Наблюдая за политическими событиями в Западной и Северной Африке, а также на Ближнем Востоке, важно в полной мере учитывать «саляфитскую составляющую», которая в ближайшие годы вполне может оказаться одной из наиболее значительных религиозных и политических сил.

Спустя год после начала арабского пробуждения саляфитские организации и политические партии играют все более активную роль по всему Ближнему Востоку и Северной Африке. Саудовские и катарские саляфитские организации очень активны как в своих странах, так и на международном уровне. Они поддерживают другие группы по всему миру, в Западной Африке (Сенегал, Мали, Нигер, Нигерия и др.), в Северной Африке (Марокко, Алжир, Тунис), а также по всему Ближнему Востоку и Азии (Египет, Ливан, Индонезия, Малайзия и др.) – вплоть до европейских и американских стран.

Черно-белый мир

Их поддержка, в первую очередь идеологическая и финансовая, направлена на распространение одного конкретного восприятия ислама с помощью книг, брошюр, лекций, строительства мечетей и учреждений.

Все саляфитские организации отличаются крайне буквальным подходом к письменным источникам, как правило, в основном сосредоточивая внимание на видимых аспектах исламской литературы (правилах и правовых нормах, фикхе) в повседневной жизни: дозволенное или запретное поведение (халяль и харам), одежда, обряды и т.д. Этот буквальный саляфитский подход набирает силу во многих странах (даже на Западе) и среди молодежи, поскольку предлагает простое, черно-белое (халяль-харам) понимание ислама. Мусульмане, считают они, должны изолироваться от окружающего коррумпированного общества, и избегать участия в политике.

Такое бинарное видение мира (при котором мусульмане противопоставляются всем остальным, хорошие – плохим, тщательно соблюдаемая религиозная чистота – развращающей политической деятельности) сформировало с течением времени религиозное мышление, основанное на изоляции, оборонительной позиции и резких суждениях: «этот находится в исламе, а тот – сторонник опасных нововведений, или даже выходит из ислама».

Подавляющее большинство саляфитов дальше этого не заходят, и только очень незначительное меньшинство, в закрытых и изолированных группах, обладающее тем же самым бинарным мышлением, превратило эту оборонительную позицию в явно агрессивную, а иногда и насильственную политическую деятельность, именуя себя «джихадистскими саляфитами» («ас-саляфия аль-джихадия»).

Конечно, никакой идеологической и организационной связи между буквалистскими саляфитами и джихадистскими саляфитами нет, но эти последние привнесли в сферу политической борьбы то же мышление, которое встречается среди буквалистов в вопросах поведения. Буквалисты добавили к нему оправдание насилия по отношению к неисламским и «коррумпированным» режимам.

Но в последние годы и месяцы мы стали свидетелями изменений в отношении буквалистских саляфитов к участию в политической жизни. Отказывавшиеся десятилетиями от политического участия - приравнивая демократию к куфру (отказу от ислама) – теперь они медленно вовлекаются в политику.

Афганистан, в девяностых годах, был важнейшей лабораторией, в которой «Талибан» (традиционалисты, противившиеся вначале участию в политической жизни) стали главной силой сопротивления российскому доминированию, при поддержке правительств и Саудовской Аравии, и Соединенных Штатов. Теперь мы видим, особенно в Египте и Тунисе, подъем активных и достаточно эффективных буквалистских саляфитских организаций и политических партий, которые играют существенную роль в направлении дискуссий и смещении политического равновесия в своих странах.

Геостратегические интересы

Соединенные Штаты, а также европейские страны не испытывают никаких проблем в отношениях с тем типом исламизма, за который ратует буквалистский саляфизм, встречающийся во многих нефтяных монархиях. Эти режимы могут выступать против демократии и плюрализма, но они не препятствуют западным экономическим и геостратегическим интересам в регионе и на международном уровне. Они даже рассчитывают на западную поддержку, чтобы выжить: этой полезной зависимости Западу достаточно для оправдания объективного альянса – с демократией или без.

Администрация США и другие европейские страны прекрасно понимают, что саляфитские организации, базирующиеся в Саудовской Аравии, в Катаре и других странах Ближнего Востока, вливают миллионы в «освободившиеся страны», и особенно в последнее время в Тунис, Ливию и Египет (в докладе стратегического исследовательского центра RAND упоминается внушительная цифра: только в Египет до выборов было вложено 80 миллионов долларов.

Зачем, спрашивается, западным странам оказывать прямую и косвенную поддержку исламистской идеологии, которая так явно расходится с их собственной? После почти столетнего активного присутствия на Ближнем Востоке, и особенно после Первой мировой войны, сменяющие одна другую американские администрации и их европейские коллеги стали лучше понимать, как можно управлять и получать пользу от своих отношений и с нефтяными монархиями, и с производимой и распространяемой ими саляфитской идеологией. Польза эта троякая:

1. Эти нефтяные монархии и их салафистская идеология в первую очередь озабочены политической властью и кредитом религиозного доверия. Они в консервативной и жесткой манере сосредоточены на политическом имидже, социальных и правовых деталях, но с экономической точки зрения они являются либералами, капиталистами, которых мало заботят этические положения ислама в пределах нео-либерального мирового экономического порядка. На самом деле, они даже отодвигают с глаз долой эти этические положения.

2. Содействие саляфитским тенденциям в мусульманских обществах позволяет как создавать в них раскол изнутри, так и не дать потенциальным реформистским тенденциям и движениям, критически относящимся к западной политике (реформистским исламистам, левым и даже некоторым традиционным суфийским кругам) получить немедленное и естественное религиозное доверие, и даже подавляющее большинство в своих обществах.

Вместо того, чтобы вступать в конфронтацию, которая, напротив, объединит мусульман, наиболее эффективной стратегией для Запада является разделить мусульман по религиозному признаку: иными словами, превратить естественное разнообразие, существующее среди мусульман, в действенное средство их разделения.

3. Возрождение саляфизма создает проблемы и напряженность внутри суннитской традиции, а также между суннитами и шиитами, поскольку последних буквалисты считают отклонением. Суннитско-шиитский раскол на Ближнем Востоке является критически важным фактором в регионе, особенно в свете западных и израильских угроз в адрес Ирана и продолжающихся репрессий в Сирии. Глубокие разногласия существуют даже в отношении палестинского сопротивления, которое в течение многих лет было для мусульман объединяющей всех законной борьбой. Теперь разделение стало правилом, и деятельность саляфитов, которых не так уж волнует борьба палестинцев, углубляет его среди суннитов, а также между суннитами и шиитами.

Разделяй и властвуй!

Этот стратегический альянс с саляфитскими буквалистами, как на религиозной, так и на политической почве, имеет для Запада крайне важное значение, поскольку это наиболее эффективный способ удержать Ближний Восток под контролем. Защита нефтяных монархий, а также их религиозной идеологии, и в то же время разделение любых потенциально объединяющих политических сил (таких как союзы между сторонниками светского пути развития и выступающими за реформы исламистами, или народный фронт против политики Израиля) неизбежно ведет к подрыву мусульманских стран изнутри.

Страны нового Ближнего Востока, а также Северной и Западной Африки, сталкиваются с серьезными опасностями. Религиозный фактор приобретает решающее значение, и если мусульмане, ученые, религиозные и политические лидеры, не станут стремиться к большему взаимному уважению, единству и приемлемому разнообразию, совершенно очевидно, что не увенчается успехом никакая арабская или африканская весна.

Сами мусульмане, их внутренние неурядицы и слабости будут использованы для защиты Израиля, с одной стороны, и конкуренции с Китаем и Индией, с другой. Мусульманские страны должны стремиться стать независимыми обществами, которые не служат больше циничным скрытым целям. Мусульмане должны решать, иначе они окажутся разделены той самой религией, которая призывает их к объединению.

Тарик Рамадан, профессор Оксфордского университета, президент исследовательского центра в Брюсселе «Европейская мусульманская сеть». Английская версия текста опубликована на сайте профессора www.tariqhamadan.com.

28 Март 2012г.

Источник: wordyou.ru


get('twitter')) == 1) { ?>