Громкий судебный процесс по делу группы салафистов, завершившийся 21 февраля в Тунисе, в очередной раз подтвердил, что одна только стабильность режима и отсутствие видимых социально-экономических причин не может уберечь ту или иную страну — в данном случае Тунис — от возникновения там радикально настроенных групп исламистского толка.

Речь идет о группе салафистского толка «Джунд Асад ибн Фурат» («Солдаты Асада ибн Фурата», по имени арабского завоевателя Сицилии), отметившейся серией боестолкновений с силами безопасности недалеко от Туниса в период с декабря 2006 по январь 2007 г. По официальным данным, в ходе этих столкновений погибли 14 человек, в том числе два офицера. Эти боестолкновения стали самыми заметными после теракта на тунисском острове Джерба 11 апреля 2002 г., в результате которого погибли 21 человек. Ответственность за тот теракт взяла на себя «Аль-Каида».

Возглавлял группу до гибели в одном из боестолкновений бывший военнослужащий тунисской Национальной гвардии (аналог российских Внутренних войск. — Прим. авт.) и ветеран боевых действий в Афганистане и Боснии Асад Сасси (боевой псевдоним — Абу Хешми). 30 участников группы предстали перед судом первой инстанции по обвинению в убийствах, подстрекательстве к убийствам, участии в преступном сообществе, попытке изменить существующий режим насильственным путем. Они были осуждены 30 декабря прошлого года. Двое из них (24-летний Сабер Раджуби и 34-летний Имад бен Амар) получили высшую меру наказания, восемь — пожизненное заключение, остальные — длительные сроки тюремного заключения. 8 февраля процесс по этому делу начался в суде второй инстанции.

Откуда во внешне спокойном и благополучном Тунисе появились салафисты и кто они такие? Ответы на эти, а также на многие другие вопросы были получены в ходе судебных процессов.

Участниками группы были молодые тунисцы в возрасте от 22 до 42 лет. Как и на подавляющем большинстве подобных процессов вне зависимости от стран их проведения, подсудимые пытались представить себя «невинными овцами», у которых признательные показания о принадлежности к вооруженной группе были якобы выбиты под пытками. Одно это наводит на мысль — и она уже неоднократно подтверждалась материально — о существовании в «Аль-Каиде» (а именно к ней относила себя уничтоженная группа) специальной инструкции о том, как надо вести себя в случае задержания.

Защите родственники подсудимых сразу же подсказали, что ученик столяра (и это в 34 года!) Имад бен Амар болен диабетом и имеет 4-месячного сына (о том, что дети убитых офицеров стали сиротами, как то забыли). По версии отца Сабера Раджуби, Ламина Раджуби, его сын стал «жертвой несправедливости, поскольку его единственная вина состоит в том, что он поддался уговорам «сирен» салафистской идеологии».

В роли «сирен» выступали гражданин Мавритании и пять тунисцев, в том числе 37-летний Асад Сасси. Четверо из них, включая Сасси, погибли в боестолкновениях с тунисскими силовиками, двое арестованы. Ранее они прошли боевую подготовку в отрядах действующей с территории Алжира «Аль-Каиды в странах исламского Магриба» (АКМ) и, судя по всему, получили от руководства АКМ приказ на развертывание вооруженного движения в Тунисе. На первом этапе им предписывалось организовать сеть тыловых ячеек будущего вооруженного движения в городах с тем, чтобы обеспечить местное снабжение боевиков всем необходимым, а также организовать военную подготовку завербованных на месте тунисских джихадистов.

Шестеро «основателей» группы перешли алжиро-тунисскую границу в ночь с 22 на 23 апреля 2006 г. в районе н.п. Бушебка. Затем после 4-дневного марш-броска они обосновались в гористой местности под названием Джебель Шаамби. Уже 27 апреля Сасси и уроженец Бизерты Бен Хлифа сделали вылазку в соседний городок Касерин, где беспрепятственно закупили питание и сим-карты компании «Тунизиана». Несколько дней спустя по их следам пошли Тарик Хаммами и Мохаммед Махмуди. Целью их выхода была встреча Махмуди — уроженца города Сфакс — со своими родственниками с тем, чтобы они подготовили для него конспиративную квартиру. Но боевики попали в ловушку и были арестованы. Оставшиеся четверо спрятали оружие и сменили место лагеря, перебравшись поближе к столице, где, как они не без оснований надеялись, их будут искать меньше всего. Затем последовала операция по переброске спрятанного оружия. Ее выполнили трое студентов Высшего института технологических исследований. Они перевезли оружие в спортивных сумках в обычном рейсовом автобусе.

Свою деятельность в Тунисе исламисты начали с того, что организовали тренировочный лагерь для новозавербованных тунисцев близ населенного пункта Аин-Тбурнек всего в 40 км к югу от столицы страны между Тунисом и Хаммаметом. Примечательно, что Сасси не нашел среди завербованных тунисцев кандидатов для совершения терактов с использованием смертников. Поэтому он начал готовить взрывчатку из имеющихся в открытой продаже ингредиентов для минирования автомашин. По одной из версий, спецслужбы получили информацию о появившихся боевиках от булочника, у которого один из исламистов ежедневно закупал свежий хлеб. Боестолкновения с исламистами вспыхнули тогда, когда силы безопасности, которым пришлось прибегнуть к помощи армии, попытались разгромить лагерь.

Представшие перед судом в один голос отрицали свое участие в боестолкновениях и утверждали, что в лагере вооруженной группы просто скрывались от облав полиции, преследовавшей тех, кто носит внешние признаки приверженцев исламизма (борода, одежда и пр.). В то же время некоторые из них признали, что в момент задержания имели в руках автоматы Калашникова, другие обосновали свое нахождение в лагере стремлением отправиться на джихад в Ирак или противостоять «крестовому походу», затеянному президентом Бушем.

Иным было мнение обвинения, согласно которому участники группы планировали «низвержение режима». У них были изъяты шесть автоматов Калашникова, взрывчатка, схемы местности, на которой находятся посольства США и Великобритании. Согласно следствию, захваченное оружие попало в Тунис через границу с Алжиром.

Законный вопрос коллектива защиты, который остался без ответа со стороны властей: как получилось, что организаторы группы смогли безнаказанно действовать в Тунисе в течение нескольких месяцев? Причин видится несколько, и ни одна из них не связана с возможной беспечностью спецслужб. Скорее, наоборот. В данном случае спецслужбы, возможно, следя за исламистами с момента перехода границы с Алжиром, вели тонкую и опасную игру — организаторам группы специально дали время побыть на свободе, чтобы они «притянули» к себе потенциально опасных лиц, облегчив тем самым работу следователям.

21 февраля суд второй инстанции вынес приговор, которым подтвердил высшую меру наказания для С. Раджуби. Для Имада бен Амара высшая мера была заменена пожизненным заключением. Такое же наказание получили еще шесть человек. Для 15 человек приговоры остались без изменения, остальным проходившим по делу суд немного уменьшил сроки тюремного заключения.

Начиная с момента вынесения приговора судом первой инстанции и в ходе второго процесса Тунис столкнулся с резкой критикой в свой адрес со стороны различных международных правозащитных организаций. В частности, Международная федерация по правам человека (МФПЧ) потребовала проведения расследования утверждений обвиняемых, согласно которым они якобы подвергались пыткам на этапе предварительного расследования.

Власти страны расценили — и не без основания — такие действия «правозащитников» как «неприемлемую попытку повлиять на решение суда». В ответ на обвинения в том, что признательные показания якобы были получены под пытками, официальный тунисский источник напомнил, что «в ходе допросов обвиняемых в суде они не смогли представить ни одного подтверждения того, что к ним было применено насилие или что они содержались в плохих условиях». «Процесс проходил при соблюдении всех процедурных норм», — утверждал он.

Формально в Тунисе соблюдается фактический мораторий на исполнение смертной казни. В ноябре прошлого года президент Туниса Зин аль-Абидин бен Али обязался «никогда не подписывать приговоры к смертной казни».

Из всего случившегося следует один вывод: АКМ, давно претендующая на статус региональной организации, едва ли прекратит попытки переноса вооруженной борьбы в одну из самых стабильных арабских стран. Это делается по нескольким причинам, и главная из них — чисто психологического свойства. Она обусловлена стремлением АКМ и «Аль-Каиды» продемонстрировать населению арабских стран свое повсеместное присутствие.

В.В. Куделев, Институт Ближнего Востока, 03.03.2008

 


get('twitter')) == 1) { ?>