12 сентября Министерство госбезопасности (МГБ) Донецкой Народной Республики накрыло диверсионную сеть, в которую входили семь местных подростков из городка Ясиноватой. Их завербовал знакомый Надежды Савченко — офицер спецслужб Украины Игорь Рицко с позывным Алмаз. По данным Лайфа, малолетние диверсанты собирались подорвать военную часть неподалёку от Донецка и автомобиль одного из руководителей республики. Какие события предшествовали вербовке и какие аргументы заставили подростков пойти на серьёзные преступления?

Попались на шантаже

Год назад в сводках новостей Донецкой Народной Республики периодически вспыхивали заголовки: "на перегоне Скотоватая — Ясиноватая подорвали железнодорожное полотно"; "около здания горисполкома взлетела на воздух машина связи"; "украинские диверсанты подорвали здание ГУВД". Диверсантов искали больше года.

— Мы были уверены, что это работает разведка СБУ. Проникает через наши блокпосты, проводит операцию и уходит. Думали, неуловимый спецназ какой-то, а оказалось: пацаны. Под боком диверсии устраивали, — говорит представитель разведки ДНР.

Ни одному из задержанных подростков нет и 18. Их история похожа на сюжет фильма "Сволочи" — только там осуждённые подростки совершали диверсии против немецко-фашистских захватчиков, а дээнэровские действовали против своих сограждан исключительно ради наживы, да ещё из-за страха. На первую "зарплату", полученную от украинских агентов, они накупили спиртного и отправились в баню.

Все семеро задержанных родом из Ясиноватой, им от 15 до 17 лет. Следствие считает, что диверсионную группу возглавил 17-летний Богдан Ковальчук, который был в свою очередь завербован украинским военным с позывным Алмаз. Впрочем, все ребята как один на допросах говорят, что "во всём виноват Владик".

Владик — это 15-летний друг Ковальчука, Владислав Пазушко.

По рассказам следователей ДНР, первых малолетних диверсантов заставили работать на украинскую сторону с помощью шантажа.

— За период с мая 2015 года по июнь 2016 года группой несовершеннолетних ... были совершены подрывы автомобилей гражданских лиц, военной машины связи, МТЛБ (многоцелевой транспортёр лёгкий бронированный), служебного автомобиля Ясиноватского городского отдела МВД и других гражданских и военных объектов, — сообщили в пресс-службе МГБ ДНР.

Совесть затмили деньги от Алмаза

Алмаз, он же подполковник ВСУ Игорь Рицко, — достаточно известная фигура в силовых кругах Украины. Родом из Луцка, он в 2014-2015 годах служил начальником штаба в батальоне "Айдар", а сейчас, судя по всему, перешёл в СБУ. Он лично знаком с Надеждой Савченко, осуждённой в России за пособничество в убийстве наших журналистов. У него самого есть дети, о которых он как-то говорил, что они "растут патриотами".

При общении с завербованными подростками спецназовец изображал из себя простого бойца украинской воинской части № 3629, который хочет вернуть себе долги пары знакомых бизнесменов (видимо, по контрабандным делам). 

В ДНР эти действия сравнили с принципами вербовки ИГИЛ.

Вовлечение в преступную и террористическую деятельность спецслужбами Украины путём шантажа и угроз несовершеннолетних ничем не отличается от действий террористических организаций типа ИГИЛ, — говорят в пресс-службе МГБ республики. — Разница в том, что в данном случае детский терроризм санкционируется Украиной

В МГБ говорят, что с 17-летним Богданом Игорь Рицко действовал по классической схеме вербовки: выявил слабые точки жертвы и, надавив на них, начал шантажировать уголовным делом на территории Украины, если парень не сделает то, что ему нужно. Слабой точкой в случае с Богданом оказалась работа. 

Ясиноватая, откуда родом все малолетние диверсанты, в десяти километрах от Скотоватой, и большегрузы частенько гоняют через линию соприкосновения контрабанду. Богдан Ковальчук сутками вкалывал на пункте разгрузки-погрузки этих фур. Пункт был в Скотоватой и находился под контролем украинских спецслужб. Может быть, парень никогда не оказался на такой работе, если бы не родственные связи. В Скотоватой после начала вооружённого конфликта у него остался дедушка. До дедушки ехать — чепуха, поэтому семнадцатилетний Богдан частенько навещал его. Там-то, когда он в очередной раз приехал к деду, ему и предложили поработать грузчиком контрабандных товаров.

Парень работал "на контрабанде" уже несколько месяцев, когда всё началось. В один из майских дней 2015 года погрузка фур почти завершилась и из военного "Урала" выпрыгнул и подошёл к Богдану светловолосый мужик в тельняшке и с татуировкой крылатого коня — пегаса на плече. 

— В один день, когда мы перегружали мясо и бытовую технику, подъехала военная машина с несколькими людьми. Ко мне подошёл один из военных, представившийся Алмазом. Он спросил: "Хочешь ли ты избежать ответственности из-за контрабанды?" Я ответил: "Да, хочу", — потерянно глядя в одну точку, лепечет Богдан на допросе.

Тогда Алмаз предложил работу, призванную якобы отмазать паренька от ответственности. Надо было, по его словам, припугнуть кое-каких коммерсантов из Ясиноватой, которые задолжали ему, Алмазу, немалую сумму. Испугавшись уголовного преследования на Украине, парень согласился. Алмаз посулил заплатить за работу 5 тысяч гривен (12 тысяч рублей), передал парню взрывчатку и объяснил, как пользоваться.  

Диверсия, трава и девочки

Тем же днём, вернувшись в Ясиноватую, Богдан пересёкся с тремя друзьями — Владиславом Пазушко, Денисом Хмеленко и Арсением Белавиным. Имя последнего важно в этой истории: другие ребята потом расскажут на допросах, что именно Белавин их вербовал, а Богдан противился, говоря, что и так "много народу знает" об их диверсиях.

А в тот день Богдан показал этой троице взрывчатку и всё рассказал. 

— Они хотели отказаться, — пытается обелить друзей Богдан. — Но я им объяснил всё, они согласились. 

Первую машину взорвали без проблем. 

— Арсений Белавин подложил взрывчатку под колесо, — говорит студент железнодорожного колледжа 16-летний Максим Солодовников (он участвовал в диверсиях начиная с третьей).

Сфотографировав подорванное авто, малолетние диверсанты отдали снимки в качестве доказательств заказчику, как тот и просил. По словам задержанных, Алмаз был доволен.

— Приехал и показал фотографию этому Алмазу. Он мне сказал "хорошо получилось" и заплатил 5 тысяч гривен, — продолжает Богдан.

Деньги подрывники поделили и первую "зарплату" потратили на алкоголь и поход в баню. 

— Сначала я купил себе скутер. Потом на алкоголь, на девок тратил. На запчасти для скутера, — перечисляет Пазушко.

Другой участник первой диверсии Денис Хмеленко уверяет, что поначалу они накупили алкоголя, чтобы отметить успех операции, а потом поскорее забыть об этом.

— На полученные деньги мы пошли в сауну. Купили алкоголя, достали травы, заказали девочек. Мы там хорошо провели время, отдохнули, выпили, покурили, расслабились, — говорит Хмеленко. И добавляет: — Чтоб забыть и отметить это дело.

С каждый новой диверсией и новой порцией денег ребята отрывались. Причём, судя по их рассказам, доверия друг к другу было у юных диверсантов немного.

— Я за эти деньги купил себе скутер... На Новый год, мы праздновали Новый год, я был немного в состоянии алкогольного опьянения, и у меня кто-то или украл деньги, или я их потерял. Но я не мог потерять деньги, потому что они лежали в курточке под замком. 2,5 тысячи. И на утро я проснулся, денег нету, никто ничего не знает. Замок не открывался, деньги всегда лежали там. Я начал спрашивать у них, может быть, кто-то из них украл. Никто не признался так, и всё. Дальше они опять поехали в Скотоватую, им дали задание подорвать машину командира ДНР, — заявил Солодовников на допросе.

Деньги давали на всех, но распределялись между участниками банды они неравномерно, что вызывало недовольство у обделённых.

— У Владика Пазушко было много денег. Он покупал сигареты, алкоголь. Ходил в баню, гулял на них. Купил себе скутер и другим ребятам пообещал по 2—3 тысячи, но на самом деле давал по 500—200 гривен, — говорит один из арестованных диверсантов. 

Диверсии на поток

В конце декабря 2015 года Алмаз передал Богдану второе взрывное устройство, попросив подорвать ещё одну машину, якобы принадлежащую коммерсанту. Следующий диверсионный акт был выполнен по той же схеме. Здесь в рассказе Пазушко впервые появляется неизвестный ранее Денис К.

— <...> Предложил Арсению Белавину взорвать машину, ту, что стояла возле магазина "Огонёк" в городе Ясиноватая. Сказал, что это шишка, человек, известный в городе, — сбивчиво рассказывает паренёк. Арсений Белавин достал взрывчатку, Денис К. вытащил кольцо с от тудова, а Белавин сделал вид, что он споткнулся и упал. Денис К. поднимал его, и Арсений Белавин закинул под заднее колесо взрывчатку. Приблизительно через час — через два произошёл взрыв.

После второго подрыва ребятам опять достались деньги, которые вновь были потрачены на выпивку и кутежи.

После второй диверсии Алмаз начал заставлять Богдана постоянно работать на себя, поняв, что он на крючке. Услышав от Богдана отказ выполнять очередное поручение, по словам мальчишки, стал угрожать расправой над членами семьи Ковальчука. Тот согласился.

Третья диверсия состоялась уже в 2016 году. Тогда к работе уже сами подростки привлекли своих друзей — Максима Солодовникова и Ярослава Миронова. Те поначалу тоже отказывались, но теперь уже диверсанты со стажем запугали и их.

— Они мне сказали, что если кому-то расскажу, то мне под дом подкинут "сюрприз". И я забоялся, потому что я знал, что из-за этого может пострадать моя семья, — чуть не плача, говорит Солодовников на камеру.  

Солодовников, кстати, уверял, что непосредственно в диверсиях не участвовал, а только фотографировал взрывы — эти съёмки отсылались потом Алмазу.

В тот раз взрывали машину у здания Горисполкома, рассказал на допросе Денис Хмеленко. Сперва группа подростков удостоверились, что вокруг никого нет. После Денис, по его словам, выдернул две чеки из взрывного устройства и прикрепил его к колесу машины. Малолетний диверсант сказал, что заняться террором его долго уговаривали приятели. После недели раздумий он согласился срубить лёгких денег.

Потом был подрыв здания ГУВД. Там опять фигурировал некий Денис К.

— В конце декабря мы подорвали ГУВД в городе Ясиноватая по улице Октябрьской, — говорит Пазушко. — Там участвовал Арсений Белавин, Денис К. и я. Денис К. подкидывал взрывчатку, с Арсением Белавиным они пошли, а я стоял на шухере.

За подрыв ГУВД ребята получили 10 тысяч гривен.

Большие планы

Примерно в то же время, рассказывают подростки, они получили указания устроить ещё две диверсии. Пока непонятно, были они совершены или нет, — пресс-служба МГБ конкретной информации не даёт. В Скотоватую в какой-то момент стал ездить не только Богдан, но ещё и как минимум Пазушко. Там подрывники получали новые инструкции. Первая — устроить диверсию в военной части близ Донецка, вторая — подорвать машину кого-то из руководства ДНР.

— После Нового года они опять поехали в Скотоватую, им дали задание подорвать машину командира ДНР, — говорит Максим Солодовников.

— Владик Пазушко предложил мне работу. Я знаю, что он раньше подрывал машины, и предложил мне с ним. Я отказался, — рассказывает ещё один задержанный — Ярослав Миронов. — Он тогда мне предложил фоткать за деньги. Он собрался подрывать (неразборчиво). Это военная часть. Ему должен был кто-то передать, или он сам должен был забрать мину.

Лейтмотивом всех рассказов ребят остаются таким образом страх и деньги. Интересно, что ДНР не показала допрос Арсения Белавина, который в словах пареньков вырисовывается этаким злым гением: "Мне Арсений угрожал, говорил, что убьёт меня", — слова Пазушко.

Кто-то забоялся, потому что считал, что ему или его родственникам грозит опасность, и поэтому пошёл на преступление, кто-то повёлся на лёгкие деньги, полагая, что за преступления им ничего не будет. Однако получилось всё наоборот.

"С пацанами будет движуха"

На кадрах оперативной съёмки задержания парни стоят спиной к видеокамере: коротко стриженные, руки в наручниках заведены за спину, лбы упираются в кирпичную стену дома — кажется, это дом родителей Пазушко. На переднем плане скутер — тот самый, что купил себе Владик на деньги от диверсий.

На видеозаписях допросов ребята нерешительные, пришибленные и плачущие, а в соцсетях фотографии совсем другие — уверенные в себе и тычущие "факами" в объектив. Ощущение, словно для них эти взрывы, ночные минирования — просто игра с романтическим ореолом, повод похвастаться перед сверстниками.

Причин, по которым молодые люди часто с лёгкостью соглашаются войти в состав преступной организации, немало. Завербовать подростка — не такая сложная задача, ведь они наиболее уязвимы. По словам Алексея Гришина, президента информационно-аналитического центра "Религия и общество", у несовершеннолетних не хватает знания и опыта, зато много энергии, желаний, возможностей и, конечно, здоровья.

Молодого человека окрыляет то, что к нему подходит взрослый человек со словами "ты нам очень нужен, мы без тебя не сможем ничего сделать". Подросток тут же начинает чувствовать свою значимость, — отмечает Алексей Гришин. — Вспомните тех же пионеров-героев, которые с невероятным энтузиазмом шли сражаться за родину. Конечно, я ни в коем случае не сравниваю террористов и тех ребят, но психологическая подоплёка и там и здесь одна и та же. Подросток чувствует себя наравне, значимой фигурой в большом деле, и это подкупает.

По мнению главного научного сотрудника центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Юрия Антоняна, мальчиков привлекает и финансовая сторона вопроса.

Очень многое зависит от денег. Они же не идут туда бесплатно, им предлагают немалые суммы. К тому же хулиганская натура юношей склонна к романтике, и нередко — криминальной.

Также оба специалиста отмечают, что мальчикам такой выход помогает самоутвердиться, стать побыстрее взрослыми. Они принимают участие во взрослых делах, работают плечом к плечу, выполняют сложные и важные поручения.

На страничке в соцсети "ВКонтакте" у Пазушко он сам верхом на скутере, а под фотографией песня одного малоизвестного рэп-исполнителя. Словно композиция нарочно написана под историю этих пацанов-диверсантов: уж больно подходит текст. 

"Кто-то прокричал, криминал-де, // Где ты видишь криминал? // Явно врут, мам, тебе кто-то наврал: // У нас сегодня с пацанами будет движуха".

Движуха у пацанов не задалась, получилось только довести родителей до слёз, а себя — до уголовного дела по обвинению в предательств и диверсии.

Там же, на страничке Владика, в статусе стоит цитата: "Мы получаем не то, что заслуживаем, а то, чего добиваемся!". Теперь решать, чего добился и какого наказания заслужил Владислав Пазушко с друзьями, будет суд.

Видео допросов задержанных можно посмотреть на официальном сайте МГБ ДНР: http://mgbdnr.ru/

Павел Кочегаров

12.09.2016

Источник: life.ru

Украина начинает использовать подростков в диверсионных операциях против Донбасса

Как сообщает Министерство государственной безопасности ДНР, в республике раскрыта агентурная сеть украинских спецслужб, участники которой привлекали к диверсионной деятельности подростков. Об этом говорится в сообщении на сайте ведомства в понедельник, 12 сентября.

В МГБ утверждают, что семеро задержанных причастны к ряду диверсий на территории ДНР. Все предполагаемые диверсанты — несовершеннолетние.

«Были совершены подрывы автомобилей гражданских лиц, военной машины связи, служебного автомобиля ясиноватского городского отдела МВД и других гражданских и военных объектов», — отметили в МГБ.

Следствием установлено, что в мае 2015 года сотрудник украинской спецслужбы Игорь Рицко (позывной Алмаз), который «работал под легендой военнослужащего воинской части» ВС Украины, предложил 17-летнему жителю города Ясиноватая Богдану К-ку создать группу из друзей и знакомых, чтобы выбивать долги из коммерсантов.

Рицко заметил К-ка на одном из пунктов перегрузки контрабандных товаров в поселке Верхнеторе́цкое (быв. Скотоватая). Тот подрабатывал на разгрузке грузовых фур. «Впоследствии Рицко, угрожая К-ку уголовной ответственностью за причастность к контрабанде товаров через линию разграничения, склонил несовершеннолетнего к сотрудничеству с украинской стороной», — отметили в министерстве.

Там добавили, что якобы с целью выбивания долгов группа К-а, в которую, помимо него, вошли еще четверо несовершеннолетних, должна была взорвать машину бизнесмена в качестве устрашения. Для этого Рицко передал ему компоненты самодельного взрывного устройства и инструкции.

После того как подростки подорвали два автомобиля «граждан ДНР», украинский агент стал шантажировать ребят и угрожать расправой над ними и членами их семей. В итоге их удалось принудить к совершению диверсий на военных объектах. В дальнейшем в группу были втянуты еще два человека. С мая 2015 года по июнь 2016-го они взорвали, в том числе, автомобили гражданских, военную машину связи, МТЛБ (многоцелевой транспортер легко бронированный), служебное авто ясиноватского городского отдела МВД. В вербовке несовершеннолетних принимали участие и другие сотрудники украинских спецслужб, установленные министерством госбезопасности ДНР.

«МГБ ДНР обращает внимание международных правозащитных и общественных организаций, что вовлечение в преступную и террористическую деятельность спецслужбами Украины путем шантажа и угроз несовершеннолетних детей, ничем не отличается от действий террористических организаций типа ИГИЛ», — отмечается в сообщении ведомства.

Напомним, что с 1 сентября в Донбассе действует очередной режим прекращения огня, который, тем не менее, по словам ополченцев народных республик. Продолжает нарушаться украинской стороной. Кроме того, украинские силовики регулярно пытаются совершить на территории республик диверсионные операции.

Так, в понедельник, 12 сентября был предотвращен взрыв на территории военкомата в Харцызске. По словам замкомандующего оперативным командованием ДНР Эдуарда Басурина, вся собранная на данный момент информация позволяет сделать вывод, что речь идет о работе «украинских диверсионно-разведывательных групп сил специальных операций ВСУ», целью которых были в том числе мирные граждане.

«В связи с этим просим жителей Республики не ослаблять бдительность и при выявлении подозрительной деятельности неизвестных лиц немедленно сообщать по телефонам горячих линий в военные комендатуры, МГБ, МВД и МЧС ДНР», — отметил Басурин в ходе брифинга.

О чем говорит вербовка детей для диверсионных целей? Потенциальных террористов среди взрослого населения республик уже трудной найти? Или взрослые не поддаются украинской пропаганде?

— Дело не в том, поддается кто-то пропаганде или не поддается, — убежден известный донецкий журналист Игорь Фарамазян.

— Просто дети зачастую не вполне отдают себе отчет в том, что делают. В данном случае, если исходить из информации, обнародованной МГБ, дети сначала взяли деньги, и о политике или войне там не было ни слова, а уже потом их шантажировали тем, что они наделали. Попросту говоря, запугали.

«СП»: — Можно ли считать этот случай инициативой одного конкретного украинского шпиона? Или это реальная стратегия украинских спецслужб? Может ли вербовка подростков стать массовым явлением?

— Даже если это частный случай, нет никакой гарантии, что по результатам не будет решено ввести подобную мерзость в общую практику украинских спецслужб в войне против Донбасса. Моральных предохранителей у Киева точно нет. В сети полно информации из так называемых детских лагерей нацисткой организации «Азов», к примеру, в которых поют «детские» песни с припевом «смерть русским». И нынешняя украинская власть, и украинские неонацисты делают упор именно на оболванивание детей. Так почему бы не предположить, что украинские спецслужбы тоже используют, так сказать, «детский труд» в полной мере.

«СП»: — Насколько сегодня участие подростков в контрабанде товаров через линию разграничения является массовым явлением? Сколько еще таких потенциальных диверсантов, которых можно запугать? Ведется ли борьба с этим явлением?

— Я не владею информацией о массовости этого явления. Но все же не думаю, что украинские спецслужбы могут рекрутировать для этого много подростков с тех территорий Донбасса, которые контролируются республиками. Дети и подростки, знающие не понаслышке, что такое обстрелы ВСУ, просто не пойдут ни на какой осознанный контакт с представителями силовых структур Украины. Другое дело, что их могут использовать втемную. Но здесь уже многое зависит от родителей и от школы.

«СП»: — Каковы истинные масштабы диверсионной войны, развязанной Киевом? Как долго она продлится? Способны ли власти ДНР к длительному противостоянию этому явлению?

— Вообще, есть ощущение, что украинские силовики стали делать акцент на диверсионной войне. Не зря же Киев создал Силы специальных операций, в задачу которых входит именно диверсионная деятельность. Насчет того, как долго продлится диверсионная война, то можно смело сказать, что продлится она ровно столько, сколько будет длиться конфликт в Донбассе. Нынешняя украинская власть не скрывает, что избрала стратегию «ни мира, ни войны» по отношению и к Донбассу, и, кстати, к России (вспомним попытку проникновения украинских ДРГ в Крым). Отсюда и так называемые «провокационные» и «беспокоящие» обстрелы городов и поселков ДНР украинскими артиллеристами, и действия украинских диверсантов, и та же блокада, и издевательства над пенсионерами Донбасса — делается все, чтобы люди постоянно чувствовали страх, чтобы вогнать их в неверие и уныние, чтобы лишить перспектив, погрузить в апатию. В такой ситуации власть республики должна быть открытой, быть как можно ближе к людям, чтобы человек не чувствовал себя брошенным на произвол судьбы.

Надо, несмотря ни на что, налаживать мирную жизнь везде, где только это можно, восстанавливать разрушенное, запускать простаивающие предприятия, даже открывать новые, вовлекать как можно больше людей и в общественные процессы, и в процессы управления. Каждый конкретный человек должен чувствовать, что он нужен республике. И это не пафос. В наших реалиях это единственная возможность не просто пережить войну, а закончить ее на своих условиях.

«СП»: — Есть ли смысл обращать внимание международного сообщества на данный конкретный случай, подчеркивая, что Украина действует в стиле ИГИЛ? Или реакция и так предрешена, и виновные заранее найдены?

— Как бы ни отреагировали международные инстанции, смысл есть. Мы должны бить во все колокола по любому случаю террора, тем более, по такому вопиющему. Нынешняя киевская власть превращает Украину в террористическое государство. И мы просто обязаны информировать об этом международное сообщество. Да, в ЕС, и в США делают вид, что не слышат нас. Но если мы будем молчать, то такая «глухота» станет тотальной. А так, капля камень точит.

— Вряд ли это личная инициатива некоего Игоря Рицко, — полагает политолог Александр Дудчак.

— Скорее всего, это продуманная тактика, но массовым явлением вербовка подростков не станет. Для этого нет моральных мотивов у населения, а на одних только материальных стимулах и шантаже невозможно сделать такую деятельность массовой. И средств таких нет у Киева, и желающих в Донбассе найдется немного.

«СП»: — Почему они стали вербовать детей? Потенциальные диверсанты среди взрослых кончились?

— Дети не так привлекают внимание, на них меньше ложится подозрение. Попытки вербовки взрослых, конечно же есть. Как в любой войне, в каждом лагере противоборствующих сторон находятся разные люди.

«СП»: — Каких еще «подлых» методов ведения войны стоит ждать от Киева? Есть ли вообще тут какие-то ограничения, какое-то «дно»?

— Судя по действиям Киева, можно ожидать многого. Хочется надеяться, что до использования химического и бактериологического оружия или до диверсий на химических предприятиях или водоочистных сооружениях не дойдет.

«СП»: — Диверсионная война — это одно из немногих средств противостояния республикам, сегодня доступных Киеву? Можно ли как-то остановить ее в рамках минского процесса или за его рамками? Или только военным путем?

— Пожалуй, единственное средство. Полномасштабную войну Киев вести не способен, да и участники минского процесса, выступают за соблюдение перемирия. Остановить диверсионную войну можно только соответствующими контрразведывательными антидиверсионными методами, работой с населением.

«СП»: — Обратит ли внимание международное сообщество на подобные вещи? Ведь Киев, осуществляя подобные операции фактически становится на одну доску с ИГИЛ, которые активно вербуют детей для участия в боевых действиях?

— Не стоит рассчитывать на международное сообщество. Международные организации, такие как ОБСЕ неоднократно демонстрировали свою слепоту. Скорее всего, они не заметят и деятельность Киева, уподобляющую его не только ИГИЛ, но и Третьему рейху — там тоже создавали школы диверсантов для подростков. «Международное сообщество» делает вид, что не замечает, как проявлений фашистской идеологии на Украине, так и методов ИГИЛ. Да и проблем в других странах хватает — Европа сама активно борется с терроризмом и не всегда успешно, им просто не до украинских проблем, тем более не до Донбасса.

— Подростки в Донбассе — это особая тема, — говорит нынче проживающий в Донецке историк и политический аналитик Роман Манекин.

— И ее трудно понять тем, кто не жил в Донбассе, судит о донецкой молодежи исключительно по фадеевской «Молодой гвардии». Донбасс, прежде всего — шахтерский регион. Здесь собирались люди, которые, по тем или иным причинам, оставляли сельское раздолье и опускались в шахту для тяжелейшего и крайне рискованного труда — добычи угля. Так продолжалось поколениями. И поэтому внутренняя готовность к риску у большинства донбассовцев, что называется, отложилась генетически, она — в крови. Отдельная тема — быт шахтерских поселков. Молодежь здесь всегда собиралась в бандитские ватаги, которые бесконечно воевали друг с другом («линия» — так традиционно называются в Донбассе улицы — на «линию», район на район: Нахаловка против «восьмой линии», «Зона» против «шестого микрорайона»). В советские времена, по достижению шестнадцатилетнего возраста, большинство участников этих уличных «бригад» оказывались в тюрьме. Вот, как, где-нибудь в средней России, в качестве рудимента обряда инициации, молодежь уходила в армию, в Донбассе поселковая молодежь, плотными колонами уходила в колонии. Не случайно в Донбассе, и по сию пору, располагается большая часть колоний Украины (сегодня, к сожалению, существуют на балансе ДНР, хоть и отбывающие наказания ЗК, по большей части, осуждены украинскими судами). Понятно, что в подростковом возрасте особенности донбасского менталитета проявляются в обостренном качестве, в том числе, и в виде девиантного поведения. Понятно, что спецификой проявления донбасского менталитета пользовались и пользуются различные политические силы.

Давайте, вспомним весну 2014 года. Как проходило противостояние в начале событий? На площади Ленина в Донецке, где собирались сторонники ДНР, ПР-вцы организовали студенческий митинг. В итоге, завязалась жесточайшая драка, с поножовщиной, и один из антимайдановцев — молодой парень — был убит. А кто ходил на штурмы ДОГА, СБУ? Конечно, в первых рядах — поселковая молодежь! Чтобы в этом убедиться, достаточно было посмотреть, кто конкретно, какие «команды», расположился в разных кабинетах на этажах ДОГА в первые месяцы противостояния). Разумеется, у украинских администраторов — а многие из них выходцы из Донецка — огромный опыт работы с донецкой молодежью.

Идет война. Гражданская. Самая подлая из существующих. И общеизвестно, что в этой войне украинская сторона использует все средства, все ресурсы: от баллистических ракет и фосфорных бомб, до вербовки диверсантов из числа донецких подростков. Кто подложил взрывчатку под ступню памятника Ленину в Донецке? Кто включил запись гимна Украины на Набережной Кальмиуса в День независимости Украины? Конечно, это были не взрослые люди. Это — молодежь, воспитанная в последние двадцать три года (как раз, возраст поколения) в духе украинской пропаганды. Однако, вы знаете, в первый год, после возвращения в Донбасс, я еще слышал украинские, в том числе, и националистические «писни» на лавочках на бульваре Пушкина в Донецке. Так вот, сейчас там молодежь поет цоевскую «Кукушку». Так что перелом в общественном сознании уже произошел, полагаю. И первыми на эти изменения отреагировали, разумеется, подростки. Тем не менее, понятно, что работать с молодежью нужно. Работа ведется (как ни странно, в Донецке хвалят организацию «Молодая Республика»; в отличии от ОД «Донецкая народная Республика» и «Свободные Донбасса»). Так что процесс идет. Ему нужно набрать обороты!

«СП»: — Это же начало полноценной диверсионной войны? Будут ли её масштабы нарастать по мере затягивания минского процесса? Как отреагирует международное сообщество?

— Диверсионная война в ДНР не прекращалась ни на минуту. Украинцы делали и делают в этом смысле все, что могут. Другое дело, что могут они все меньше и меньше. Не смотря на увеличивающееся финансирование Запада. Социальная база диверсионной работы в Донбассе естественным образом сужается. Вот и, до подростков дошли! И «Минск» здесь совершенно не причем! Минский процесс, в принципе, идет в «параллельной реальности», а актуальной политической действительности Донбасса отношения не имеющей.

Международное сообщество, я полагаю, промолчит. Они вообще молчат, когда речь заходит об Украине. Презирают, надо полагать. Как баре холопов. Деньги дают, но презирают. Впрочем, идейным наследникам Бандеры и Коновальца не привыкать…

Дмитрий Родионов

13.09.2016

Источник:  svpressa.ru


get('twitter')) == 1) { ?>