Европа потрясена очередным крупным терактом. Грузовик протаранил группу людей, пришедших на праздник в честь Дня взятия Бастилии на Английскую набережную Ниццы. Водитель обстрелял местных жителей и туристов из автомата. Больше 80 человек погибли, десятки граждан получили ранения. О том, почему новый акт насилия и устрашения был ожидаем, а также о сути международного терроризма и его причинах «Росбалту» рассказал директор Института Европы РАН, участник форума «Петербургский диалог» Алексей Громыко.

— Произошедший в Ницце теракт — это непредсказуемое бедствие или закономерное явление?

 — Закономерное явление. Теракты начались после вторжения в Ирак в 2003 году — сначала в Англии, потом в Испании, затем во Франции, в редакции Charlie Hebdo. Затем Бельгия и снова Франция. То есть все говорит о том, что это не случайность, а системное явление. В России мы в свое время к этому привыкли, но проблема была решена. К сожалению, в Западной и Центральной Европе подобные случаи будут происходить и дальше.

— Почему ситуация обострилась именно сейчас?

— Многие европейские страны участвуют в различного рода военных акциях в Африке и на Ближнем Востоке. Местные сообщества подобные вмешательства считают несправедливыми. Вторая причина состоит в том, что ряд держав заигрывает с терроризмом, выбирая «хороших» и «плохих», боевиков умеренных или радикальных. Это ведет к разрыхлению идеи международной коалиции по борьбе с терроризмом. Европейские страны не могут найти ответа на вопрос о том, как интегрировать массы мигрантов, которые приходят к ним из других частей планеты. Не из Евразии. Русские, китайцы, поляки или румыны никогда не были теми, кто мог привести к взлету радикальных или экстремистских течений в Европе. Кроме того, разлад на грани холодной войны между Западом и Россией привел к тому, что Европа пребывает в раздоре, она не может сконцентрировать силы на борьбе с терроризмом. Осуществлять ее самостоятельно Европейский союз, как мы видим, не может. И, естественно, террористические организации этим пользуются.

— Было отмечено, что зачастую террористами оказываются не те, кто приехал в Европу в последние годы, а второе-третье поколение мигрантов…

— Все взаимосвязано. Террористы — это же не изолированные группы. Люди, которые родились во Франции, Великобритании или Испании, все равно сталкиваются с теми, кто прилетел с их исторической родины. То есть доморощенные террористы соприкасаются с неконтролируемыми миграционными потоками. Я уверен, что за организацией всех крупных терактов в Европе последних лет стояли как местные жители, так и поддерживающие их извне силы. Например, среди террористов, которые устроили ноябрьский теракт в Париже, были люди, которые приехали во Францию в последние два года. Так что это общая сеть, которая пока добивается своих целей. И, надо сказать, достаточно эффективно.

— На форуме «Петербургский диалог» вы сказали, что Европа оказалась не готова к терактам, потому что по сути столкнулась с новым для себя явлением…

— Да, международного, сетевого терроризма раньше просто не было, потому что глобализация не была развита так, как сейчас. Транспортная инфраструктура, коммуникации — все это необходимо для того, чтобы проблема не ограничивалась одним государством или регионом. Именно в конце XX-начале XXI века возникли возможности и условия, чтобы образовался этот новый феномен — международный терроризм. Хотя вообще терроризм существовал веками. Но он был направлен или против государства («красные бригады» в Италии, баскские террористические организации Испании, ирландская республиканская армия в Великобритании), или против какого-то народа, как при нацизме. За международным терроризмом стоят люди, которые причисляют себя к государству, которого нет. Это некий мировой халифат. То есть для них главным является не самоопределение и свобода, как было в годы антиколониальной борьбы, не борьба против конкретного государства или народа, а уничтожение определенной системы ценностей, мировоззрения, образа жизни.

Но, помимо бедности, нищеты и религиозных противоречий, огромную роль в том, что международный терроризм смог принять нынешние беспрецедентные формы и масштабы, сыграл внешний фактор. Огромные регионы планеты пребывают в разоренном состоянии и далеко не всегда по объективным причинам, в ряде случаев ситуация является рукотворной. И посредством терактов люди из слаборазвитых стран хотят добиться уничтожения несправедливостей, которые возникли благодаря внешнему влиянию. Из-за него были разрушены Ирак и Ливия. А Ситуация в Сирии перешла от локальной гражданской войны к полыханию по всей территории страны. На территории между Сирией и Ираком теперь действуют порядка 30-40 тыс. боевиков. Большинство из них не верующие и не фанатики. Это так называемые «дикие гуси» — люди, которые за деньги готовы убивать и воевать где угодно.

— Каких максимальных успехов можно достигнуть в борьбе с международным терроризмом?

— Как и с холерой, эболой, кибер-преступностью и наркотрафиком, с ним можно бороться эффективно. Но нормальные люди уже понимают, что полностью победить его невозможно. Во всяком случае, в ближайшие десятилетия.

— Приведет ли это противостояние к значительному ограничению личных свобод граждан?

Баланс между безопасностью и свободами меняется все последние годы. За 15 лет практически во всех западных странах законы, регулирующие возможности выражения тех или иных мнений, стали строже. Часть этих мнений стала радикальной как никогда. Кто-то думает, что ради борьбы с экстремизмом и терроризмом нужно проводить массированную слежку фактически за всем обществом. Но в любом случае противодействие терроризму приводит к сужению того безграничного поля свободы, которые было во многих западных странах до недавнего времени. И этот процесс может продолжится. Откровения Эдварда Сноудена показали, насколько массированно идет вторжение государства и спецслужб в частную жизнь. Вопрос в том, когда этот дисбаланс изменится настолько, что представительная демократия станет перерождаться. И демократические государства начнут превращаться в авторитарные.

— Стоит ли ожидать, что в связи с терактами европейские государства вернут охраняемые границы, как было до образования ЕС?

Нет, в прежнем виде это невозможно. Если только Европейский союз не рухнет и Европа не погрузится в пучину нового хаоса. Но проблемы со свободным передвижением внутри Евросоюза вполне возможны. Шенген может сделать шаг назад и ввести так называемые временные проверки удостоверений на внутренних границах ЕС.

Беседовала Софья Мохова

15.07.2016

Источник: rosbalt.ru


get('twitter')) == 1) { ?>