Руководство Украины анонсировало подготовку нового закона, нацеленного на реинтеграцию Донбасса. Заявления на эту тему, которые в последние дни звучат из Киева, можно воспринять как новый этап в его отношениях с регионом.

Впервые за долгое время декларируется миролюбие, гуманное отношение к населению, стремление выполнить минские договоренности и решить вопрос политико-дипломатическим путем. "Нельзя строить стену, нельзя отделять эти территории, Донбасс - это Украина", - сказал глава фракции "Блока Петра Порошенко" Артур Герасимов в связи с новым документом.

В то же время эти заявления не прояснили главного: что же будет с силовой операцией, которую власти Украины проводят в Донбассе с апреля 2014 года. Формат АТО (антитеррористической операции) устарел, отмечали выступавшие. Зато новый документ наделяет президента правом вводить в Донбассе военное и чрезвычайное положение. "Законопроект направлен именно на усиление обороноспособности государства", - поясняла представитель президента Украины в Верховной раде Ирина Луценко.

Декларативность заявлений и отсутствие разъясняющей информации вызвали самые разноречивые комментарии как украинских депутатов, так и экспертов, некоторые из которых усмотрели в инициативе всего лишь информационное сопровождение начавшегося сегодня визита президента Петра Порошенко в США, а другие - начало нового витка напряженности в регионе.

В рамках "Минска"?

Как свидетельствуют заявления о новом законопроекте, Украина не собирается отказываться от Донбасса и даже готова сделать некие шаги в интересах населения региона. "Мы закладываем стратегию возобновления суверенитета над ДНР и ЛНР", - охарактеризовала цель нового документа представитель президента в Верховной раде Ирина Луценко.

При этом, по ее утверждению, новый документ учитывает требования "Минска". "Будет гармонизация изменений ситуации в стране в соответствии с минскими соглашениями и повторное подтверждение того, что Украина... выступает за политико-дипломатическое урегулирование ситуации", - сообщила представитель президента.

"Все будет в рамках минских соглашений, - заверила она. - Это и отвод войск, и разминирование, и освобождение пленных. ОБСЕ продолжит круглосуточно выполнять свою роль с применением технических средств". "Однако, - заметила Луценко, - это не исключает введения полицейской или другой миротворческой миссии".

"То есть законопроект закрепляет позицию Украины перед международным сообществом, подтверждает, что мы не отрезаем эту территорию, а направляем все силы на реинтеграцию Донбасса", - заявила представитель Порошенко в Раде.

"В этом законопроекте минские соглашения - ключевой и базовый пункт, - сказал в свою очередь глава фракции БПП Артур Герасимов. - Этим законопроектом они и будут имплементированы".

Новый статус

Новый законопроект, по словам Луценко, должен предоставить некий новый правовой статус как вооруженной операции в Донбассе, так и самим провозглашенным республикам. "Мы говорим о правовом статусе военных действий и о признании правого статуса отдельных неподконтрольных территорий Донбасса", - сказала она.

При этом представитель президента в парламенте не конкретизировала, что вкладывается в данном случае в понятие правового статуса и имеют ли новые планы Киева какое-либо отношение к тому закону "Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей", к которому апеллирует комплекс мер по выполнению минских соглашений - основополагающий документ минского процесса, подписанный сторонами в феврале 2015 года.

"Законопроект вырабатывает базу, которая позволит установить четкий статус отдельных территорий Донецкой и Луганской областей (территории провозглашенных республик)", - сообщила представитель президента.

То, что новый законопроект имеет "две большие составляющие", первая из которых касается силовой операции, а вторая - реинтеграции Донбасса, подтвердил и Артур Герасимов.

"Давайте не забывать, что только благодаря АТО мы остановили врага и освободили большую часть оккупированных территорий, - сказал он. - Но на данный момент, когда мы восстановили армию и идет гибридная война.., мы должны перейти на глобальный уровень ответа российской агрессии".

Украинские СМИ, активно обсуждающие законопроект, текст которого еще никто не видел, предполагают, что речь идет об отмене АТО и введении в Донбассе военного положения. Об этом, по их мнению, свидетельствуют, в частности, планы создания в регионе штаба из силовиков под непосредственным командованием президента.

По словам Луценко, в этот штаб войдут представители Генерального штаба, Службы безопасности Украины, полиции, МЧС, а также областных военно-гражданских администраций и министерство по реинтеграции Донбасса. "Этот штаб будет заниматься решением вопросов безопасности, гуманитарными проблемами. Штаб будет также решать социальные проблемы населения - выдавать свидетельства о рождении, нотариальные справки и т.д., осуществлять выплаты в этом регионе", - сообщила она.

При этом новый законопроект предполагает расширение полномочий президента. "Предполагается, что президент будет иметь право вводить чрезвычайное и военное положение в отдельных районах Донецкой и Луганской областей", - отметила представитель Порошенко.

О том, что нынешний формат действий в Донбассе устарел, на днях заявлял секретарь СНБО Александр Турчинов. По его словам, Украине необходимо завершить силовую операцию в Донбассе и "перейти к новому формату защиты страны". При этом сам Порошенко, объявляя 14 июня о подготовке нового закона, недвусмысленно дал понять, что речь не идет об отмене силового подхода к разрешению ситуации в регионе. "Если мы отменим АТО и в то же время не предоставим военным права действовать адекватно в условиях агрессии, оставим Украину беззащитной", - сказал он.

Выборы не планируются

Как сообщил заместитель главы фракции Алексей Гончаренко, рабочее название нового законопроекта - "Об основах государственной политики по возобновлению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей".

"Согласно названию закона, согласно правилам ОБСЕ и ООН, на оккупированных территориях не могут состояться никакие выборы, - заявил Гончаренко. - Именно принятие этого закона вообще ставит точку в возможности проведения выборов до момента деоккупации этой территории".

"Речь идет о том, что закон определяет, что отдельные территории Донецкой и Луганской областей являются оккупированными Российской Федерацией, о том, что там вводится особый правовой режим, а АТО себя как инструментарий исчерпало, и мы сегодня должны отрабатывать другой правовой режим", - заявил замглавы фракции.

Не позднее июля

Как стало сегодня известно, в ближайшее время состоится Совет национальной безопасности и обороны (СНБО), где будет рассмотрен законопроект и по нему будет принято окончательное решение. В парламент новый документ должен быть внесен "не позже последней июльской пленарной недели" (запланирована с 11 по 14 июля). Сообщалось также, что законопроект будет представлен на одном из ближайших заседаний контактной группы в Минске.

Пока же эксперты, оценивая заявления украинских политиков, высказывают сомнения в искренности намерений Киева следовать букве минских соглашений.

Так, заявления о признании Донбасса оккупированной территорией сводят на нет обязательство предоставить региону особый статус в рамках конституционной реформы. Планы введения военного положения полностью исключают возможность выполнения еще одного ключевого требования минских документов - о проведении в Донбассе выборов местной власти. Никто из официальных представителей Киева ни словом не обмолвился о проведении амнистии для всех участников событий в регионе, как это оговорено в Минске. И, напротив, вновь поднимается вопрос о необходимости введения в регион некоей миротворческой миссии.

А тем временем, так называемую антитеррористическую операцию (АТО) в Донбассе предлагается заменить «войсковой операцией». Об этом в понедельник, 19 июня, на своей странице в Facebook сообщил депутат Верховной Рады Дмитрий Тымчук.

Парламентарий прокомментировал новый законопроект, который разрабатывает администрация президента страны Петра Порошенко. «Чем предлагается заменить АТО? По сути — войсковой операцией, руководимой не Службой безопасности Украины (как сейчас, в режиме АТО), а оперативным штабом», — написал он.

«Общее руководство оперативным штабом будет осуществлять президент как верховный главнокомандующий, по вопросам обороны также руководство осуществляет Генштаб. Президенту дается право как решать вопросы использования сил и средств Вооруженными силами Украины в операции, так и привлекать другие силовые структуры, но под общим руководством военных», — объяснил Тымчук.

Ранее в понедельник СМИ сообщили, что вместо АТО Киев намерен ввести в некоторых районах Донецкой и Луганской областей военное положение. Как рассказал источник «Коммерсанта», оно может быть установлено новым законопроектом, который разрабатывает администрация Порошенко.

«Суть изменений в том, что если сейчас прифронтовыми городами фактически управляла Служба безопасности Украины, проводившая АТО, то после принятия закона руководящие функции перейдут к представителям армии», — пояснил собеседник издания.

В свою очередь, полпред самопрозглашенной Донецкой народной республики Денис Пушилин заявил, что «это не коррелируется с комплексом мер, предусмотренных минскими соглашениями».

О возможной отмене режима АТО на юго-востоке Украины 13 июня рассказал секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов.

Конфликт в Донбассе, продолжающийся с весны 2014 года, был вызван государственным переворотом, произошедшим в Киеве зимой того же года.

19.06.2017

Источник: ТАСС, Lenta.ru

Реинтеграция Донбасса: цитрусовые галлюцинации Петра Порошенко

Журналист Андрей Бабицкий — о том, почему новый план президента Украины по реинтеграции Донбасса не имеет шансов на реализацию.

Новый план Петра Порошенко по реинтеграции Донбасса, представленный им самим в конце прошлой недели во время поездки по районам Донецкой области, контролируемым Киевом, по степени трезвости и здравомыслия недалеко ушёл от идеи создания вечного двигателя. Вообще, перебор вариантов — от турчиновского усиления военного давления на мятежные территории до нынешней порошенковской инициативы свернуть боевые действия вообще и задействовать "мягкую силу" — с реальностью корреспондируются не в большей степени, чем национальная валюта с обещанием нынешнего украинского лидера трёхлетней давности вернуть её курс к соотношению 10 гривен за один доллар. Попытки разработать некую стратегию, которая позволила бы вернуть отложившиеся территории, диктуются отнюдь не намерениями украинских политиков изменить параметры военного конфликта, а причинами сугубо политического характера, независимо от того, что имеется в виду — решение каких-то внутренних проблем или одобрение и поддержка со стороны западных элит.

Нельзя сказать, чтобы Киев повторял ошибки Михаила Саакашвили, который до нападения на Южную Осетию тоже пытался реализовать программу по улучшению отношений с Сухумом и Цхинвалом с расчётом на реинтеграцию отколовшихся регионов. Главе Грузии не хватило ни терпения, ни последовательности для реализации этого в любом случае бесперспективного плана, и он в конечном счёте сделал ставку на военную силу. Исход всем известен.

Но надо сказать, что в грузинском селе, примыкавшем вплотную к югоосетинской столице, Саакашвили создал настоящую потёмкинскую деревню, вид которой должен был, по всей вероятности, производить неизгладимое впечатление на жителей непокорной республики. Там были построены современные административные здания, новейшая школа, больница, облагорожены фасады, приведены в порядок дороги. Тем не менее эффектные экстерьеры никого ни в чём не убедили, Южная Осетия не желала возвращаться в лоно Грузии, и на нелепые картинки показного благополучия её граждане реагировали в лучшем случае с полным равнодушием.

Думаю, мирный план Порошенко не дойдёт даже до этой стадии, поскольку если у обласканного Западом Саакашвили не было недостатка в кредитах и межгосударственных целевых грантах на реализацию громких проектов, то киевский режим нищ и бос: средств на использование "мягкой силы" — а в целом это значит, что Украине надо очаровать Донбасс своими немыслимыми достижениями, убедить его в собственной привлекательности, — нет и не предвидится. А если где-то и удастся ненароком урвать целевой кредит, то его тело будет немедленно затянуто в кислотное коррупционное болото, где и растворится без остатка.

Скорее всего, речь идёт о потребности неких западных партнёров — не так важно, высказанной этими партнёрами или угаданной окружением Порошенко, — в миротворческих инициативах, которые исходили бы непосредственно от главы украинского государства.

Возможно, именно презентацию плана по сворачиванию вооружённого конфликта имел в виду госсекретарь США Рекс Тиллерсон, когда внезапно заявил, повергнув тем самым многих в полное недоумение, что ситуация на Украине может быть урегулирована в обход и помимо минских соглашений. Так или иначе, превращение президента войны в президента мира — это явно заказ со стороны, и закон о реинтеграции Донбасса, разрабатываемый администрацией президента, является чистой воды товаром на экспорт.

Возможно даже, что и секретарь Совета по национальной безопасности и обороне Турчинов, предложивший поставить точку в антитеррористической операции и взяться наконец за Донбасс серьёзно, лишь согласился подыграть Порошенко и отыграть в прелюдии к мирному плану роль отвратительного ястреба, мечтающего предать огню и мечу строптивые республики. Американские политики уже не раз заявляли о намерении администрации Трампа принять участие в мирном разрешении украинского военного конфликта. Поэтому легко предположить, что они бы предпочли войти в переговорное пространство с поддержкой абсолютно новой и безусловно мирной инициативы. 

Так это или нет, покажет время, но некоторые моменты предельно очевидны уже сейчас и не нуждаются в каких-то сложных трактовках. Понятно, что судьба Донбасса более трёх лет тому назад раз и навсегда перешла в руки самого региона, когда его жители бесповоротно решили, что им с киевскими нацистами не по пути. Отчего бы их мнение должно было перемениться? Все нацисты на своих местах, а то и ушли на повышение. За годы войны они успели лишь упрочить и углубить статус военных преступников, отдавая указания о проведении военных операций и обстрелов, унёсших тысячи жизней жителей Луганской и Донецкой народных республик.

Реинтеграция отколовшихся территорий невозможна, как и в грузинской истории, ни при каких обстоятельствах. Даже если предположить невероятное — что найдутся средства оформить и задействовать "мягкую силу", — ровным счётом никаких последствий порошенковская канитель с какими-то преференциями для жителей Донбасса иметь не будет.

И дело даже не в пролитой крови, хотя и в ней тоже. На ещё большей глубине залегает непоколебимая уверенность Донецка и Луганска в безальтернативности русского пути, который был выбран не на период разрешения спорных моментов с Киевом, а навсегда. Для обеих республик такого государства, как Украина, просто не существует — есть территория исторического недоразумения, косточки которого рано или поздно будут развеяны по ветру. Вне зависимости от войны, нацизма и прочих малоприятных обстоятельств, связывать свою судьбу с обречённым, пребывающим в терминальной стадии сообществом умалишённых, называющих себя государством, — это плохое решение. И никто никогда его принимать не будет.

Андрей Бабицкий

19.06.2017

Источник: life.ru


get('twitter')) == 1) { ?>