Организация "Исламское государство" разместила в Интернете видеоролик с угрозами в адрес России: террористы заявили, что "россиян будут убивать в их домах", и пообещали уничтожить президента Владимира Путина. Они также призвали своих единомышленников на территории страны объявить ей джихад. Примечательно, что видео было записано на русском языке, по-видимому, выходцем из Дагестана. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что эти заявления не повлияют ни на внешнюю политику России, ни на ее участие в контртеррористических операциях. "Безусловно, террористические группировки, по мере того как с ними ведется борьба, как им местами "прижимают хвост", используют такую тактику запугивания", – заявил чиновник.

Наезд грузовика на толпу в Ницце, расстрел посетителей торгового центра в Мюнхене, захват заложников в церкви в Нормандии, подрыв смертника в Кабуле… Терроризм превращается в часть повседневности, и с ним самоотверженно борются все — либералы и консерваторы, Россия и США, Запад и Восток. Вот только по мере усиления грозной риторики вылазки экстремистов становятся все кровавее и циничнее, а количество сторонников «Халифата» растет.

Европу трясет совсем не на шутку. Причем самые ее «центровые» страны: Германию и особенно Францию.19 июля там продлили чрезвычайное положение, введенное после терактов в Париже в ноябре 2015 года. Хотели продлить на три месяца, но республиканцы настояли, чтобы на полгода. И было от чего. Сообщения о терактах или их попытках приходят чуть ли не каждый день. Например, вчера стало известно сразу о двух таких случаях. Несколько лет назад каждый из них потянул бы на сенсацию. Обмусоливали бы, обсуждали по неделе. Сейчас, после Парижа и Ниццы, никого особенно не удивляет. Привыкли.

Необычный социальный эксперимент показал, что люди более склонны к экстремальным политическим и религиозным взглядам в тех случаях, если они заняты скучной работой или ведут скучную жизнь, говорится в статье, опубликованной в European Journal of Social Psychology.

Самоподрывы так называемых «шахид-мобилей» стали не только своеобразной визитной карточкой боевиков «Исламского государства», но и частью его тактики в ведении боевых действий.

Почему потенциальных террористов так сложно заметить вовремя? Кто и зачем уезжает воевать за радикальные исламские организации? Как государству нужно работать с религиозными общинами? На эти вопросы постарались ответить старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности в составе Института международных исследований МГИМО (У) МИД Ахмет Ярлыкапов и научный руководитель Центра исламоведения Фонда Марджани Ильшат Саетов в ходе презентации записки «Российский ислам в контексте ситуации на Ближнем Востоке» (полный текст доклада опубликован на сайте Международного дискуссионного клуба «Валдай»), состоявшейся на дискуссионной площадке клуба «Валдай».

В своей новой статье американский журналист Мартин Бергер обращает внимание читателей на активное стремление террористической группировки ДАИШ активизировать свою деятельность за счет подключения к ней детей.

Исламские общины в западных странах давно столкнулись с тем, что в Сирию убегают, чтобы воевать за «Исламское государство», даже самые успешные, творческие мусульмане. Фотомодели, певцы, рэпперы, диджеи, дизайнеры. Похоже, сегодня эта напасть перекинулась и на Россию: к ИГИЛ, возможно, примкнула известная чеченская поп-певица Аза Батаева.

Последние столетия развитый мир почти не знал понятия «религиозные войны» — большие или локальные конфликты касались, в первую очередь, вопросов национальной идентичности. Но сейчас эта тенденция начинает меняться. Возвращение религиозных войн вписывается в общий контекст создания постсекулярного общества, в котором существует большой интерес к религиозности, а вера снова становится фактором общественной жизни.

Движение «Талибан» в Афганистане с середины 2015 года привлекло в свои ряды множество детей, нарушая тем самым международное право о запрете на использование детей в качестве солдат, говорится в обнародованном сегодня заявлении международной правозащитной организации Human Rights Watch (HRW). Исследование HRW показывает, что в северной афганской провинции Кундуз талибы все чаще используется медресе или исламские религиозные школы, чтобы обеспечить военную подготовку детей в возрасте от 13 до 17 лет.

Сразу же следует поставить все точки над i и заметить, что «шахид» в переводе с арабского «свидетель» и никакого отношения к террору это слово изначально не имело. «Шахид» свидетельствует о своей приверженности вере и готовности отдать за нее жизнь. Что же касается исламистов, то они бессовестно переврали это определение, превратив «шахида» в террориста-смертника. Именно так сегодня и воспринимается «шахид».

В американском меморандуме, подготовленном Советом национальной безопасности США еще в 1974 году говорилось, что рост мирового населения — актуальная опасность самого высокого уровня, требующая принятия неотложных мер. Демографические факторы назывались ключевыми в возникновении сопровождающихся насилием конфликтов в развивающихся регионах.

Серия терактов в Париже показала, что террористы внешне могут совсем не выделяться. По крайне мере трое из боевиков вообще были гражданами Франции. Чем отличаются джихадисты от нормальных людей, по какой логике они действуют?

Ликвидировать терроризм можно только через образование, в первую очередь среди молодых мусульман, а саму проблему провоцируют диктаторские режимы в странах Большого Ближнего Востока, заявила РИА Новости иранская правозащитница, лауреат Нобелевской премии мира Ширин Эбади.

Профессор кафедры мировой экономики МГИМО Лариса Капица размышляет о том, что заставляет современных молодых людей вступать в ИГИЛ и другие террористические и экстремистские организации и как можно сломать эту тенденцию.

В чем отличие ИГИЛ от более знакомых нам по событиям на Северном Кавказе ваххабитов, «Военно-промышленному курьеру» рассказал исламовед Раис Сулейманов, эксперт Института национальной стратегии, главный редактор научного журнала «Мусульманский мир».

Как террористы вербуют людей в свои ряды? Что заставляет человека нести смерть и идти на смерть? Рассказы от первого лица — в серии материалов МИА "Россия сегодня" "Невыдуманные истории смертников".

О всевозможных проявлениях экстремизма говорится немало и на любых уровнях: от СМИ и разнообразных круглых столов и конференций до пересудов домохозяек. Неожиданная, тихая, но становящаяся всё более явной угроза наконец-то стала восприниматься всерьёз. Только вот с многострадальной миграционной сферой ее только-только начали увязывать. Пока что на уровне кулуарных разговоров. Попытаемся поговорить об этом в СМИ.

Количество терактов в мире возросло на 35 %, в минувшем году аналитики зафиксировали почти 13,5 тысяч террористических актов. Откуда приходит в мир эта зараза?

В отличие от традиционного ислама, радикальный исламизм намного более агрессивен и нетерпим к инакомыслию. Его теоретики прямо и безапелляционно перечисляли врагов религии Пророка, ставя в один ряд американцев, евреев, эмансипированных женщин и поборников либеральных ценностей. Известный российский востоковед, профессор Георгий Мирский в докладе «Радикальный исламизм: идейно-политическая мотивация и влияние на мировое мусульманское сообщество», подготовленном для дискуссионного клуба «Валдай», подробно разбирает, кто и за что попал в этот список ненависти. Предлагается сокращенный вариант одной из глав доклада.

Роман Силантьев ― исследователь ислама, доктор исторических наук, директор Центра географии религий при Синодальном отделе по взаимоотношениям Церкви и общества Московского патриархата. Эксперт рассказал о том, как в России вербует людей "Исламское государство" (ИГ), как с этим бороться и что делать, если завтра ИГ подступит к нашим границам.

Новости последнего времени регулярно начинаются фразой: еще одна студентка предположительно отправилась в ИГИЛ. Звучит так, словно человек убыл в путешествие или в отпуск на турецкий курорт… Кемер, Белек, ИГИЛ… Мы всякий раз восклицаем, всплескиваем руками и реагируем на эту новость примерно также, как на очередное сообщение о подхватившем корейским коронавирус. Реагируем так, словно после первого заболевшего немедленно появятся миллионы, и человечество вымрет. Так, словно за одной, другой и третьей студентками в ИГИЛ переберутся все студентки России, а потом вернутся обратно и устроят здесь джихад. Нет, я не иронизирую по поводу террористической опасности. И безусловно я сочувствую близким тех молодых людей и девушек, кто выбрал этот во всех смыслах опасный и неправильный путь. Я говорю о другом.

Варвара Караулова, студентка МГУ, на прошлой неделе была задержана в Турции. По предварительной версии, она направлялась в Сирию, чтобы присоединиться к террористической организации "Исламское государство". Саида Халикова, студентка Астраханской медицинской академии обвиняется в содействии террористической деятельности: девушка поддерживала Исламское государство деньгами, хотя сама утверждает, что не знала, кому предназначались ее пожертвования. Эти истории — лишь вершина айсберга, получившая широкую огласку. В том, как вербуют на территории России будущих боевиков Исламского государства, разбирались эксперты на круглом столе, состоявшемся на минувшей неделе в пресс-центре информационного агентства "Национальная служба новостей".

"Друзья, интернет, люди, говорящие о поездках туда", - Хадиджа Камара рассказывает о том, что, по ее мнению, заставило ее 19-летнего сына Ибрагима бросить все и уехать воевать в Сирию. Молодой человек погиб в сентябре прошлого года.

Согласно исследованию группы по защите прав человека, проведённому в нескольких провинциях Афганистана, каждый четвёртый рабочий шахт является несовершеннолетним. Исследование проводилось в течение шести месяцев в провинциях Герат, Парван, Баглан и Тахар. Руководитель группы Аттаулла Атта обратился к правительству с требованием принять срочные меры для защиты прав несовершеннолетних.

Нужно воспитывать молодых людей в духе традиционных ценностей и привлекать их к участию в религиозной жизни для того, чтобы защитить их от влияния экстремистских группировок, считают участники пресс-конференции "Развитие межрелигиозного диалога: общие проблемы и совместные решения", прошедшей в понедельник 8 июня в МИА "Россия сегодня".

Спецслужбы России, Турции, США, Великобритании, Испании, а также Интерпол продолжают розыск 19-летней россиянки Варвары Карауловой. Год назад студентка философского факультета МГУ увлеклась исламом и начала изучать арабский язык. Приходя в университет, девушка надевала хиджаб и закрытую одежду, а 27 мая втайне от родителей отправилась в Турцию. Отец Варвары полагает, что дочь завербовали сторонники запрещенной на территории России террористической группировки «Исламское государство» (ИГ) и в настоящий момент она направляется в Сирию. О том, как ИГ удается вербовать в России новых сторонников и почему домашние девочки отправляются в халифат, «Ленте.ру» рассказал востоковед, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Более 25 тыс. иностранцев сражаются на стороне экстремистов "Исламского государства" (ИГ) и "Аль-Каиды" в Ираке, Сирии, Ливии и Пакистане. Об этом говорится в секретном докладе ООН: документ еще не опубликован, но результаты полугодовой работы исследователей уже обнародованы ведущими западными СМИ. Эксперты Всемирной организации утверждают, что большинство тех, кто отправляется за границу воевать на стороне террористов, – граждане Туниса, Марокко, Франции и России.

Парижские теракты в январе с.г. потрясли не только Францию, но и всю Европу. Последующие за ними массовые народные выступления в европейских странах, заявления известных политиков привлекли к себе внимание мировых СМИ, став на несколько дней одним из главных освещаемых событий. Одновременно многими журналистами и политическими деятелями поднимались вопросы о необходимости реформирования антитеррористического законодательства, о пересмотре миграционной политики в странах ЕС, о необходимости укрепления межрелигиозного и межнационального диалога, о недопустимости оскорбления религиозных чувств верующих, а также о расширении полномочий полиции и спецслужб. Большое внимание событиям было уделено и в России.

Недавно в США приезжал Маджид Наваз, некогда оставивший ряды радикальных исламистов и написавший об этом книгу «Радикал. Мое путешествие прочь от исламистского экстремизма» («Radical. My Journey Out Of Islamist Extremism»). Американские читатели смогли выслушать рассказ этого человека и задать ему вопросы.

Отправиться в Сирию казахстанцев заставляет влияние религиозных вербовщиков, считает болгарский профессор Татяна Дронзина. Радио Азаттык первым ознакомился с результатами ее работы по изучению мотивов, повлиявших на решение вступить в ряды исламских боевиков.

Президент информационно-аналитического центра "Религия и общество" Алексей Гришин в эфире LifeNews рассказал, что для вербовки молодых европейцев террористическая группировка "Исламское государство Ирака и Леванта" использует самые продвинутые PR-технологии. По его словам, молодые люди, оказавшиеся на идеологическом крючке у экстремистов, никогда не смогут вернуться к нормальной жизни.

Исламизм теперь – не религия, а радикальная идеология, очень привлекательная для маргиналов любой национальности.

Безжалостный идеализм ИГИЛ привлекает молодежь с Запада. Как показывают социологические замеры, средний возраст волонтеров составляет от 17 до 25 лет. В основном это потомки иммигрантов во втором или третьем поколении. Ислам для них предстает не столько религией, сколько идеологией, призванной восстановить попранную справедливость. Как в глобальном, так и в сугубо личном плане.

Представители службы безопасности Норвегии заявили, что некоторые дети, не достигшие 18 лет, отправляются из этого североевропейского государства в Сирию воевать на стороне боевиков «Исламского государства». Об этом сообщает The Local.

С начала сирийского конфликта в Швецию прибыло около 40 тысяч беженцев. После решения правительства о предоставлении постоянного вида на жительства любому сирийцу, который подаст на него заявку, ожидается, что к концу 2014 года в страну приедут еще 80 тысяч человек. Согласно неофициальным источникам, около 16% шведского населения – это люди, прибывшие сюда из других государств. Эти источники неофициальные, потому что шведский закон не предусматривает демографических исследований, основанных на этнических различиях.

В Сирии и Ираке сражаются более 11 тыс. зарубежных боевиков. В их числе граждане США и стран Европы. Ученые выяснили, почему они уезжают и становятся террористами.

В минувшем мае Йусуф Сарвар (Yusuf Sarwar) и Мохаммед Ахмед (Muhammed Ahmed) покинули Великобританию, где они родились и выросли, и отправились в Сирию. Цель — воевать от имени тогда еще «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ), а ныне — «Исламского государства» (ИГ).

Более трех тысяч молодых мусульман отправились из Европы на войну в Сирию. Там они подверглись процессу радикализации настолько скрытой, что даже их родители не заметили каких-либо изменений.

Кто эти люди, которые бросают все и едут в горячие точки, чтобы с оружием в руках воевать за чужие идеалы? Существует ли вирус войны, который сильнее инстинкта самосохранения? Почему некоторые казахстанцы готовы променять мирную жизнь на родине на игру со смертью в чужой стороне?

Террористическая группировка "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ) вербует в свои ряды детей, едва достигших 8-летнего возраста. Об этом сообщается в ежегодном докладе генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, посвященном детям и вооруженным конфликтам. В нем отмечается, что дети, сражающиеся в ИГИЛ, проходят боевую подготовку и получают содержание в размере $200. 

По терактам в последние годы можно свидетельствовать о том, что некоторые люди отчаянно прибегают к всевозможным мерам, другие даже жертвуют своими жизнями, нанося огромный ущерб простому народу. В поисках причин не разбирающиеся в ситуации люди высказывают разные мнения, заявляя, что это «заслуга» религии. Неужели это, действительно, религия настолько «промывает людям мозги»?

Террористы не являются бедными и обездоленными людьми. Такого мнения придерживается профессор Татьяна Дронзина, которая является членом Международной ассоциации исследователей терроризма, сообщает Tengrinews.kz

80 % терактов в Афганистане совершают дети, сообщает Афганское телеграфное агентство (АфТАГ), со ссылкой на официального представителя управления нацбезопасности ИРА Лотфулла Машала.

Анализ материалов расследования совершенных на территории Российской Федерации акций террористического характера позволяет выделить наиболее характерные признаки их подготовки. Во всех известных случаях места совершения ДТА предварительно изучались террористами и их пособниками.

Скачать

Лагерь для подготовки 7-летних мальчиков-смертников обустроен в Сирии и называется «Самые дорогие дети».

Министерство внутренней безопасности США направила предостережения американским и иностранным авиакомпаниям, осуществляющим прямые авиарейсы в Россию в период зимней Олимпиады. Об этом сообщает 5 февраля CNN со ссылкой на анонимный источник в правоохранительных органах.

Арабская "весна" внесла огромную путаницу в головах людей, особенно специалистов по Ближнему Востоку и даже ученых-исламоведов. Особенно в том, что касается участия в разжигании арабских цветных "революций" Саудовской Аравии и Катара. Почему-то эти государства вдруг стали называться суннитскими монархиями, хотя хорошо известно, что в основе их идеологии лежит вовсе не суннитская ветвь Ислама, а ваххабизм-салафизм – наиболее консервативное и экстремистское сектантское направление в Исламе. И оно никак не может считаться суннизмом. Более того, многие исламские богословы относят ваххабизм к ереси.

Появление этнических немусульман в составе радикальных исламистских группировок заметный феномен последнего десятилетия российской истории. Еще в начале 2000-х годов как исполнители наиболее громких терактов на слуху были двое русских - Максим (Муслим) Панарьин и Павел (Мохаммед) Косолапов. Они причастны к терактам в Москве в 2004 году: взрыву 6 февраля на перегоне между станциями "Автозаводская" и "Павелецкая" и 31 августа у входа в метро "Рижская", в результате которых погибли более 50 человек, а также серия взрывов в 2003–2005 гг. на автобусных остановках в Краснодаре и Воронеже, унесших жизни пяти человек.

Проблема малолетних смертников может стать одной из самых острых. Точнее, она уже становится таковой — пока только в Афганистане. В начале января в провинции Гельманд на юге страны была задержана 10-летняя девочка. Как сообщил афганскому агентству новостей представитель полицейского управления провинции генерал Хамидулла Садыки, она намеревалась взорвать блокпост в округе Ханшин.

Эти трагические события, ужасающие кощунством и невероятной жестокостью, выдвинули перед властью и обществом целый ряд вопросов, кажущихся до последнего времени невероятным. Повторяются террористические акты, в которых непосредственными исполнителями являются лица славянского происхождения, действующие якобы в интересах Ислама. При этом жестокость и, судя по количеству жертв, неистовство при совершении терактов ставят горестные рекорды. 

Всё чаще среди организаторов терактов и активных участников исламского бандподполья встречаются люди с русскими фамилиями. Председатель Духовного управления мусульман Москвы и Центрального региона Альбир-хазрат Крганов рассказал корреспонденту газеты «Известия» Егору Созаеву-Гурьеву, почему принимающие Ислам часто идут в террор.

В отличии от распространенного мнения, что для проведения теракта-самоубийства достаточно всего лишь одного террориста, в "создании" каждой "двуногой бомбы" участвуют несколько человек. Как правило они составляют команду по "серийному производству" живых бомб.

На видеозаписи из Сирии, попавшей в поле зрения журналистов The Washington Post, показаны уроки и тренировки в лагере «Детёныши Заркави», который основан экстремистской группой «Исламское государство Ирака и Леванта». На видео инструктор перечисляет «врагов веры» и говорит, что мусульманская секта алавитов должна быть уничтожена.

Эксперт по исламскому фундаментализму и автор антиутопий Мартин Шойбле рассказал «Русской планете», чем грозит монополизм в интернете и почему молодежь становится боевиками. Мартин Шойбле — немецкий писатель, кандидат политических наук. Он известен прежде всего своими документальными работами, посвященными арабо-израильскому конфликту и механизмам радикализации людей и обществ. В России издана только пятая по счету его книга на эту тему — в русском переводе «Джихад: террористами не рождаются», в оригинале носившая название «Черный ящик джихада».

Наступил XXI век, который с точки зрения массовой психологии можно обозначить как эру терроризма. В переводе с латинского слово «terror» — это страх, ужас. Основная цель террористов состоит в том, чтобы вызвать состояние ужаса не только у своих жертв-заложников, но и у всех остальных людей. Своевременную книгу «Психология терроризма» (2002) написал Д. В. Ольшанский. «Пожалуй, на фоне террористических актов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, — замечает он, — долго придется искать и трудно будет найти какой-либо другой феномен, информация о котором за последнее время так быстро распространилась и мгновенно подчинила себе сознание миллиардов людей во всем мире. У международного терроризма это получилось намного быстрее, чем компьютерная революция или внедрение ксероксов. Всеми овладел шок».

Видеосюжет по теме "Психология терроризма" (на англ.языке)

Террористы-самоубийцы, сознательно взрывающие взрывное устройство, расположенное на их теле, в автомобиле или на катере, впервые стали известны 20 лет назад. В декабре 1981 года террорист-самоубийца взорвал себя в посольстве Ирака, расположенном в Бейруте (Ливан). Тогда погибло 27 человек, несколько сотен получили ранения. Теракт был организован новой террористической организацией "Хезболла"\Hizballah, тесно связанной с Ираном.

Среднестатистическая террористическая атака, совершенная террористом-самоубийцей, уносит в четыре раза больше жизней, чем "традиционный" теракт. Людей, получающих ранения в результате подобной атаки, в 26 раз больше, чем раненых и контуженных в результате "обычного" теракта.

Последнее десятилетие можно условно разделить на несколько периодов деятельности террористов-самоубийц. В период с 1994 по 1999 год подобные теракты были единичными - они совершались, в среднем, дважды в год. В 1994 - 1999 годы атаки участились, но международным сообществом они воспринимались, как локальный феномен, поскольку большей частью совершались в Израиле и Шри-Ланке. 2000 год стал годов "затишья", который предшествовал "буре", начавшейся в 2001 году. Тогда число террористических атак, совершенных самоубийцами, резко возросло, их география значительно расширилась, а число жертв установило доселе непобитый рекорд.

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Скачать

Неизвестно, почему одни страны и культуры в определенный момент своей истории производят на свет многочисленных террористов, а другие - нет. Многие факторы, которые принято считать причинами терроризма, на самом деле таковыми не являются.

Более-менее понятно, как приверженцы идеологии джихадизма создают террористические ячейки. Намного менее известно, почему они вступают на этот путь.

Война, объявленная России международным терроризмом, длится не первый год, растет число погибших и раненых. Но до сих пор мы плохо понимаем механизм этого противоборства. В том числе то, как действует одна из важнейших его частей – смертники. Что заставляет их жертвовать собой?

К сожалению, в настоящее время отсутствуют развернутые характеристики личности террориста на достаточно репрезентативном уровне. Поэтому мы можем располагать лишь отдельными, даже разрозненными сведениями по этому поводу, имеющему весьма важное значение для понимания мотивации терроризма.

В настоящее время теракты с использованием смертников (СИС) стали одним из главных методов борьбы исламистов в различных странах.

Теракты с использованием террористов-смертников не новое явление. С ним сталкиваются различные европейские и мусульманские страны, исключением не стала и Россия. Людей, которые приводят на себе в действие взрывной механизм, еще называют «умными бомбами», которые могут мыслить, выбирать подходящий момент для гибели максимального количества жертв и разрушений. Подобный вид терактов стал проводиться в регионах, где до недавнего времени он не использовался: Алжир, Йемен, Афганистан, Сомали, Северный Кавказ. Взрывы «живых бомб» составляют 3% всех терактов, совершенных в мире, однако именно на них приходится 48% жертв.

Современные технологии манипуляции сознанием способны разрушить в человеке знание, полученное в результате реального исторического опыта, и заменить его знанием, искусственно сконструированным «режиссером». Искусственно сформированная картина исторической действительности передается отдельным индивидам с помощью книг, лекций, радио и телевидения, прессы, театральных представлений, кинофильмов и т.д. Таким образом строится иллюзорный мир, который воспринимается как настоящий. В результате всю окружающую действительность человек может воспринимать как неприятный сон, а ту идеологию, которую ему внушает пропаганда, вводя его в транс, воспринимает как реальность. В воображении зрителя генерируется иллюзорная картина мира в идеализированном виде. В соответствии с авторским замыслом, кино может произвольно создавать у зрителя ощущение «справедливости» и моральной правоты тех или иных персонажей, независимо от их действительной роли в истории. При этом пропагандистское влияние на человека происходит скрытно, на эмоциональном уровне, вне его сознательного контроля.

Как уже сообщалось в материале «Излишних мер предосторожности не бывает», власти США направляют 3 тыс. офицеров – специалистов по поведенческим особенностям – в 161 из 450 коммерческих аэропортов страны. Одетые в штатское, они должны работать в толпе и выявлять подозрительных личностей. Следует ли нам перенимать американский опыт и насколько он может быть эффективен в России? Об этом размышляет в беседе с Виктором ГРИБАЧЕВЫМ известный психолог-консультант, психотерапевт, член Профессиональной психотерапевтической лиги Ирина ГУРЕНКОВА.

Изучением мотивации молодых людей, вступающих в радикальные исламистские группировки, занимаются специалисты различных стран. Американский социолог Эрик Хоффер исследовавший сходные проблемы еще в 80-х гг. пошлого века, писал, что большинство радикальных движений ищет своих адептов среди людей определенного типа, тех, которые по тем или иным причинам чувствуют, что их жизнь проходит впустую. Этот автор проводит параллель между состоявшимися людьми и теми, кто столкнулся с крушением надежд и потерял жизненные ориентиры. Одни стараются сохранить сложившийся порядок вещей, другие же – требуют решительных перемен. Таким образом, радикальные движения, с целью привлечения как можно большего числа последователей, стараются представить "настоящее" в самом мрачном облике, чтобы идеализировать прошлое. Посредством этого приема, в умах последователей создается миф о справедливом, заново воссозданном будущем.

Непрекращающиеся боевые действия в Сирии приковывают внимание мирового сообщества к этой стране. Эксперты не исключают, что в случае эскалации ситуации возрастают и угрозы для стран Центральной Азии и Кавказа.

В ходе недавней 4-дневной осады захваченного исламскими джихадистами крупнейшего в Кении торгового центра "Westgate" в Найроби эта тема не сходила с первых страниц газет и первых строк новостных сообщений во всем мире. И, тем не менее, ни разу не пришлось слышать от крупнейших новостных агентств, что террористы выбрасывали из окон отрубленные головы заложников.

Мировое ваххабское бандподполье, погрязшее в мужеложестве, и не желающее смиряться с осуждающими этот грех аятами из Корана, решило придумать достаточно оригинальное оправдание гомосексуализму в своих рядах, издав соответствующущее постановление (фетву). А именно - размещать взрывные устройства в заднем проходе.

Есть ли у террористов национальность? Религиозная принадлежность? Пол? Рост, вес, цвет кожи, цвет глаз и цвет волос? Глупый ряд вопросов, не правда ли? Да. И, вместе с тем, нет. Всё зависит от того, с какой целью совершается террористический акт. Российский писатель и публицист Герман Садулаев об идентификации террористов.