В ближайшее время в свет выйдет книга «Жертва гражданской войны», посвященная событиям последних двух лет в Украине, связанным с атаками на культовые здания и права Украинской православной церкви, являющейся самоуправляемой Церковью с правами широкой автономии в составе Московского патриархата. Книга обобщает в максимальной полноте материал, который до этого не был представлен ни в одном из изданий ни в России, ни за рубежом.

Эта книга стала продолжением моей работы как обозревателя «НГ-религий» (Владислава Мальцева), развитием в новом формате серии из двух десятков статей, описывавших изменения в религиозной жизни Украины, происшедшие начиная с майдана. Постоянный мониторинг, который я вел по украинским источникам, дал огромный материал, который не просто не мог полностью уместиться в статьях газетного формата, но требовал принципиально иного уровня обобщения, документированного ссылками на источники. Издателем книги выступил фонд «Историческая память», которому я глубоко благодарен за это.

Общий объем книги составил шесть авторских листов, она разбита на главы, каждая из которых посвящена максимально полному освещению одной из следующих тем.

Кровавый навет

В первые месяцы после победы майдана победителями была сделана ставка на быстрый раскол УПЦ путем массированной пропагандистской кампании в популярнейших СМИ, только что обеспечивших блицкриг «революции достоинства». Как заявляли известные представители украинского экспертного сообщества, вскоре занявшие руководящие места в профильных органах власти, Московский патриархат должен был утратить как минимум половину своих приходов в стране (на 1 января 2014 года Министерством по делам национальностей и религий Украины были зарегистрированы 12673 религиозные организации в составе УПЦ), которые, объединившись с непризнанными православными Церквами – Киевским патриархатом (4651 религиозная организация) и Украинской автокефальной православной церковью (1185 религиозных организаций), образовали бы тем самым полностью контролируемую новой властью Церковь.

Методы кампании, синхронно начавшейся с первых чисел мая 2014 года на телеканалах Украины (особенно выделялся «1+1», принадлежавший олигарху Игорю Коломойскому, взявшему на себя тогда же финансирование добровольческих батальонов «Днепр», «Азов» и «Донбасс»), были предельно просты. В худших традициях средневековых обвинений против евреев (их выставляли виновными в отравлении колодцев, распространении чумы, ритуальных убийствах и т.д.) УПЦ обвиняли в укрывательстве в храмах и монастырях «титушек» (боевиков режима Януковича), сепаратистов и российских диверсантов, а также в том, что ее клирики выдают после богослужений верующим автоматы для убийства майдановцев и т.д. и т.п. Что интересно, однотипные шаблонные обвинения тиражировались от Донбасса до совершенно мирных Сумщины и даже Тернопольщины, куда никакие сепаратисты или «зеленые человечки» в принципе не могли попасть. Многие журналисты местных газет не особо стесняли себя, просто голословно приписывая УПЦ «украинофобскую» позицию, поддержку сепаратистов и Путина, одобрение и финансирование войны против Украины и т.д. Ни одно из этих утверждений не было подтверждено какими-либо доказательствами, кроме голословных утверждений, наоборот, многие из них были публично опровергнуты представителями УПЦ. Однако семена ненависти были брошены в массы, охваченные к тому времени антироссийской истерией.

Летом 2014 года эта пропагандистская антицерковная кампания сконцентрировалась на выборах митрополита Киевского и всея Украины, намеченных на 13 августа. Апогеем ее стал показанный «1+1» 9 августа 2014 года, в воскресный прайм-тайм, разоблачительный фильм часовой длительности «Запроданцы Кремля», обвинявший в работе на Кремль и связях с сепаратистами двух наиболее популярных кандидатов – управляющего делами УПЦ митрополита Бориспольского и Броварского Антония (Паканича) и местоблюстителя митрополичьего престола митрополита Черновицкого и Буковинского Онуфрия (Березовского). Им в фильме противопоставлен митрополит Барский и Винницкий Симеон (Шостоцкий), близкий к ставшему к тому моменту президентом олигарху Петру Порошенко. Однако когда вопреки шельмованию главой УПЦ был избран митрополит Онуфрий, стало очевидным, что раскола в Церкви нет, и в ход пошел силовой ресурс националистов.

Националисты захватывают и поджигают храмы

Описания того, что началось далее, сложно читать без содрогания. Двери храмов УПЦ вскрывали пилами-болгарками, физически выбрасывая оттуда духовенство и верующих.

Вот, например, описание захвата храма Нерукотворного Образа Спасителя в селе Ходосы Ровенской области, происшедшего 20 сентября 2014 года и описанного находившимся там священником УПЦ Романом Игнатюком: «Приехало несколько машин, из которых вышли крепкого телосложения ребята. Некоторые были одеты в черную камуфляжную форму с желтыми повязками на руках. Это скорее всего были представители «Правого сектора» (запрещен в России. – «НГР»)… Где-то при окончании Вечерней (молитвы. – «НГР») все эти люди, которые собрались у церковного кладбища, двинулись в храм… Когда эти люди стали идти к храму, мы закрылись в церкви изнутри. Далее помню неугомонный стук во все двери храма… Во время чтения кафизмы и последующего пения Полиелея начался настоящий штурм храма извне. Пытались срезать болгаркой замок на главных дверях. Потом пробовали высадить то одни, то другие двери. В конечном итоге принесли лом и просто вырвали боковые двери правого клироса… Наши парафияне (члены церковной общины, парафии. – «НГР»), мужественные ребята и мужчины, пытались помешать варварам… Они стали живым щитом, не пуская через выломленные двери беззаконников. В дело были пущены (нападавшими. – «НГР») баллончики с жидкостью, от которой очень жгло в гортани и носу. В храме все кашляли, было трудно дышать. Я взял чашу со святой водой и кропило и стал окроплять нечестивцев святыней… Отец Виталий, секретарь епархии, пытался остановить бойню. Его у вырванных дверей схватили за ризы и выбросили на улицу… Через обе силой открытых двери в храм ворвались молодые люди, которые образовали собой что-то наподобие цепи и стали по одному выбрасывать из храма всех, кто молился и защищал святыню. Одного из первых выбросили меня. Я лично видел, как выбрасывали наших священников. Кто не удерживался на ногах, тот просто падал на землю. Видел, как выбросили отца архимандрита Василия (Ващика), который просто свалился ниц. Я увидел группу, около 15 человек, так называемого духовенства Киевского патриархата, которые стояли около нашего храма и молча созерцали с ехидной улыбкой все это своеволие».

В селе Колосово Тернопольской области летом 2015 года произошло следующее: «Еженедельно к церкви съезжались группы молодых людей в камуфляже и балаклавах, которые даже не скрывали, что имеют при себе огнестрельное оружие, ножи и газовые баллончики. Несколько раз для запугивания (верующих. – «НГР») они использовали даже бойцовских собак без намордников. Местная милиция за этим лишь наблюдала со стороны». Натравливание бойцами «Правого сектора» собак на прихожан храма УПЦ было отмечено летом 2015 года и в селе Катериновка Тернопольской области.

Сотрудники МВД чаще всего безучастно наблюдали за происходящим, но в конце 2015 года начали прямо вмешиваться в события на стороне националистов, когда видели, что те уступают под напором разгневанных верующих. Вот свидетельства пострадавших в ходе бойни, устроенной 21 сентября 2015 года бойцами патрульного батальона МВД «Тернополь-2» в селе Катериновка. «Я услышала сигнализацию и поняла, что церковь открыта… я к забору, а там начался ад… началась бойня, били всех, били стариков, били женщин, били детей несчастных по 16–17 лет. Старый дед – я его помню, он к нам долго ходил, ему лет 80, такой высокий седой – и его побили и кинули, потом вытащили за руки и ноги и перекинули через забор, а другие дальше продолжили его добивать», – сообщила журналистам жительница села Зинаида Берекета.

«Я стояла совсем недалеко от храма и услышала крик: «Бейте их». Это был начальник Кременецкой милиции. И после этих слов началось кровавое месиво. Меня с самого начала ударил боец батальона «Тернополь» прямо ногой в живот. Я согнулась и не могла дышать, но потом отошла и дальше пошла помогать нашим православным. Следующий удар я получила по руке длинной черной резиновой дубинкой. Потом одна прихожанка из этого же села, только Киевского патриархата, схватила меня за волосы и начала тягать по земле. Дальше я пыталась спасти одного мужчину, которого пинали и били дубинками, и меня снова ударили по руке – и получился у меня перелом», – сообщила на пресс-конференции 25 сентября 2015 года в Киеве прихожанка храма в Катериновке Людмила Дробот. Там же паломник Василий Левченко рассказал: «Мы начали петь молитвы Божьей Матери и пасхальные песнопения… Налетели люди в бронежилетах с резиновыми дубинками, прижали к забору и с криком «Выбрасываем это падло через забор» и нецензурно ругаясь, начали перебрасывать людей через забор. Меня притиснули к забору, и я получил удар по голове, в результате чего голова была рассечена. Когда я перелезал через забор, то получил около четырех-пяти ударов по спине, особенно ощутим был удар в области правой почки».

«Благодаря налаженным действиям районной милиции и «Правого сектора», которые совместно обеспечивали правопорядок во время конфликта, большинство из непрошеных гостей не остались без «теплых и горячих подарков»!» – так эти события описаны на странице в Facebook Каменецкого отделения (Катериновка находится в Каменецком районе области) «Правого сектора Тернопольщины».

Всего с февраля 2014 года по ноябрь 2015 года, согласно собранным мною данным, попыткам захвата с участием боевиков националистических организаций (включая бойцов добровольческих батальонов, то есть парамилитарных вооруженных частей, воюющих на востоке Украины) подверглись 25 храмов УПЦ. Некоторые из захваченных культовых зданий УПЦ, которые стойко защищали верующие, подвергались нападению по три-четыре раза! Всего попыток захвата я насчитал 36. Ничего подобного в Украине не было после окончания массовой волны захвата храмов в 1990-х годах.

Лидируют по силовым захватам культовых зданий УПЦ Тернопольская (14 нападений, захвачено 8 храмов) и Ровенская (11 нападений, захвачено 7 храмов) области. Лидер «Правого сектора Тернопольщины» Василь Лабайчук гордо заявил в октябре 2015 года: «Мы объездили уже все села Тернопольской области, где есть Московский патриархат».

Ожесточенным атакам УПЦ подвергается и в столице Украины, где за два года было шесть поджогов храмов, которые можно уверенно квалифицировать как совершенные по мотивам идеологической ненависти к «московской Церкви». Об этом говорят надписи и листовки, оставленные поджигателями на месте преступлений, а также выложенные ими в Интернете видеозаписи. Еще шесть поджогов и попыток произошло в других городах Украины. В Николаеве к совершенным в ночь с 15 на 16 августа 2014 года с разницей в полчаса поджогам двух храмов УПЦ оказалась причастна задержанная вскоре группа националистов, связанная с батальоном (ныне полком) «Азов».

В ход идут и самодельные бомбы – одна из них была взорвана в ночь с 23 на 24 октября 2014 года у дверей воскресной школы в храмовом комплексе Святителя Луки Крымского в Сумах. К счастью, никто не пострадал. Ситуация в этом областном центре выглядит особо угрожающей – местные националисты, регулярно проводящие марши по городу (иногда в костюмах ку-клукс-клана), 1 марта 2015 года в числе нескольких десятков молодчиков попытались во время литургии ворваться в кафедральный собор и избить епископа УПЦ. «Правый сектор» пришел и показал всем москальским собакам, кто в Сумах хозяин!» – прокомментировали это националисты на своих интернет-ресурсах.

Можно упомянуть также регулярные случаи публичного вандализма, происходящие в разных уголках Украины – от сел в глубинке до центра Киева – в отношении храмов УПЦ, на которые наносятся крупные граффити с обвинением в «запроданстве» Москве.

Террористы в погонах

Помимо членов уличных националистических банд участвуют в нападении на храмы и клириков УПЦ бойцы Национальной гвардии МВД и Службы безопасности Украины. Основная масса подобных случаев зафиксирована в Донецкой и Луганской областях, ряд задержанных священнослужителей подвергся жестоким пыткам.

Похищенный 3 марта 2015 года из Свято-Никольского монастыря Донецкой области иеромонах Феофан (Кратиров) рассказывает о пытках, которым его подвергали в Мариупольском СБУ: «Сначала я сидел на лавке, пакет на голове, застегнуты наручники за спиной. Наручники не обычные, которые крутятся, а как колодки – только вперед-назад. Начали задавать вопросы. Ответ не тот, что они хотят услышать, – это удар по почкам. Сначала дубинкой били – пластиковой, не резиновой даже. Потом уже начались удары битой – по ногам, по печени ударили. Когда это не помогало, они сказали: будем по-другому с тобой разговаривать. Положили на пол, на наручники, которые еще туже затягиваются и просто режут руки. Надо мной поставили две лавочки, как в спортзале, такие низкие, на них сидели люди. Сначала просто лежал и меня били битой по ногам. Потом было уже то, что, как рассказывают, на Кубе в американской тюрьме Гуантанамо пытают людей – тряпку кладут на лицо и поливают водой. Ведро воды – и льется вода такой струйкой, что ты ни дышать не можешь, ничего. Ты пытаешься что-то вдохнуть, а эта вода идет в дыхательные пути. Глотаешь воздух. И час-полтора это все продолжается, пока судороги не начнутся, но может быть и больше – там время течет иначе. Это, конечно, было запредельно… В камере были два человека, по уголовной статье, как я понял, находились. Я в таком виде был, что даже им стало страшно: я сидеть толком не мог, задыхался, потом галлюцинации начались. Они постучались в дверь – мол, как бы он тут совсем не окочурился, сделайте что-нибудь». В другом интервью он уточнил, что били пластиковой дубинкой по коленным чашечкам, после применения электрошокера «был ожог, запах жареного мяса даже был», после пытки водой «выкручивало всего, как при столбняке, дугой выгибало вверх», хотя на него были положены тяжелые скамьи.

Иеромонах упомянул, что перед пытками к нему «подсел человек с Западной Украины, с таким акцентом характерным, с тернопольских краев, судя по акценту» и задал ему «с особым беспокойством» вопрос: «А что москальская Церковь делает на нашей земле?» Такая риторика весьма характерна для националистов с Западной Украины. Не секрет, что возглавивший после победы майдана СБУ Валентин Наливайченко во время выборов 2012 года в Верховную раду поддерживался коалицией праворадикальных партий, а будущий лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош официально числился его помощником.

Ксенофобией и нагнетанием ненависти в СМИ можно объяснить и многочисленные обстрелы военными храмов УПЦ в Донецкой и Луганской областях. «Есть все основания считать, что ВСУ (Вооруженные силы Украины. – «НГР») целенаправленно разрушают православные храмы», – отмечалось в сентябре 2014 года на сайте Донецкой епархии УПЦ. Целью таких обстрелов, как это было с Александро-Невским собором в Славянске, могло быть также психологическое давление на жителей города и ополченцев с целью принудить город к капитуляции.

Мне удалось найти данные об обстреле 30 культовых зданий в Донбассе, каждый из этих случаев подтвержден подробным описанием событий очевидцами, многие – фото- и видеоматериалами с места событий. Многие из храмов обстреливались неоднократно, порой даже регулярно месяц за месяцем (прежде всего Свято-Иверский женский монастырь близ Донецкого аэропорта, превращенный украинской артиллерией в развалины). Некоторые выгорели от попадания крупнокалиберных снарядов дотла, как Благовещенский храм в Горловке 7 августа 2014 года и храм Святого Иоанна Кронштадтского в поселке Трудовские на западной окраине Донецка 25 августа 2014 года. Часто обстрел происходил прямо во время богослужения, когда под сводами храмов собиралось много верующих.

Владислав Мальцев

22.02.2016

Источник: НГ-Религии


get('twitter')) == 1) { ?>