерала Мигеля Масу Маркеса.

При втором покушении на Сезанна Гавирия, 6 декабря 1989 года, от взрыва бомбы погибло 62 человека и 100 получили ранения различной степени тяжести.

К началу 90-х годов Эскобар возглавлял список самых разыскиваемых наркоторговцев США и считался самым известным преступником в мире. Только одно упоминание имени Пабло Эскобара наводило ужас на всю Колумбию.По его пятам неизменно следовало элитнейшее спецподразделение, которое ставило перед собой задачу любой ценой изловить или уничтожить Пабло Эскобара.

Совершенно естественно, что к этому моменту он представлял наиболее реальную угрозу безопасности страны.

Правительство распорядилось о создании особой поисковой группы, единственной целью которой было задержание или уничтожение Эскобара. В группу вошли лучшие силы полиции, армии, спецслужб и государственной прокуратуры. В помощь колумбийцам из Соединенных Штатов прибыли агенты АНЕ (Агентство национальной безопасности) и небольшие двухместные самолеты со специальным электронным оборудованием. Весь эфир Колумбии круглосуточно прослушивался.

Создание “Особой Поисковой Группы”, во главе которой стал полковник Мартинес, сразу же принесло свои положительные плоды. Несколько человек из ближайшего окружения Пабло Эскобара оказались в застенках секретной полиции. Он стал нервничать.

Теперь Эскобар был вынужден постоянно менять укрытия, как правило, не оставаясь на ночь дважды на одном месте. Положение стало еще более трудным, когда в августе 1990 года к власти в стране пришел Сезар Гавирия. Нейтрализация Пабло Эскобара была определена новым президентом как важнейшая проблема государственного значения. Возможности главы Медельинского кокаинового картеля оказались на пределе, и он предпринял отчаянную по дерзости операцию.

Люди Эскобара похитили нескольких человек из богатейших семейств Колумбии. Эскобар рассчитывал, что влиятельные родственники заложников окажут давление на правительство, с тем чтобы отменить соглашение об экстрадиции преступников. Эскобар объявил, что убьет заложников, если его требования не будут выполнены, Влиятельные родственники, среди которых были бывшие президенты Колумбии, вступили в переговоры с властью вынуждая уступить требованиям Эскобара. Не было сомнений, что стране угрожают новые похищения и расправы. В конечном счете, план Эскобара удался.

Чтобы прекратить повальное похищение людей, правительство отменило его экстрадицию.

И вот, 19 июня 1991 года, после того как угроза экстрадиции в США отпала, Эскобар сдался властям. Он заключил секретную сделку с президентом Колумбии Сезаром Гавирией. Эскобар согласился признать за собой вину в нескольких незначительных преступлениях, взамен чего ему простили все остальные. Для того чтобы придать сделке хотя бы видимость правосудия, Эскобара поместили в тюрьму. Правительство гарантировало ему безопасность. Ирония заключалась в том, что тюрьму Эскобар выстроил для себя сам. Он же отобрал для себя тюремщиков и конвоиров, которые препроводили его к месту заключения. Было объявлено, что из-за тюремной решетки Эскобар не сможет руководить своим бизнесом. Как это было на самом деле, нетрудно себе представить.

Тюрьма называлась «Ла Катедраль» и была построена в горном массиве Энвигадо. Тюрьма соответствовала требованиям престижного загородного клуба. Здесь имелись дискотека, плавательный бассейн, сауна, футбольное поле. Узника без помех навещали друзья и женщины, а члены семьи имели право неограниченного доступа. При этом ни национальная полиция, ни особая поисковая группа полковника Мартинеса не имели право приближаться к «Ла Катедраль» ближе чем на 20 километров. Эскобар свободно покидал тюрьму. Он посещал футбольные матчи и ночные клубы Медельина. Трудно было вообразить большее унижение правоохранительной системы. Но президент Гавирия не считал цену слишком высокой. Страна могла передохнуть после многолетнего беспредела.

Во время своей “отсидки” Пабло Эскобар продолжал руководить своим многомиллиардным кокаиновым бизнесом. Однажды он узнал о том, что его компаньоны по кокаиновому картелю, воспользовавшись его отсутствием, обокрали его. Он тут же приказал своим людям доставить их в “Ла Катедраль”. Он лично подвергал их невыносимым пыткам, просверливая своим жертвам колени и вырывая ногти, а потом приказал своим людям убить их и вывести трупы за пределы тюрьмы. На этот раз Эскобар зашёл слишком далеко. Терпимости властей был положен предел.

22 июля 1992 года президент Гавирия отдал приказ перевести Пабло Эскобара в настоящую тюрьму. Но Эскобар узнал о решении президента и сбежал из «Ла Катедраль».

Теперь, когда Пабло Эскобар вступил в открытое столкновение с законом, он перешел на нелегальное положение. К этому он был хорошо подготовлен — по всей стране была раскинута сеть созданных загодя тайных убежищ. Благодаря информации, получаемой от своих людей в правительстве, он успевал опережать идущие по его следу органы правопорядка. Сочувствующие крестьяне всегда предупреждали его при появлении подозрительных людей, машин с полицейскими или солдатами. У Эскобара оставалось достаточно времени, чтобы уйти от преследования. При этом он сохранял завидное хладнокровие и не позволял себе необдуманных поступков. Поэтому некоторое время ему удавалось не только оставаться на свободе, но и успешно контролировать кокаиновую индустрию.

Несмотря на то, что теперь он был свободен, но у него повсюду были враги. Оставалось всё меньше мест, в которых он мог найти себе надёжное убежище. Правительства США и Колумбии на этот раз были полны решимости покончить с Эскобаром и его Медельинским кокаиновым картелем. После его побега из тюрьмы, постепенно всё начало рушиться. Его друзья начали покидать его. Основная ошибка Пабло Эскобара заключалась в том, что он не мог критически оценить сложившуюся ситуацию. Он считал себя фигурой более значительной, чем это было на самом деле. Он продолжал обладать огромными финансовыми возможностями, но реальной власти у него уже не было. Единственным способом хоть как-то поправить положение была попытка возобновить соглашение с правительством. Эскобар несколько раз пытался вновь заключить сделку с правосудием, однако президент Сесар Гавирия, как и правительство США полагали, что на этот раз не стоит вступать в какие-либо переговоры с наркобароном. Было принято решение преследовать его и по возможности во время ареста ликвидировать.

Но Эскобар, как не раз бывало в прошлом, нанес удар первым. 30 ноября 1993 года по его указанию была подложена мощная бомба на одной из многолюдных улиц Боготы, рядом с книжным магазином. Во время взрыва в магазине было много посетителей. В основном это были родители с детьми, которые пришли купить школьные принадлежности. В результате теракта погиб 21 человек и более 70 получили тяжелые ранения. Ни одна из жертв Эскобара даже отдаленно не была связана с борьбой по распространению наркотиков. Более чудовищное и бессмысленное преступление трудно было вообразить.

На этот раз против Эскобара объединилось колумбийское общество, возмущенное недостаточно эффективными действиями правительства. Большая группа колумбийских граждан создала полувоенную организацию с названием «Лос Пепес», что означало «люди, пострадавшие от Пабло Эскобара», объединявшую лиц, чьи родственники погибли по его вине. К организации присоединились некоторые бывшие соратники Эскобара и представители конкурирующих наркокартелей.

На следующий день после теракта в магазине Боготы «Лос Пепес» нанесли ответный удар. Были взорваны бомбы перед домом Пабло Эскобара. Поместье, принадлежавшее его матери, выгорело дотла. «Лос Пепес» не ограничилась поисками Эскобара, преследовали и убивали всех, кто хоть как-то был связан с его бизнесом. Могуществу кокаиновой империи был нанесен существенный ущерб. Но еще более значительными были человеческие потери и психологическое давление. Погибли многие функционеры бывшего картеля, уничтожались дома и имущество, нажитые преступным бизнесом. Семья самого Эскобара оказалась в осаде. Любое подозрение в сотрудничестве с Эскобаром и передаче ему информации безжалостно пресекалось. Теперь Эскобар заметался, все меньше находилось желающих предоставить ему укрытие или ночлег. За это неукоснительно следовала расправа со стороны «Лос Пепес». Эскобар безуспешно пытался вывезти из страны свою семью, но тут вмешалось правительство и запретило выезд. Его близкие, включая престарелую мать и детей, оказались на положении заложников. Вздумай Эскобар развернуть ответный террор, и они были бы уничтожены людьми «Лос Пепес».

Осенью 1993 года Медельинский кокаиновый картель распался. Но самого Пабло Эскобара больше тревожила его семья. Вот уже более года он не видел ни жену, ни детей. Более года он не видел своих близких и сильно скучал по ним. Для Эскобара это было невыносимо.

1 декабря 1993 года Пабло Эскобару исполнилось 44 года. Он знал, что за ним ведётся постоянная слежка, поэтому старался говорить по телефону предельно коротко, чтобы его не засекли агенты АНБ. Однако на этот раз у него окончательно сдали нервы.

На следующий день после своего дня рождения, 2 декабря 1993 года, он позвонил своей семье. Этого звонка агенты АНБ ждали 24 часа. На этот раз, разговаривая со своим сыном Хуаном, он оставался на линии около 5 минут. После этого Эскобара засекли в медельинском квартале Лос Олибос. Уже в скором времени дом, в котором укрывался Пабло Эскобар, был со всех сторон окружён специальными агентами. Спецназовцы выбили дверь и ворвались вовнутрь. В этот момент телохранитель Эскобара, Эль Лимон открыл огонь по полицейским, пытавшимся штурмом взять дом. Он был ранен и вывалился из окна. Сразу после этого, с пистолетом в руках, в это же окно высунулся сам Пабло Эскобар. Он открыл беспорядочную стрельбу во все стороны. Затем он вылез в окно и попытался уйти от своих преследователей через крышу. Там пуля, выпущенная снайпером, попала Эскобару в голову и убила его на месте.

3 декабря 1993 года тысячи колумбийцев заполнили улицы Медельина. Большинство из них пришло оплакать медельинского Робин Гуда, но было немало и таких, которые вздохнули в этот день с облегчением. Закончил свой путь самый удачливый и самый известный гражданин Колумбии. Если сегодня в бедных медельинских кварталах задать вопрос, кем был Пабло Эскобар, никто не произнесет о нем дурного слова. Кое-кто боится, но большинство думает и говорит искренне о защитнике бедняков и их благодетеле. Жестокость, часто бессмысленная, бессердечие и цинизм остались в прошлом, здесь и теперь это — человек-миф, и нужно напоминать, сколько человеческих жизней было принесено этим человеком «жертву своему обогащению и преступному могуществу.

Если сегодня в трущобах Медельина задать вопрос о том, кем был Пабло Эскобар, ни один из опрашиваемых людей не произнесёт об Эскобаре дурного слова. Буквально все отзываются о нём, как о положительном герое. Вместе с тем, это был самый жестокий и бессердечный преступник.

Ныне тюрьма Эскобара разграблена, его поместья заросли травой, автомобили ржавеют в гараже. Вдова и дети Эскобара живут в Аргентине, брат почти полностью ослеп после того, как ему в камеру прислали письмо-бомбу.

Место Эскобара заняли конкуренты – братья Родригесы Орехуэло и клан Очоа. А Медельин по-прежнему является одним из самых опасных городов в мире.

Правоохранительные органы США и Колумбии до сих пор ведут поиски Эскобара, не без оснований полагая, что в декабре 1993 года был застрелен двойник легендарного «кокаинового короля».

Составлена по материалам сайтов: http://www.orator.ru, http://teract.ru


get('twitter')) == 1) { ?>