Террористы Исламского движения Туркестана (ИДТ – бывшее Исламское движение Узбекистана) используют женщин в террористической деятельности и агитации, по словам спецслужб и самих жертв.

Осужденная в 2007 году за террористическую деятельность Дурдона Назарова рассказывает, что, пройдя подготовку в лагере террористов в Афганистане в 2005 г., вернулась в Узбекистан, где распространяла экстремистскую литературу и пыталась вербовать женщин в ИДТ, сообщает centralasiaonline.com.

Назарова пыталась завербовать Наргизу З., чей жених пропал в 2006 году, обещая возможную встречу с женихом, и говорила, что террористы «борются с властью неверных и хотят установить исламское государство на территории Средней Азии».

Наргиза рассказала об этом сотрудникам СНБ, и Назарову вскоре осудили. По словам Назаровой, она сейчас понимает, что поступала неверно, но «тогда боевики меня запугали, шантажировали, использовали нейро-лингвистическое программирование».

Другая осужденная, Мастура Ходжаева, готовилась стать смертницей в Узбекистане , после того как присоединилась к ИДТ, поскольку ей «объясняли, что во всех бедах виноваты люди, забывшие истинный ислам, и нужно бороться с ними». Ходжаеву, которая говорит, что в ИДТ ей давали наркотики, поймали спецслужбы.

Комментируя эти два эпизода, сотрудник СНБ Бахромхон Ибодов сказал, что это достаточно типичные случаи.

«Но ни одна из осужденных женщин не призналась в том, что занималась террористической деятельностью по собственной воле и идейных соображений, - сказал он. - Женщин обучают и поведению в случае задержания или ареста, которое не предусматривает рассказ об истинных мотивах в расчете на снисхождение властей». Ибодов подчеркнул, что у многих женщин, вовлеченных в ИДТ, есть дети, и ИДТ шантажирует их этим. Ибодов не сообщил, сколько в целом таких женщин содержится в тюрьмах СНБ, сказав лишь, что их около нескольких десятков.

Когда мужчины связаны с терроризмом, их жены становятся особенно уязвимы

Власти особенно обеспокоены тем, что в группе риска вовлечения в терроризм – женщины, чьи мужья осуждены за терроризм, поэтому спецслужбы стараются отслеживать их жизнедеятельность.

«Каждая женщина в Узбекистане, муж или брат которой подозревается или осужден за участие в террористической деятельности, находится под усиленным наблюдением спецслужб, - сказал он. - Это оправдано тем, что именно этих женщин легче привлечь к деятельности террористических организаций».

Дилором У. из Ташкента под давлением родных развелась в 2003 году с мужем, который был осужден в 1999 году за причастность к террористической организации.

«Я действительно под давлением друзей мужа и их жен несколько раз принимала участие в пикете у городского хокимията, после которого меня и других женщин забирали в милицию, - вспоминает она. - У всех членов моей семьи начались проблемы на работе. ... Лишь после развода и нового брака меня и моих близких спецслужбы оставили в покое».

Нафиса Яхъяева из Андижана была изнасилована в 2004 году, этой личной трагедией воспользовалось ИДТ. Пока другие смотрели на нее «косо», член ИДТ сказал ей, что единственный способ избежать публичного позора - активная деятельность в организации.

«Я делала то, что мне говорили мои братья по организации – была курьером, раздавала литературу, вступала в интимную связь с непосредственным руководителем, который был моим учителем», - рассказала Нафиса. По ее словам, обратиться в правоохранительные органы ей не приходило в голову, потому что она боялась мести.

Женщин манипулировать легче

По словам психолога из Ташкента Светланы Ким, «женщины легче поддаются манипулированию в силу своей большей по сравнению с мужчинами уязвимости. Принуждение женщин-мусульманок, уличенных во внебрачных связях, является обычной практикой в террористических организациях».

Психоаналитик Главного управления внутренних дел Ташкента Рахматжон Исломов считает, что женщины быстрее мужчин становятся агрессивными.

«Это, как ни странно, обусловлено особенностями женской психики, - сказал он. - Женщины более управляемы и эффективнее подвергаются психологическому воздействию, хотя с точки зрения социума, женщины меньше представляют опасность».

По мнению Исломова, портрет женщины-террористки выглядит следующим образом: «несчастная, одинокая, женщина с низким уровнем самооценки, не имеющая высшего образования, из семьи с низким достатком, у которой либо погиб муж, либо он отбывает наказание. Однако не все женщины, вовлеченные в террористические организации, являются жертвами. Существует когорта женщин, для которых это бизнес, источник существования».

Сотрудник офиса Интерпола в Ташкенте Сергей Ц. сказал, что инструкция в случае захвата или нейтрализации террористической группы предписывает в первую очередь обратить внимание на женщин.

По мнению аналитика по вопросам безопасности Виктора Михайлова, «сегодня в лагерях «Исламского Джихада» на некоторых женщинах лежит ответственность по проведению PR компаний, по пополнению боевых рядов группировки, аналогичная ситуация и в Исламском движении Узбекистана».

21.07.2011

Источник 12.uz 


get('twitter')) == 1) { ?>