1 ноября 2013 г. лидер Движения Талибан Пакистана (ДТП) Хакимулла Масуд был убит в результате авиаудара американских беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) в пограничном с Афганистаном пакистанском Северном Вазиристане. Это событие произошло на следующий день после заявления премьер-министра Пакистана Миан Мухаммада Наваз Шарифа о начале мирных переговоров с талибами.

Х.Масуд был одним из наиболее разыскиваемых в США террористов. Вашингтон объявил вознаграждение за его голову в сумме 5 млн долларов. Пентагон подозревал его в нападении на базы НАТО в Афганистане, во взрыве автомобиля в Нью-Йорке на Таймс-Сквер, терактах против американцев в Пакистане и т.д.

К ликвидации Х.Масуда сейчас привлечено внимание не только в ДТП. В контексте современной политической действительности в Пакистане, когда непримиримые враждующие стороны согласились выслушать друг друга, срыв мирных переговоров с боевиками означает упущенное время и возможности, а, следовательно – новые теракты, жертвы, нестабильность в Пакистане и в регионе в целом. И все это – в преддверии прогнозируемой волны террора афганских боевиков в северных районах Пакистана после вывода из Афганистана в 2014 г. сил международной коалиции.

Кратко напомним, что исламистский экстремизм – составляющая повседневной жизни страны. В 2010 г. федеральная армия впервые за годы своего формирования, кардинально пересмотрела военную доктрину, заявив, что "…основные угрозы для страны исходят от внутреннего терроризма, а не от внешней агрессии".

Хакимулла Масуд – третий по счету лидер Движения Талибан Пакистана с момента его формирования в 2002 г. Основателем и первым командиром отряда боевиков был Нек Мухаммад (Nek Mohammad) из племени масуд Южного Вазиристана. Он погиб в 2004 г. Его сменил соплеменник - Бейтулла Масуд (Baitullah Mehsud), который был убит в августе 2009 г. в Южном Вазиристане. Также в результате авиаударов беспилотников были убиты другие полевые командиры ДТП – мулла Назир (Mullah Nazir) и Валиур Рехман в 2013 г. В руках Пентагона БПЛА стали действенным оружием борьбе с боевиками. В Пакистане неоднократно проходили массовые демонстрации с требованиями положить конец бесконтрольному применению этого вида оружия, по вине которого уже погибло много мирных жителей страны.

Х. Масуд был избран на Шуре (совет) талибов лидером ДТП в сентябре 2009 г. и местные СМИ неоднократно сообщали о якобы его ликвидации. Но на этот раз факт гибели подтвердил представитель исламистов. Х.Масуд имел значительное влияние среди пакистанских талибов, командовал операциями по подрыву конвоев грузовиков с грузами, предназначенных для миссии Международных сил содействия безопасности (МССБ) в Афганистане. Он возглавлял группировки талибов в агентствах Хайбер (Khyber), Куррам (Kurram) и Оракзай (Orakzai) Территории племен федерального управления (ТПФУ). В 2007 г. в результате одной из операций его отряд захватил в плен около 300 пакистанских военнослужащих. Это добавило ему престижа в глазах боевиков.

В пакистанской прессе отмечается, что он сумел консолидировать разбросанные по обширной территории группировки повстанцев в организованное движение с единым управлением. В 2013 г. Х.Масуд контролировал уже более 30 группировок боевиков, действующих в северо-западных районах страны. И это ставилось ему в заслугу.

Гибель Х.Масуда немедленно повлекла за собой процедуру избрания нового лидера Движения Талибан Пакистана. И уже 2 ноября 2013 г. представители различных группировок пакистанских талибов встретились в Северном Вазиристане для обсуждения преемника Х.Масуда на Шуре.

Эмиром центральной Шуры (Ameer of the TTP central Shura) до назначения нового лидера Движения был единогласно одобрен Aсматулла Шахин Бхитани (Asmatullah Shaheen Bhittani), родом из пограничного с Афганистаном района Танк.

Члены Шуры несколько раз встречались и рассматривали кандидатуры на пост лидера пакистанских талибов. Первоначально было представлено пять имен. В результате остановились на трех старших командирах Движения: маулана Фазлулла (Maulana Fazlullah), Хафиз Саид Хан (Hafiz Saeed Khan) и маулана Гул Заман (Maulana Gul Zaman).

Маулана Фазлулла – лидер ДТП отделения Сват (Swat Taliban). Известен массовыми убийствами местных жителей долины Сват в Северо-Западной пограничной провинции Пакистана (с апреля 2010 г. – Хайбер-Пахтунхва) весной - летом 2009 г., организацией сопротивления боевиков против федеральной армии. В настоящее время базируется в афганской провинции Кунар (Kunar).

Хафиз Саид Хан - лидер ДТП в агентстве Оракзай ТПФУ, более известный под псевдонимов Саяна (Sajna), принадлежит к племени Оракзай и родом из области Maмозай (Mamozai) в агентстве Оракзай. В среде боевиков считается одним из самых бескомпромиссных командиров. Пакистанская пресса писала, что под его началом были организованы многочисленные нападения на объекты федеральной армии и гражданские центры в крупных городах страны, в том числе консульства США в Пешаваре, Пешаварский аэропорт, мирные шествия шиитов и места поклонения секты ахмадие.

Третий кандидат - маулана Гул Заман также родом из агентства Оракзай и является эмиром ДТП в Хайбере.

Маджлис-и-шура (Majlis-e-Shura) приняла решение назначить Хафиз Саид Хана в качестве нового руководителя боевой организации ДТП. На первый взгляд это естественный процесс смены первого лица Движения. Но с другой стороны – коренная ломка традиции назначения лидером талибов из племени масудов Южного Вазиристана, родины ДТП. Родо-племенные связи в зоне пуштунских племен ТПФУ имеют крайне важное значение в военном, политическом, административном управлении агентствами. Назначение "чужака" (родом не только из другого племени ЮВ, но и другого агентства) командовать боевыми группировками может привести к непредсказуемым последствиям – раздробленности Движения, хаотичности его действий, смене приоритетов и т.д.

Лидеры ДТП характеризовали гибель Х.Масуда как отказ от достигнутых соглашений 18 февраля 2008 г. относительно Северного Вазиристана между боевиками и федеральной властью. 2 ноября 2013 г. боевики заявили об отказе от мирных переговоров с правительством Пакистана, обвинив его в измене, пособничестве США, двойной игре с повстанцами. В последние годы ДТП заявило о себе как о социальной силе Пакистана, способной оказывать влияние и давление на федеральный центр. Именно это объясняет, почему Исламабад прислушивался и реагировал на заявления Движения.

Вопрос о переговорах федеральных властей с ДТП обсуждался еще в 2012 г. в период правления президента Асфа Али Задари и его Пакистанской народной партии. Этому способствовала как позиция самого Исламабада, так и события в соседнем Афганистане – попытки наладить контакты с афганским Движением Талибан. Отголоски этих событий имели определенное влияние на ДТП. В 2012 и в 2013 гг. Исламабад проводил Всепартийные конференции, вопрос о переговорах был вынесен на заседания Национальной ассамблеи (нижней палаты парламента). Каждая сторона выдвигала свои требования. Генералитет вплоть до сентября 2013 г. не поддерживал идею переговоров с боевиками, настаивая только на применении силы против них.

США со своей стороны продолжали тактику авиадаров по базам боевиков в Северном Вазиристане. В результате в январе, затем в мае 2013 г. были ликвидированы боевики, входившие в десятку наиболее видных лидеров: мауллана Назир и маулана Валиур Рехман. После этого ДТП вновь отвергло идею мирных переговоров.

Запрещенное президентом П.Мушаррафом еще в 2004 г. ДТП было заинтересовано в общественном признании, легализации своего существования. И единственный путь к этому виделся талибам в переговорах с федеральными властями. Определенные надежды Движение возлагало на гибкость и уступчивость новых федеральных властей. Наваз Шариф в прежние годы открыто не критиковал ДТП, осуждал только теракты и высказывал соболезнования семьям погибших. Пакистанские талибы не вносили имена членов возглавляемой им партии в черный список своих мишеней в отличие, например, от Пакистанской народной партии или Народной национальной партии. Придя к власти в июне 2013 г. премьер-министр Миан Мухаммад Наваз Шариф провозгласил путь примирения с боевиками, но заявил о необходимости их разоружения и признания ими Конституции страны. Первый раунд переговоров он предложил открыть в местных СМИ. Талибы отказались.

ДТП возлагало определенные надежды на переговорный процесс, особенно в свете заверений премьера о прекращении авиаударов по территории ТПФУ после визита в октябре 2013 г. в США. Атаки американских БПЛА, введение шариата в судебную практику в зоне пуштунских племен, отмена действия Конституции Исламской Республики Пакистан – были и остаются основными требованиями ДТП для начала переговоров с федеральными властями. В последние недели ДТП немного смягчило свои позицию.

Смерть Х.Масуда усложнит попытки пакистанского правительства, направленные на заключение мирного соглашения с боевиками. Движение Талибан заявило о пересмотре отношений с федеральным правительством и правящей Пакистанской мусульманской лигой (ПМЛ Н) (Pakistan Muslim League-Nawaz (PML-N). И уже сама ПМЛ Н станет целью атак ДТП.

Силы безопасности в провинции Хайбер-Пахтунхва (административно управляет агентствами пуштунских племен) были приведены в состояние повышенной боеготовности на следующий день после гибели Х.Масуда. Стянуты дополнительные подразделения с целью предотвратить возможные ответные действия террористического характера со стороны боевиков Талибана.

Парламент Пакистана выразил обеспокоенность ситуацией, сложившейся после убийства лидера ДТП. Политические партии охарактеризовали атаки американских беспилотников "заговором с целью саботировать мирные переговоры с боевиками". Лидер парламентской оппозиции Х. Шах (Khursheed Shah) прямо заявил, что американцы не заинтересованы в мирных переговорах.

Правящая в Хайбер-Пахтунхва партия Движение за справедливость (ДС) (Tehreek-e-Insaf) призвала остановить поставки грузов МССБ по территории провинции. Боевики приветствовали решение ДС.

3 ноября 2013 г. ДТП выступило с предупреждением в адрес федерального правительства, что отныне члены правящей Пакистанской мусульманской лиги Наваз Шарифа (ПМЛ Н) внесены в черный список их мишеней. Парламент Пакистана заявил о пересмотре отношений с США из-за срыва переговоров с талибами.

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

11/11/2013

Источник: Новое Восточное Обозрение


get('twitter')) == 1) { ?>