Год назад над Донбассом был сбит самолет авиакомпании Malaysia Airlines, все 298 человек, находившиеся на его борту, погибли. Трагедия произошла в тот момент, когда обстановка в мятежном регионе была крайне напряженной: украинские военные наступали, повстанцы оказались на грани разгрома, от которого их спасло только внезапное появление у них тяжелого вооружения. В объяснения ополченцев, что эту технику они захватили у украинской армии, мало кто поверил. Тем не менее благодаря ПЗРК мятежникам удалось лишить ВСУ поддержки с воздуха, — до того штурмовики и вертолеты ВВС Украины безнаказанно наносили удары по их позициям, а украинские военно-транспортные самолеты перебрасывали подкрепления и снаряжение заблокированным гарнизонам. В самый разгар этой «битвы за воздух» и случилась катастрофа «Боинга».

Для украинского руководства и его симпатизантов она стала настоящим подарком. К тому моменту ситуация в информационном поле была для Украины не самой благоприятной: мало кого из жителей стран Запада волновало, что происходит в далеком и непонятном Донбассе. После гибели «Боинга» все изменилось. Поле для политических маневров, контактов, обмена мнениями и дискуссий между Западом и Россией резко сузилось. Владимир Путин превратился в западных СМИ в подобие Гитлера, с которым невозможно договариваться.

Некогда объяснять

Большинство стран мира отреагировали на падение «Боинга» так, как обычно реагируют на трагедию, случившуюся где-то далеко и с кем-то другим: выразили глубочайшие соболезнования жертвам и родственникам катастрофы и потребовали как можно скорее организовать тщательное международное расследование и наказать виновных — рутинные формулировки, отшлифованные годами дипломатической практики. Но представитель Нигерии при ООН Джой Огву назвал гибель «Боинга» апокалипсисом и заявил, что эта трагедия предвещает скорый конец мира.

Практически сразу гибель «Боинга» превратилась в козырь в большой внешнеполитической игре, и западными странами, поддерживавшими Киев, эта карта была разыграна очень быстро и грамотно. Почти сразу выделилась группа «ястребов»: США, Австралия и Канада, плюс Эстония.

На борту «Боинга» было 27 граждан Австралии, и граждане страны требовали от Канберры объяснений. Прошло всего два дня, и премьер-министр Тони Эббот уже обозначил виновных — «поддерживаемые Россией повстанцы». Еще больше гнев австралийского премьера распалила беседа главы МИД Австралии Джулии Бишоп с вызванным к ней российским послом — Владимиром Морозовым, сказавшим, что, возможно, в случившемся виновна украинская сторона. Бишоп даже потребовала от сепаратистов, чтобы те не смели использовать тела жертв в качестве заложников, хотя никаких намеков на то, что они могут поступить подобным образом, не было. С тех пор австралийский премьер вспоминал «Боинг» при каждом удобном случае, угрожая даже «взять за грудки» Владимира Путина, если он приедет в Австралию.

Если Эббот сначала предпочитал не обвинять непосредственно Россию, то канадцы не утруждали себя дипломатическими тонкостями и недомолвками. В заявлении канадского премьера Стивена Харпера осуждалась «военная агрессия России и оккупация ей (части территории — прим. «Ленты.ру») Украины, что и вызывает затянувшийся конфликт в регионе». Глава МИД Канады Джон Бэрд был еще более откровенен и резок. По его словам, «Кремль, возможно, и не нажимал на спусковой крючок, но именно он зарядил пистолет и вложил его в руку убийцы».

Вскоре подтянулась и Эстония — премьер Рыйвас, только недавно вступивший в должность, сообщил, что Таллин ужесточит санкции против России, так как это «моральный долг Эстонии перед жертвами катастрофы "Боинга"».

Из американских официальных лиц резче всего выступила представитель США в ООН Саманта Пауэр: она объявила, что самолет был сбит ракетой SA-11, выпущенной с территории, контролируемой ополчением, и не исключено, что «российский персонал оказывал техническую помощь в запуске этой ракеты». Но слова дипломата, пусть даже занимающего такой высокий пост, и слова президента — разные вещи. Барак Обама в своих выступлениях никогда не обвинял Россию напрямую, но неизменно указывал, что Москва виновна в том, что поддерживает ополченцев на востоке Украины, а, следовательно, создала предпосылки для трагедии.

Спокойствие, только спокойствие

Европа в целом заняла более сдержанную позицию: в отличие от США, Канады, Австралии и Эстонии, лидеры ЕС не бросались обвинениями, хотя и допускали явно недружественные высказывания и жесты. Премьер Нидерландов Марк Рютте, к примеру, пригрозил усилить санкции против России, если она не будет помогать расследованию трагедии. Латвия запретила въезд трем российским певцам, «оправдывающим российский империализм» — Олегу Газманову, Иосифу Кобзону и Алле Перфиловой, более известной под сценическим псевдонимом Валерия. Аналогичным непрямым образом поступила Польша, отменив «Год Польши в России» и «Год России в Польше».

Совсем иначе повела себя европейская пресса, буквально взорвавшаяся обвинениями в адрес ополченцев, России и Владимира Путина лично. Общественность стран Европы, до того достаточно индифферентно относившаяся к происходившему на Донбассе, была потрясена гибелью граждан ЕС. Если до этого у Москвы были все основания полагать, что Германия, как обычно, пролоббирует нормализацию отношений России и Союза, то после катастрофы это стало невозможно. Официальный Берлин не мог игнорировать настроения граждан ФРГ. Попытка капитанов немецкого бизнеса, заинтересованных в связях с Россией, разрядить обстановку полностью провалилась. Ангела Меркель заявила, что «Россия несет ответственность за все, что происходит сейчас на Украине». В этих условиях Россию поддержали только германские левые: председатель парламентского Комитета по обороне Александр Ной из «Линке» потребовал прекратить политические спекуляции в отношении якобы очевидной вины России, пока нет результатов расследования.

В Европе на высшем уровне звучали и более спокойные голоса. Президент Финляндии Нийнистё сразу после трагедии позвонил российскому лидеру и отметил, что Хельсинки рассматривает Москву как сторону, заинтересованную в установлении истины. Глава МИД Греции Эвангелос Венизелос, исландский министр иностранных дел Гуннар Браги Свейнссон и президент Португалии Анибал Сильва вообще воздержались от каких-либо обвинений — они заявили, что история с «Боингом» говорит прежде всего о том, что конфликт на востоке Украины необходимо прекратить немедленно.

В схожем тоне выступили президент Бразилии Дилма Русеф и глава МИД ЮАР Майте Нкоана-Машамбане, призвав не делать резких заявлений и дождаться результатов расследования. В целом можно отметить, что страны БРИКС заняли нейтральную позицию, которая в условиях политического давления на Россию автоматически превратилась в нейтрально-дружественную.

Низшая точка

Прошло всего четыре с небольшим месяца после гибели «Боинга», и в австралийском Брисбене собрался давно запланированный саммит G20. К тому времени позиции сторон окончательно определились: Запад продемонстрировал, что не намерен отказываться от жесткой риторики в отношении России, Москва в свою очередь показала, что не собирается идти на попятный.

Было очевидно, что Путину на саммите придется нелегко, но сложно было даже предположить, до какой степени. К ноябрю благодаря усилиям западных «ястребов» российский президент стал «нерукопожатной» фигурой. Масло в огонь подлило и то, что саммит проходил в Австралии, премьер-министр которой открыто угрожал «разобраться с Путиным».

Поездка на саммит продемонстрировала изоляцию России со стороны западных держав. Конечно, Эббот Путина за грудки не взял, но предложил ему извиниться за сбитый «Боинг», а Харпер потребовал от российского лидера «убираться с Украины».

Удар российский президент держал достойно, не сорвавшись и умудрившись даже «потроллить» коллег. Сложно сказать, что выиграли от своих эскапад западные лидеры, зато понятно, что именно они проиграли: Россия ускорила начатый «разворот на Восток», а перспектива узнать правду о том, кто на самом деле сбил «Боинг», стала еще туманнее.

Саммит оказался самой низкой точкой в отношениях России и Запада. С того момента страсти по «Боингу» заметно поутихли: общественность получила массу других инфоповодов, чтобы обсуждать, переживать и делиться мнением, а лидеры стран Запада вспомнили, что одним «Боингом» мировая повестка не исчерпывается. Есть еще вопросы иранского атома, борьбы с «Исламским государством» и множество других, где без сотрудничества с Россией не обойтись.

Трибунал

Однако ближе к годовщине трагедии о погибшем самолете вспомнили вновь. Ряд западных СМИ, включая CNN, опубликовал со ссылкой на «собственные источники» отдельные фрагменты из проекта итогового заключения международной комиссии, а Малайзия при поддержке Нидерландов, Австралии, Бельгии и примкнувшей к ним Украины объявила, что будет добиваться трибунала по «Боингу».

Эта идея вызвала понятный скепсис российских дипломатов. На данный момент действуют два трибунала, каждый из которых имеет статус вспомогательного органа Организации объединенных наций: МТБЮ и МТР, трибуналы по бывшей Югославии и по Руанде. Они занимаются расследованием военных преступлений, совершенных на соответствующих территориях, привлекая к ответственности лиц, причастных к геноциду и в целом преступлениям против человечности. Схожей юрисдикцией обладают и так называемые смешанные трибуналы — спецсуд по Сьерра-Леоне, трибунал по Ливану и чрезвычайные судебные палаты в Камбодже.

Случай с «Боингом» отличается кардинально. Несмотря на весь трагизм ситуации, масштабы совершенно несопоставимы: в конце концов, никто же не учреждал трибунал из-за гибели иранского «Эйрбаса», сбитого американской ракетой над Персидским заливом в 1988 году, или Ту-154, уничтоженного в 2001 году украинскими зенитчиками во время учений.

Но даже если трибунал будет собран, обвинению предстоит практически невозможная задача — доказать, что «Боинг» был сбит намеренно, что те, кто стрелял по нему или отдавал приказ об этом, знали, что ведут огонь по гражданскому пассажирскому лайнеру. Характерными прецедентами можно назвать оправдательные приговоры, вынесенные МТБЮ бывшему президенту Сербии Милану Милутиновичу — его адвокаты заявили, что он не контролировал напрямую армию, а следовательно, не может нести ответственность за ее действия, — и боснийскому командиру Сефару Халиловичу, который был оправдан, поскольку «убийства самовольно совершили отдельные лица, следовательно, преступление не было спланировано». Доказать же, что командование ополченцев или ВСУ, либо лично президенты Владимир Путин или Петр Порошенко спланировали уничтожение «Боинга», будет крайне затруднительно.

Комиссия по расследованию гибели «Боинга» должна представить свои выводы в октябре 2015 года, но уже понятно, что каковы бы они ни были, та сторона, на которую возложат вину за катастрофу, их не признает. И в первую очередь потому, что вместо беспристрастного анализа произошедшего и предотвращения возможности повторения подобных трагедий в будущем, политики превратили гибель людей в козырную карту в большой игре за мировым столом.

Алексей Куприянов

17.07.2015

Источник: Lenta.ru

Международный трибунал по малайзийскому «Боингу»: те же и кривой

В мировых СМИ разгорелся нешуточный шум и гам по вопросу учреждения международного трибунала по сбитому год назад над Донбассом малайзийскому «Боингу 777». При этом «козлы отпущения» уже назначены. Комиссия по расследованию катастрофы допустила утечку информации, соответственно которой лайнер сбит с контролируемой ополченцами территории.

Прежде чем разбираться с виновниками и причинами катастрофы, хотелось бы понять, с чего это вдруг ей придается столь глобальное измерение?

Давайте вообразим невообразимое и представим себе, что выводы комиссии объективны. Что дальше? В каких целях Запад добивается этого варианта? Для того чтобы заклеймить «бесчеловечный характер восставших территорий» и иметь повод для их наказания в глазах мировой общественности? 

Но ведь даже в этом невероятном случае все равно речь идет об ошибке. Ополченцы никогда не объявляли охоты на гражданскую авиацию. А коли это изначально была ошибка, то почему трибунал?

Почему не поднимался вопрос о международном трибунале, когда украинские ВВС по ошибке сбили в 2001 году российский лайнер, следовавший из Израиля? Почему Израиль, столь чувствительный к защите интересов своих граждан, никак не отреагировал на это преступление «по халатности»? Почему не обиделся на появившуюся в Киеве циничную шутку: «С-300 – ракета российская, команд на украинском не понимает. Вот и сбила евреев». 

В 1988 году ракетой с американского крейсера Vincennes в Персидском заливе был «по ошибке» сбит иранский пассажирский самолет Airbus A300B2-203, на борту которого находилось 290 пассажиров (из них 55 детей). Очень похоже на происшествие над Донбассом, только исполнители другие. Американцы не особенно отказывались от авторства: а чего, собственно, бояться? Кто их накажет за такую «ошибку»? Тем более что радиолокаторы на крейсере совсем малопригодные, не смогли отличить гигантский лайнер, следовавший воздушным коридором на заданной высоте и заданным маршрутом, от истребителя. Такие случаи с американцами бывают, когда речь идет о врагах Америки. Не заметили операторы, контролирующие небо, что проходит штатный полет воздушного судна.

Иран, правда, потом высказался по этому поводу и заявил, что самолет был сбит умышленно. Но в Вашингтоне смеются над такими заявлениями. Никакого расследования, разумеется, не проводилось.

И вот сцена третья: те же и кривой. Кривой – это международное правосудие по-брюссельски, которое сильно «окривело» еще в достославную эпоху МТБЮ. Если возвращаться к печальным и позорным делам этого «трибунала», то окажется, что занимался он совсем не правосудием, а демонизацией сербов в глазах мировой общественности. 80% осужденных этим заведением оказались сербами, и из 16 заключенных, нашедших смерть в его казематах, большинство также были сербами. В том числе и бывший президент Югославии С.Милошевич.

Те, кто имел доступ к реальным процессам судопроизводства в МТБЮ, седели от ужаса: настолько издевательски далек он был от норм международного права.

Сегодня не предлагается ничего нового. Все по шаблонам МТБЮ. 

Для начала быстро слепленная «международная комиссия» экспертов умыкнула остатки малайзийского «Боинга» в Голландию под обещания того, что в Великобритании работают лучшие в мире эксперты, способные в течение пары дней расшифровать «черные ящики», по итогам чего преступник будет выведен на чистую воду. 

Затем начались чудеса. «Лучшие в мире эксперты», видимо, «черные ящики» таки расшифровали, однако, вместо того чтобы объявить хоть какие-то результаты, тихо забрались под корягу и уже целый год не издают ни звука. Чем заняты сегодня эти специалисты? Препарируют записи «черных ящиков» в соответствии с полученными указаниями?

Бог весть... Ведь российских экспертов к расследованиям не допустили и им остается только гадать.

Как-то не очень четко в данном случае вели себя и наши переговорщики: ведь один из выдвигавшихся вариантов катастрофы заключался в том, что лайнер был сбит с российской территории. Значит, мы имели право требовать включения наших представителей в комиссию. Имели, но не сумели. Теперь в Брюсселе собираются предъявить миру блюдо, которое целый год готовили на «черной кухне» спецслужб, а затем вылить это варево на голову ополченцев, а заодно и России.

При этом само по себе предложение создать международный трибунал рассчитано на простаков. Понятно, что Москва заблокирует эту инициативу как не соответствующую резолюции Совбеза ООН 2166 и будет выставлена в виде страны, прикрывающей преступный режим ополченцев. Эта «мулька» придумана лишь как дебют предстоящего спектакля. Главное начнется потом, когда вся гигантская информационно-пропагандистская машина Запада будет включена с одной-единственной целью: убедить мир, что ополченцы являются исчадиями ада.

Что остается делать России? Конечно, убеждать мир, что международное расследование было непрозрачным, неоднократные призывы России задействовать Совет безопасности ООН для контроля за выполнением его резолюции 2166 неизменно игнорировались и профессионально выверенные требования к расследованию катастрофы МН-17 не выполнены.

На тех, кто умеет слышать, это подействует. Но их, к сожалению, меньшинство.

Дмитрий Седов

16.07.2015

Источник: Фонд стратегической культуры


get('twitter')) == 1) { ?>