Владимир Путин помиловал украинскую летчицу Надежду Савченко и позволил ей вернуться на родину. Взамен в Россию вернулись двое российских граждан, которых украинская сторона называет сотрудниками ГРУ. Решение российского лидера было ожидаемым: удержание Савченко накапливало крупные риски и мешало президенту в диалоге с Западом.

Освобождение, а не обмен

То, что Савченко будет обменена, было понятно еще до вынесения ей обвинительного приговора суда. По мере развития сложного, противоречивого и все еще конфронтационного, но все же диалога России и Запада и вытеснения из этого диалога украинской повестки эпизод с Савченко превращался в местечковый кейс, отступать по которому было трудно по внутриполитическим соображениям и полезно и даже необходимо по внешнеполитическим. «Казус заложницы» превращался со временем в «казус заложника», где последним оказывался сам российский президент.

Путин, видимо, лично принял решение: Савченко осудить, дать максимальный срок, а затем выдать Украине. Таким образом решалось сразу несколько задач. В первую очередь получалось избежать самого негативного сценария, при котором долгое удержание украинской летчицы в России могло привести к непоправимым последствиям – Савченко могла умереть в тюрьме.

Но, даже не думая о худшем, пребывание Савченко в российской тюрьме становилось деструктивным. Политические дивиденды внутри страны были выбраны по максимуму во время уголовного процесса, своенравие украинки этому даже помогло. Зато ущерб, наносимый ее заключением, для внешнеполитического диалога России с Западом накапливался с каждым днем. Время играло против Путина. Едва ли не каждая встреча с западными лидерами, едва не каждый контакт обязательно содержали в себе требование освободить Савченко. И в отличие от тоже помилованного Ходорковского она не представляла никакого риска для российского режима на свободе. 

Помилованная, но не раскаявшаяся

Освобождение юридически могло произойти через процедуру помилования, и тут появлялась первая загвоздка: практика в России сложилась так, что президент принимает решение о помиловании при условии признания осужденным своей вины. Ходорковский написал прошение о помиловании, обосновывая это резко ухудшившимся состоянием здоровья матери. Сам факт подачи прошения интерпретировался властью как признание вины, ведь процедура применяется в отношении «справедливо осужденных» граждан. Помилован – значит, справедливо осужден. Через такую же процедуру с прошением проходили и обмененные в свое время российские граждане, осужденные за шпионаж. 

Савченко категорически запрещала своим адвокатам обращаться к президенту за помилованием. Показательно, что ее адвокат Марк Фейгин заявил об этом только на днях – 20 мая. Вероятно, именно в последние дни Кремль предпринимал максимум усилий, чтобы добиться чистоты операции: помилование после соответствующего прошения.

В этот раз Кремлю пришлось выкручиваться без помощи осужденной – за счет родственников погибших на Украине журналистов ВГТРК, в убийстве которых и обвинялась Савченко. Как разъяснил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, именно они и попросили президента помиловать украинскую летчицу. Причем эта миролюбивая мысль посетила их в марте, когда к ним с оказией был послан экс-глава администрации президента Кучмы, а ныне лидер общественного движения «Украинский выбор» Виктор Медведчук. Кстати, именно его называют главным доверенным советником Путина по Украине и одновременно – арбитром между украинскими и российскими властями

Зеркальная процедура была использована украинскими властями, которые помиловали Ерофеева и Александрова после подачи прошения их родственниками. Тут Путину удалось отстоять принципиально значимую позицию. 

Сохранить лицо

Простое помилование и освобождение Савченко выглядело бы не столько великодушием Путина, как это обыгрывали в ситуации с Ходорковским, сколько сдачей позиций, уступкой после давления. Освобождение должно было быть произведено в форме обмена, но этот обмен, который заведомо напрашивался (на Евгения Ерофеева и Александра Александрова), рассматривался Кремлем как худший, но допустимый вариант: россияне не признавались властью действующими сотрудниками ГРУ, а лишь добровольцами. А значит, их судьба – это их личное дело, и государство тут не в ответе.  

Кремль хотел большего. И, судя по неофициальной информации, диалог велся прежде всего с США, которым предлагалось освободить Константина Ярошенко и Виктора Бута. Вариант, совершенно невозможный для Вашингтона, пробовался на зубок российскими дипломатами. За Бута и Ярошенко, которые обладали серьезными связями с высокопоставленными чиновниками российской элиты, Джона Керри просил лично Путин. Задача оказалась явно не по зубам.

Иного выхода для Кремля, кроме как согласиться на программу минимум, не оставалось, хотя имиджево это не лучший вариант. Украинский конфликт тем и неприятен, что тут нет героев (даже Героями России становятся по тайным указам президента). Никакой героизации Ерофеева и Александрова в России не происходило, от них отреклись еще до их возвращения в Россию, и если бы не вынужденное освобождение Савченко, их пребывание на Украине могло затянуться на годы, причем без сопоставимой политической, дипломатической, моральной и юридической помощи, которую имела Савченко.

Во-вторых, выдача Савченко может принести убытки в отношениях с собственным населением, для которых осужденная Савченко долгие месяцы была одним из главных свидетельств украинской хунты. По данным опроса Левада-центра, 51% россиян считают справедливым и объективным приговор Савченко, 22% полагают, что 22 года колонии – это слишком мягкое наказание. Причем за судебным процессом следили 73% респондентов. Из тех, кто в курсе событий, 72% считают, что процесс проходил справедливо, объективно и беспристрастно. Обратного мнения придерживаются 10%; 19% затруднились с ответом.

Объяснять народу этот казус будут коротко, без особых сантиментов. Регулярно стерилизуемое общественное мнение априори воспринимается как молчаливый союзник. А случай с выдачей Савченко лишний раз подчеркивает, что решения Путин принимает исходя исключительно из прагматических соображений, не зацикливаясь на социальных и даже репутационных факторах. Если ситуация требует уступки, уступку сделают без оглядок на общественное мнение

Путин сделал подарок Петру Порошенко. Это не было самоцелью, но украинские власти извлекут максимум политических дивидендов из «победы» над российским лидером. Однако для самого Кремля это побочный эффект, которым пришлось пренебречь.

Татьяна Становая

26.05.2016

Источник: carnegie.ru

Надежда — ваш компас земной. Чем аукнется Киеву освобождение Савченко

Внезапное возвращение на Украину Надежды Савченко, осужденной в России за участие в убийстве журналистов ВГТРК, серьезным образом переформатирует украинский политический процесс. Бывший каратель батальона «Айдар» может сыграть ключевую роль в историческом противостоянии двух главных тяжеловесов украинской политики — президента страны Петра Порошенко и бывшего премьера Юлии Тимошенко, которая сейчас возвращает себе роль лидера народных симпатий.

Трудности перелета

О возвращении Надежды Савченко на Украину стало известно утром 25 мая. В СМИ со ссылкой на источники появилась информация о том, что самолет президента Порошенко в ближайшие часы приземлится в аэропорту Ростова-на-Дону. Официальная информация еще отсутствовала, но довольно быстро стало понятно: что-то действительно происходит. Администрация президента Украины анонсировала заявление Порошенко для СМИ, хотя кокетливо умолчала, на какую тему. Потом стало известно, что в аэропорт Борисполь направились мама и сестра Савченко вместе с лидером партии «Батькивщина» Юлией Тимошенко. Туда же стремительно выехал кортеж Порошенко.

Интересная деталь: центральные украинские СМИ со ссылкой на источники в Госавиаслужбе сообщили, что из-за ажиотажа по поводу возвращения Савченко якобы рассматривается возможность приземления борта с ней в Гостомеле (7 километров от Киева). Интрига держалась до тех пор, пока Порошенко через социальные сети не рапортовал, что «президентский самолет с Героем Украины Надеждой Савченко приземлился».

В какой-то момент пресса из Борисполя сообщила, что на взлетной полосе никто ничего не видит, и, видимо, это некий обман. Но в итоге самолет приземлился все-таки в Борисполе — около 14:45 по местному времени. Дальше события развивались стремительно: в течение получаса Савченко выступила с небольшой, но очень эмоциональной речью и сразу же покинула аэропорт, направившись в администрацию Порошенко.

Первые впечатления

Свою первую речь Савченко произносила босиком (какой в этом был символизм — пока неясно) и с весьма раздраженными интонациями. В далекой от дипломатии манере депутат Верховной Рады (от фракции «Батькивщины») сразу же приказала, чтобы к ней никто не прикасался — что, с учетом количества собравшихся, было трудно выполнимо. «Уважайте личное пространство человека! Я говорю так, что вы все услышите. Я два года сидела! Я отвыкла от людей! Я буду резкой!.. Не трогайте меня, не прикасайтесь ко мне… Если так каждый захочет пожать мне руку, от меня ничего не останется», — поздоровалась с согражданами военнослужащая.

Во всеобщем хаосе практически незаметным осталось важное заявление родной сестры Савченко — Веры. На вопрос о том, куда ее повезут из аэропорта, она ответила: «Точно не в СИЗО. Потому что если ее повезут в СИЗО, то сюда приедут добровольческие батальоны». Смысл этого послания абсолютно прозрачный: за нами есть военные силы, эти силы обладают определенными ресурсами и готовы вступить в игру, если возникнут проблемы.

Потом был визит в администрацию Порошенко с вручением помилованной президентом России гражданке Украины ордена «Золотая звезда» с формулировкой «За несокрушимость воли, гражданское мужество и жертвенное служение украинскому народу». Надо отметить, что на сей раз рукопожатие и касания состоялись без особых протестов: депутат Савченко изволила не препятствовать «обнимашкам» с главой государства. Церемония сопровождалась предсказуемыми и обычными для Киева заявлениями об очередной «перемоге» («победе»): «Как мы вернули Надежду, так мы вернем Донбасс и Крым». К слову, по такому поводу в администрацию Порошенко пригласили и бойцов «Айдара».

В чем смысл?

Понятно, что возвращение Савченко на Украину — не слишком хорошая новость для внутриполитических раскладов. Дивиденды от ее освобождения сегодня закончатся, а начнутся серьезные проблемы. Потому как очень скоро Савченко разберется в ситуации и, имея статус действующего депутата Верховной Рады и даже члена постоянной делегации в ПАСЕ, начнет задавать неудобные вопросы. И все же можно предположить: операция вряд ли состоялась бы, если бы у Порошенко не было определенных ожиданий и конкретного плана. На что же рассчитывает президент Украины?

Первое — имиджевые выгоды. С определенного времени Порошенко монополизировал тему освобождения украинской наводчицы и собрал все рычаги влияния на ситуацию в своих руках. Поэтому в глазах многих украинцев и «западных партнеров» обмен выглядит как его личная победа. Нет сомнений, что именно такая позиция будет усиленно раскручиваться в ближайшие дни, но вряд ли президент Украины рассчитывает этим удовлетвориться.

На лидирующие позиции в рейтинге электоральных симпатий на Украине стремительно возвращаются Юлия Тимошенко и ее партия «Батькивщина». Эту тенденцию подтвердил и последний масштабный соцопрос: партия бывшего премьер-министра Украины лидирует, а «Блок Петра Порошенко» занимает всего лишь третье место. И хотя возвращение Тимошенко пока виртуальное, поскольку выборов в стране в ближайшее время не предвидится, ситуация в любой момент может измениться непредсказуемым образом.

Не исключено, что президент рассчитывает, что возвращение Савченко станет ударом по «Батькивщине», за чем последует крах этой политической силы. Маловероятно, что помилованная окажется хорошим политиком: черты характера, которые она демонстрировала до сих пор, никак не сочетаются с парламентской деятельностью даже при характерной украинской специфике, когда в Раде то блокируют трибуну, то орут матом, то дерутся. Очень быстро далекая от кулуарной дипломатии Савченко начнет совершать неправильные поступки и говорить неправильные слова, что, безусловно, повредит имиджу партии.

Собственно, процесс уже пошел — в аэропорту Надежда демонстративно отказалась от цветов и объятий Тимошенко, заявив: «Мы с вами недостаточно близки». По большому счету, сказанного и сделанного в день прилета, даже с большой скидкой на стресс, достаточно, чтобы многие задумались, что же будет дальше. Теперь даже такая формальность, как ввести непредсказуемую и эксцентричную Савченко во фракцию, — уже серьезная проблема для Тимошенко. По-видимому, в этой лодке двое не удержатся. А кто из них выживет — пока большой вопрос.

После инцидента с цветами лидер «Батькивщины», изо всех сил стараясь сохранить невозмутимость, заявила, что на родину вернулся «реально сильный лидер». «Я думаю, что Надя для всего мира и Украины символизирует несокрушимость Украины, силу, противостояние оккупантам, противостояние всей безнравственности, которая, к сожалению, сегодня захлестнула политику… Мы ее поддержим всеми силами, все, что мы можем, — мы поддержим, чтобы она имела возможность служить Украине так, как она хочет, так, как она умеет», — пообещала Тимошенко.

Рассчитывает ли президент на этот сценарий — станет понятно уже в ближайшие дни. Если да — то, получив массу имиджевых выгод, он максимально дистанцируется от освобожденной и «перекинет» ее на Тимошенко. В этом контексте стоит обратить внимание: президент не поехал даже встретить Савченко в аэропорт, хотя многие предполагали, что он лично полетит за ней.

Можно не сомневаться, что искушенная в политических играх Тимошенко планирует использовать свою новую соратницу по партии против президента. Из рисков, которые Порошенко каким-либо образом должен устранить в первую очередь, — обсуждение военной тематики. На первой же пресс-конференции Савченко затронула тему Донбасса, бросив следующую фразу: «Очень хорошо, что есть минские соглашения, очень хорошо, что они будут выполняться, потому что мы будем делать все, чтобы они выполнялись».

Однако можно предположить, что Савченко довольно скоро осознает и масштабы коррупции в ВСУ, и подтексты громких побед типа Иловайского котла и «героического» бегства украинских силовиков из Дебальцево в феврале прошлого года. Можно не сомневаться, что информацией и даже документами ее щедро снабдят «доброжелатели» президента из штаба «Батькивщины».

Сейчас никто не может сказать, к каким последствиям это приведет, ясно лишь, что ключевые игроки украинского политикума попытаются использовать Савченко как орудие в своих целях. Насколько глубоко она осознает происходящее и насколько разрушительной будет ее реакция — предсказать невозможно. Неадекватное поведение героиня Савченко может продемонстрировать и на Западе — например, в ПАСЕ. Но пока Украина ликует и ждет 31 мая: в этот день депутат Рады Надежда Савченко должна выйти на работу.

Николай Подгорный (Киев)

26.05.2016

Источник: Lenta.ru

Киев: «Такую свинью Путин нам еще не подкладывал»

В Ростовском СИЗО облегченно вздыхают, такой камень свалился с плеч, бывшие и настоящие боевики «Айдара» сквозь зубы, аккуратно, чтобы не навлекать на себя гнев пока еще танцующей толпы и не убирая улыбок  с лиц, тихо процедили «редкая сука», а украинский ведущий с телеканала 1+1 анонсирует проблемы для Петра Алексеевича и Юлии Владимировны после возвращения на родину заключенной №1.

Все это оборотная сторона медали «триумфального» возвращения Надежды Савченко на Украину, после того, как на самом высоком уровне было принято решение об ее обмене на российских граждан.

Киев пока еще приходит в чувство, после того, как в его руки «приплыло это», он пока еще получает поздравления от Европарламента, чиновников ЕС и своих заокеанских спонсоров, но холодок, от не слишком теплой встречи остался и у Тимошенко, которой казалось Савченко обязана многим и у Порошенко, который пытается извлечь для себя всю первоначальную выгоду от ее освобождения. 

Пока Надя пошла пить свои «три литра водки», по которой она так соскучилась, находясь в Ростовском СИЗО и кушать «недоваренный борщ»  мамы, первые лица Украины уже лихорадочно просчитывают свои дальнейшие шаги.

Савченко как человек или чиновник мало кого интересует, начинается борьба за тот имидж, который создавался Западом вокруг украинской заключенной все два года ее нахождения под следствием, пока он еще не растерян и воспринимается многими на Украине и не только, сообщает newsli.ru.

Уже на летном поле Борисполя многие выстроились, чтобы отхватить себе кусочек этого имиджа и «присоседиться» к «великой украинской победе», да видно не то человек Савченко, что кидаться в первые попавшиеся объятья.

Букет у Тимошенко не взяла и с Порошенко вела себя подчеркнуто отстраненно, а украинские СМИ после первых восторженных репортажей уже задаются вопросом – с кем будет «сиделица».

Ведущий телеканала 1+1 Александр Дубинский откровенно назвал освобождение Савченко «свиньей, какую Путин, Киеву еще не подкладывал» и пообещал веселого политического сезона

26.05.2016

Источник: newsli.ru


get('twitter')) == 1) { ?>