Застрахованных от терроризма регионов и государств нет, и Белоруссия здесь не является исключением. Риски исламского радикализма в стране существуют, и они связаны не только с тенденцией перехода белорусских националистов в ислам, но и с возможной миграцией радикалов на белорусскую территорию. Об этом EADaily рассказал обозреватель «НГ-Религии» Владислав Мальцев, комментируя появившуюся в СМИ информацию о причастности к терактам в Брюсселе уроженцев Белоруссии.

«Проблема радикального исламизма в Белоруссии ранее не вставала. При этом в 1990-е годы имели место проявления криминалитета со стороны переехавших в Белоруссию, прежде всего в важный транзитный Брест, жителей Северного Кавказа. Это давало повод для заявлений о том, что Белоруссия обладает неким уникальным свойством толерантности, исключающем заметные проявления любого радикализма. Например, такие идеи озвучивались на прошедшем обсуждении фильма „Ислам. Религия мира“ в минском клубе „Мова CUP“ с участием представителей Белорусского экзархата РПЦ и лидера мусульманской общины. Однако надо понимать, что в принципе не существует неких застрахованных от терроризма регионов. Например, аналогичным образом позиционирующий себя как оазис мира и толерантности Татарстан в 2012 году в буквальном смысле был взорван местными исламистами», — сказал Мальцев.

Он констатировал, что имеют место случаи перехода в ислам белорусских национал-радикалов. Наиболее громкий пример, по словам эксперта, это Даниил Ляшук из Бреста, который сейчас воюет в украинском батальоне «Торнадо», приняв ислам и сменив имя на Даниял ат-Такбир.

Мальцев сообщил, что в 2014 году на Украине году был создан альянс местных неофитских исламских организаций под названием «Славянская исламская лига». «В ее программном заявлении указано, что объекты их восхищения — это „Амина Окуева, рота „Крым“, батальон им. Джохара Дудаева“, — все эти люди снискали у украинцев репутацию поборников украинского дела, верных граждан и друзей Украины. Что интересно, одним из учредителей Славянской исламской лиги стал Александр (в исламе Саид) Огородников, также ранее известный как лидер ультраправой одесской организации „Автономный опир“. Огородников участвовал в бойне в Доме профсоюзов 2 мая 2014 года, позже воевал в составе батальона „Крым“ на востоке Украины. Сейчас, судя по выкладываемым им фото, участвует в совместных маршах с участниками Гражданского корпуса полка „Азов“. „Азов“ — давний, c 2014 года, объект обожания российских и белорусских неонацистов, в том числе из среды футбольных фанатов ФК „Динамо“ (Минск) и ФК „Динамо“ (Брест). Вот уже почва для сближения и возможных контактов», — отметил аналитик. Украина, на его взгляд, вполне может стать поставщиком радикализма в Европу в силу ряда причин. В частности, из-за миграции примерно двух десятков тысяч крымских татар на Днепр и в Карпаты.

«Среди последних много членов салафитских ячеек, „Хизб ут-Тахрира“, чего никто не скрывает. Ряд представителей крымских татар еще в 2013 году воевали Сирии, а потом, вернувшись домой, могли уехать от российской власти на Западную Украину. Влияние крымско-татарских иммигрантов во главе с Меджлисом такое, что даже пресловутый полк „Азов“ боится с ними связываться. Во-вторых, они привлекают к себе с целью войны с Россией бывших дудаевских боевиков, радикалов из Средней Азии. Это очаг джихадизма. Наконец, в республику едут и беженцы из Сирии», — пояснил он.

Кроме того, по словам Владислава Мальцева, определенные риски для Белоруссии связаны с переездом в страну радикально настроенных жителей России из числа выходцев с Северного Кавказа. «Вне контроля старейшин они всегда чувствуют себя свободней (в качестве примера — ситуация в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, где очень сильны салафиты, „Хизб ут-Тахрир“, в 2014 году местная ячейка ИГИЛ пыталась осуществить теракт в городе Нягань», — отметил Мальцев.

Активную агитацию славянских жителей России, а также соседних стран, по переходу в ислам в 2000-е годы, по словам эксперта, вела Национальная организация русских мусульман (НОРМ), созданная бывшими ультраправыми, перешедшими в мусульманство, но в целом сохранившими и там праворадикальные взгляды. «Лидеры их давно перебрались за границу — в Турцию, Германию, Польшу. Их активность по сей день высока в Интернете, в соцсетях, на YouTube. И по сей день она стремится связать ислам с фашистской идеологией и практикой. Под эту пропаганду подпадают люди в России и, скорее всего, за ее пределами», — полагает Мальцев.

Он рассказал, что в 2009—2010 годах большой интерес к радикальному исламу испытывало руководство и активисты российского отделения международной неонацистской организации Blood and Honour. «Итогом ориентации на северокавказских моджахедов стала серия терактов в Орле и Ростове-на-Дону в 2010 году, после чего Blood and Honour была запрещена и ушла в подполье. И тут интересно то, что ее лидер Сергей Голубев по кличке „Опер“ был уроженцем Белоруссии и вполне мог скрыться там после разоблачения ее последователей в России», — не исключает эксперт.

Как сообщало EADaily, ранее источник в спецслужбах рассказал телеканалу LifeNews, что вероятными организаторами теракта в Брюсселе являются боевики группировки ДАИШбратья Иван и Алексей Довбаши, граждане Белоруссии. 22 марта представитель КГБ Белоруссии Дмитрий Побяржин заявил о том, что его ведомство располагает информацией о братьях Довбашах и отметил, что проводится проверка информации об их возможной причастности к террористической деятельности. В это же день белорусские СМИ проинформировали о том, что Иван и Алексей Довбаши отрицают то, что они имеют какое-либо отношение к терактам в Брюсселе. Сообщается, что один из братьев, Иван, связался с «Еврорадио» и выразил недоумение по поводу того, что его называют в числе причастных к проведению теракта. 

О возрастающей угрозе в Белоруссии исламского радикализма, связанного с большим числом студентов-мусульман и проводимой в их среде пропагандистской работой, заявил EADaily и белорусский политический аналитик Жанн Чубуков, комментируя появившуюся ранее в СМИ информацию о причастности белорусских граждан к терактам в Брюсселе.

«В Белоруссии непрерывно увеличивается число иностранных граждан, обучающихся в учреждениях высшего образования. За прошедшие 3 года количество выросло с 12 тыс. до 14,6 тыс. Большинство студентов-иностранцев — не из России. Россиян из 14,6 тыс. — 1,6 тыс. Меньше 10%. Доля россиян убывает: в 2012 году было 1,7 тыс. из 12 тыс., в 2016 — уже 1,6 тыс. из 14,7 тыс. Основная масса иностранных студентов — туркмены, в этом году их доля составила 8,2 тыс. из 14,6 тыс. иностранных студентов. Туркмения — среднеазиатская закрытая исламская страна кланового типа. Из 11 стран по количеству иностранных студентов только три неисламские — Китай (0,7 тыс.), Россия (1,6 тыс.), Украина (0,3 тыс.). Таким образом, получается, что у нас в стране из 14,6 тыс. студентов 2,6 тыс. — из неисламских стран», — сказал Чубуков.

Иностранные граждане, по его словам, поступают в учебные заведения Белоруссии по собеседованию, не имея при этом достаточной подготовки. «Более 80% иностранцев по белорусским меркам не способны обучаться в университете — они не знают ни русского, ни английского языка на соответствующем уровне. Пропускают всех, потому что они платят в валюте. А к нищему Минобру в этом плане предъявлены конкретные требования по экспорту образовательных услуг», — отметил Чубуков.

По словам Чубукова, «конгломерат молодых людей из исламских стран, которые втянуты в той или иной мере в конфликты, порождает соответствующие мысли и сообщества».

«Я лично сталкивался с ситуациями, когда иностранцы закрывались в аудитории и не давали вести занятия, чтобы совершить намаз. Не раз случалась поножовщина, когда иностранцы из анклавов пробовали вести себя в Белоруссии, как у себя на родине. У меня лично были студенты, которые в учебном году обучались на врачей, а летом выкладывали в соцсетях фотографии из Сирии в боевой униформе ССА возле трупов „кяфиров“. В следующем году они продолжали учёбу», — заявил политолог.

Если говорить о соцсетях, то, как отметил Жанн Чубуков, «„горячие“ парни из исламистов полтора года назад засыпали хэштег #minsk ваххабитской пропагандой». «Мы это случайно выявили с единомышленниками, тестируя обновлённый функционал API твиттера. Информацию отдали по назначению. Но реакция властей была только через полгода, и очень невнятная», — сообщил он.

В исламских анклавах, как сообщил Чубуков, действуют неофициальные молельные комнаты, кураторы которых — выходцы из Катара. «Отношения с катарскими шейхами у белорусских барыг, приближенных к власти, хорошие, поэтому на происходящее закрывают глаза. Транслирующиеся посетителям этих молельных комнат взгляды — достаточно радикальные и политически окрашенные», — констатировал Чубуков.

23.03.2016

Источник: eadaily.com


get('twitter')) == 1) { ?>