Большинство украинцев считают, что их страна воюет с Россией. Таковы данные опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии. Утвердительно на вопрос, ведет ли «незалежная» войну с Россией, ответили 63%. Лишь 18% думают, что войны нет. 65% респондентов сказали, что на Украине есть российские войска.

Когда почти две трети украинцев считают, что воюют с россиянами, можно сделать вывод, что люди просто разучились здраво мыслить. Ведь если бы «незалежная» действительно вступила в войну с Россией, то не продержалась бы и нескольких недель. Получается, по логике украинцев, что Москва ведет этакую вялотекущую войну без явного желания победить, так сказать, для удовольствия.

Характерно, что 19% респондентов так и не смогли определиться, воюет ли с ними Россия или нет. Хотя война — не тот процесс, который можно скрыть от общества. С другой стороны, как понять, что украинские власти уже два года твердят о войне, но при этом не разрывают дипломатических отношений с нашей страной?

Для сравнения, по данным аналогичного опроса, проведенного Левада-Центром, лишь 25% россиян думают, что Россия воюет с Украиной, и только 27% полагают, что в соседней стране есть наши войска. И то, эти цифры можно списать на то, что войной наши граждане называют больше общую напряженность между государствами, когда традиционно привыкли иметь добрососедские отношения.

Настроения украинцев проще всего, конечно, списать на массированную пропаганду. Но если люди верят тому, чего не может быть в природе, то они сами «обманываться рады». Значит, речь не только об эффективности пропаганды, но и о каких-то психологических особенностях людей.

Да, госпереворот 2014 года был тщательно разработанной технологией. Но здравые силы на Украине, старые политические партии не смогли ничего противопоставить поражающему своей простотой и глупостью лозунгу «Кто не скачет, тот москаль».

Известно, что после свержения Януковича были разорваны многие родственные связи. Живущие в Полтаве или Сумах люди в личных разговорах обвиняют близких родственников из России в агрессии. И искренне убеждены, что в нашей стране все говорят только о ненависти к Украине. Сообщения «из телевизора» оказались убедительнее слов родственников.

В 2014-м многие на Украине говорили: «Майдан — всенародное движение, сейчас вступим в Европу и заживем по-европейски, а ваша Россия только мешает двигаться нам к цивилизации». Сейчас, когда жизнь стала хуже некуда, они же твердят: «На Майдане скакали ваши путинские агенты, из-за России разрушена наша государственность». То есть, речь идет о сформировавшемся у украинского народа мозаичном сознании, когда противоречащие друг другу факты легко укладываются в общую картину мира.

Надо признать, что потерю ориентиров пережили все постсоветские республики после распада СССР. Но постепенно в новых государствах начали складываться свои идеологемы, а вместе с ними, худо-бедно, начала подниматься экономика. В чем же причина, что Украина не выбралась из «девяностых» и буквально пошла «по второму кругу»?

— Я знаю, как у нас проводятся опросы и кем. Они не учитывают специфики времени. Я общался с социологами из Европы. Они обладают технологиями опросов в ситуации сильной напряженности в обществе, у нас этими технологиями не владеют. Поэтому к результатам исследования надо относиться осторожно, — говорит директор Киевского центра политических исследований Михаил Погребинский.

— Что касается данных этого опроса, что 63% полагают наличие войны с Россией. В течение двух лет все телеканалы говорят, что Россия — агрессор и воюет с Украиной. И когда людей спрашивают, есть ли война, все повторяют заученные штампы. И не все способны включить свои мозги и подумать, что война идет по-другому. Вот в Сирии Россия воевала силами своих ВКС. Происходящее на Украине на это совсем непохоже. Но люди об этом не задумываются.

Более того, часть респондентов могла воспринять вопрос социологов, как проверку на лояльность. Лояльно говорить, что Россия — агрессор. И многие отвечают так, чтобы не было неприятностей. Я предполагаю, что немалая часть опрошенных ответила утвердительно на вопрос, исходя именно из этих соображений.

Потом, неизвестно, какой процент вообще отказался принимать участие в опросе. Примерно половина украинцев вообще отказываются общаться с социологами. Нужна специальная методика, чтобы опрос был репрезентативным. Значит, 63% ответили утвердительно из тех, кто вообще согласился ответить. Некоторые из них постарались ответить «лояльно».

19% не определившихся с ответом — это те, кто согласился отвечать, но не хотел говорить, что считает Россию агрессором. Их, скорее, надо зачислять в число тех, кто полагает, что войны с Россией нет.

«СП»: — В чем причина, что в украинском обществе наблюдается некая идеологическая растерянность?

— Украина — страна составная. Можно выделить три части: Центр, Запад и Восток. Западная Украина жила с остальной Украиной недолгое время, только после Второй мировой войны. И попыток выстроить общую идентичность всерьез не предпринималось. Украина жила по принципу «вашим и нашим», пыталась договориться с Россией и Западом. Но из этого ничего не получилось.

В значительной мере потому, что «русская» Украина выдвигала в органы власти от себя людей, далеких от какой-то идеологии. Если бы они были такими же убежденными пророссийскими политиками, как националистичны политики с Западной Украины, то в Раде 40% были бы настроены на прозападный путь, а 30% ориентировались бы на Россию. Но Восток выдвигал не идеологов, а людей, заинтересованных в материальном вознаграждении за свое участие в политике. Это были бизнесмены, а не идеологи. Они были обречены на поражение. Последний Майдан и стал окончательным поражением «русской» Украины.

Происходящее сегодня — попытка насильственного утверждения «украинской» Украины и выдавливания «русской» Украины. Мы видим, что Одесса, Харьков, Днепропетровск особо не сопротивляются. Сопротивление показали только Донецк и Луганск. Конечно, при поддержке России, иначе бы не выстояли.

— Наверное, украинцы догадываются, что если бы была настоящая война с Россией, всё бы закончилось очень быстро, еще в 2014 году. Тем не менее, пропаганда действует, — говорит профессор кафедры массовых коммуникаций Московского государственного педагогического университета Елена Борисова.

Успех пропаганды на Украине обусловлен ее тотальным характером. Возможности получать альтернативную информацию невелики. Даже в интернете убраны многие ресурсы, все публикации жестко модерируются.

Способствует и западная пропаганда. Она до последнего времени вещала то же, что и официальный Киев. Соответственно, украинские пропагандисты могли ссылаться на Запад, как на авторитетный источник информации.

Самое главное — внутренние установки аудитории, которая хочет во всех бедах найти стороннего виновного, нежели обвинить себя. У людей вообще есть такая установка. Если человек осознает, что в результате его действий погибают люди, страдают его родственники, семья, то хочется думать, что не он виноват, а кто-то вмешался в ситуацию. Вот это настроение превалирует.

Конечно, ситуация складывалась бы более благоприятно, если бы значительная часть украинского населения не поддержала «майданный» переворот. Януковича бы переизбрали. Были бы те же проблемы, но они не усугублялись бы. А так многим украинцам приходится осознавать, что они сами поддержали нынешнюю власть. И в результате много жертв в Донбассе, на остальной Украине. Почти у всех материальные проблемы. Спрашивается, ради чего скакали на Майдане? А кто конкретно виноват в том, что надежды не сбылись, подсказывает пропаганда.

Идеологема последних двух лет — нападение России. Этим объясняют все беды. Мол, «Отечество в опасности», надо думать об этом.

Не будем забывать, конечно, что есть такая структура, как СБУ, которая крайне жестко карает инакомыслие. Периодически на украинских телепередачах высказывается альтернативная точка зрения, но она, как правило, подавляется и не задерживается в массовом сознании.

«СП»: — Почему здравые силы на Украине не смогли ничего противопоставить примитивным лозунгам Майдана?

— Украинцев завели не с пол-оборота. То же скакание на площади использовалось до того в Каире и в Сербии. Технология была разработана давно.

Главное в том, что установки «против москалей» лелеялись многие годы на разном уровне, использовался хороший пиар-инструментарий. Взять хотя бы слово «голодомор». Да, на Украине голодали. Но голодали и в Поволжье, и на Кубани. Слово «голодомор» же означает, что голодом специально морили. Через одно слово сильно воздействовали на настроения.

В целом, Украине было бы лучше оставаться в составе Российского государства. И с точки зрения экономики, и с точки зрения развития культуры. Поэтому сама идеология, направленная на отделение, строилась вопреки интересам народа, вопреки реальности. Вражда с Россией раздувалась совершенно искусственно. Потому что здравый смысл говорит, что даже в интересах самого украинства надо дружить с Россией. Но местным властям хотелось, чтобы страны жили отдельно. И они задействовали все ресурсы для разжигания ненависти.

Конечно, далеко не все на Украине «скакуны», есть и разумные люди. Но где они? Я была в переписке со многими людьми с Украины, кто не поддерживал Майдан. Они не поддерживали Януковича, но были против разрыва связей с Россией. Теперь никто из этих людей не выходит на связь. Возможно, кого-то посадили. Но точно можно сказать, что разумные люди находятся в подавленном состоянии.

«СП»: — Все другие страны постсоветского пространства смогли за прошедшее время сформировать какие-то позитивные идеологемы. В чем причина, что Украина не вышла из «девяностых»?

— Действительно, какие-то идеологические установки сформировались в других республиках. Не все восстановились экономически, но в идейном плане есть вещи, которые удерживают общество.

Но Украина была важна Западу особенно. Она занимает ключевое положение. Вообще, идеологии с большим трудом формулируются на постсоветском пространстве. Украина же оказалась под внешним давлением. В России нашли идею «русского мира». Хотя не всем понятно, что под этим подразумевается. Приходится признать, что коммунистическая идеология была более мощной. Она была интернациональной, что важно для нас, и опиралась на традиционные ценности, в том числе и христианские.

Есть еще один фактор. На Украине большое население, но «украинского мира» в принципе создать невозможно. Поэтому страна «провисла» в идеологическом плане.

К сожалению, и Россия не смогла создать «центра притяжения». Многое мы сдали добровольно. И пока Россия не сможет выйти из положения зависимой по отношению к другим мировым центрам, никаких шансов не будет и у прилегающих к нам республик. Если мы не в состоянии притянуть других, то их притянут другие. В этом плане показателен опыт Болгарии. С начала 1990-х она думала, куда бы прибиться после распада Советского Союза. Потому что экономика Болгарии и ее идеология были сильно завязаны на нас. Болгария попыталась примкнуть к сильнейшим, вступила в НАТО и ЕС. Но в итоге она потеряла сама себя. Раньше в стране жило восемь миллионов, а сейчас только семь, страну наводнили турки и цыгане. Та же демографическая ситуация в странах Прибалтики.

«СП»: — Что надо сделать, чтобы украинцы перестали враждебно относиться к России?

— Каждый третий россиянин связан с Украиной родственными связями. Мы обязаны использовать идеологическое оружие, пропаганду. Конечно, делать это надо умело.

На Украине есть люди, с кем можно иметь дело. Надо помочь нашим сторонникам распространять свои взгляды.

Главная идеологема, которую надо использовать, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Надо убеждать, что мы вместе — россияне с украинцами — сможем что-то сделать, а само собой счастье из Европы не придет. Европа тоже переживает нелегкие времена, ее в процессе глобализации уничтожают. Думаю, эту мысль и надо продвигать.

— Приходится признать, что Украина — громадный провал нашей внешней политики с момента распада Советского Союза. И в этом причина всех бед, — уверен профессор сектора философии политики Института философии РАН Владимир Шевченко.

— Еще в годы Перестройки не только у «западенцев», но и некоторых жителей Центральной Украины выявилось настороженное отношение к русским. На протяжении последних двух десятилетий мы ничего не делали в идеологической сфере, чтобы выстраивать нормальные отношения с Украиной. Мы думали, что если вкладываем в страну деньги и там работают филиалы наших банков, то с Украиной всё будет в порядке. Но уровень недоверия к России только возрастал. Сейчас украинцы верят в любые слухи, совершенно абсурдные рассуждения принимают за чистую монету.

«СП»: — Многие постсоветские государства смогли в итоге сформулировать какие-то позитивные идеи самостоятельно, без нашей помощи.

— У нас тоже есть проблемы с национальной идеей. Но не ведется пропаганда, враждебная к кому-то. Мы относимся к Украине достаточно нейтрально. Мол, живите отдельно, если хотите, только не смотрите на нас, как на врагов.

Многие знакомые украинцы, которые сейчас были в России, искренне удивлялись. Они думали, что у нас повсюду развешаны антиукраинские лозунги и транспаранты, повсюду стоят танки, готовые вот-вот двинуться на Украину. Но ничего подобного в России нет.

Украина представляет собой «лоскутное одеяло», лишенное целостности. Федерализация страны могла бы снизить градус социальной и культурной напряженности. Но федерализации нет. Единственный способ сохранить унитарное государство — держать народ в постоянном напряжении и страхе, формируя образа врага в виде восточного соседа.

Андрей Иванов

17.03.2016

Источник: svpressa.ru

«Сирийский синдром» для Донбасса. Рискнёт ли Киев выдвинуть ультиматум России

Украина должна поставить Москве ультиматум и предложить капитуляцию, тогда война в Донбассе закончится. Об этом 15 марта заявил руководитель рабочей группы по вопросам безопасности в минском переговорном формате Евгений Марчук.

«Для меня самый простой выход — привезти на переговоры текст капитуляции и сказать: „Подписывайте и на этом все закончится“. Украина выходит на границу и так далее», — цитирует Марчука «Политнавигатор». А представитель Украины при ООН Владимир Ельченко «выразил надежду», что «следующим шагом после решения России вывести свои войска из Сирии станет их вывод из Украины».

Вообще украинские политики и военные давно отличаются, мягко скажем, несдержанностью и необдуманностью заявлений.

Не породит ли иллюзий о слабости России, о её готовности «сдать Донбасс» неожиданное решение Владимира Путина о сворачивании операции ВКС в Сирии в украинской верхушке?

Тем более что вот уже более недели Минские соглашения на деле не соблюдаются. В районе донецкой Горловки идут самые настоящие бои. В посёлке Зайцево была обстреляна группа российских и китайских журналистов. А заявлений российских дипломатов по этому поводу не слышно.

Пока заявление по ситуации вокруг Горловки сделал только глава ДНР Александр Захарченко.

«Мы со своей стороны не позволим ВСУ вклиниться в наши позиции и тем более не дадим им взять под контроль дорогу Донецк-Горловка. Потому что знаем, что рано или поздно это приведет к тому, что украинские силовики обстреляют прямой наводкой мирный транспорт», — цитирует Захарченко Донецкое агентство новостей.

Напомним, что бои на участке трассы Донецк-Ясиноватая-Горловка продолжаются больше недели. Подразделения ВСУ при поддержке танков и бронемашин неоднократно предпринимали попытки прорыва линии обороны ДНР. Согласно последним данным Минобороны ДНР, потери украинской стороны за это время превысили 30 человек убитыми.

Мало того, украинские силовики возобновили обстрелы социально значимых объектов. Мины рвутся рядом с донецкой фильтровальной станцией, которая обеспечивает водой города и посёлки по обе линии фронта.

— В Киеве хватает неадекватных политиков и военачальников. Они какой угодно предлог могут использовать для того, чтобы объявить о слабости России, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

— Что касается вывода части российских ВКС из Сирии, это сделано отнюдь не из-за слабости России, а для решения дипломатических задач.

Власти в Киеве, конечно, могут воспринять это решение Владимира Путина как проявление слабости. Возможно, на этом и строится весь расчёт российской стороны. Украинские военные, поверив в свою безнаказанность, начинают наступление на Донецк и Луганск. А мы, воспользовавшись эти предлогом, повторяем в Донбассе то, что делаем в Сирии: с целью защиты мирного населения начинаем точечные удары по частям и инфраструктуре украинской армии. Тем более у нас теперь появилась группировка ВКС «налетавшая» значительный боевой опыт. Они по просьбе руководства ДНР и ЛНР смогут нанести решающие удары и помочь республикам освободить Донбасс, что станет концом для киевской хунты.

«СП»: — Может ли повлиять на позицию России в процессе минского урегулирования вчерашнее совместное заявление дипломатов ЕС о том, что фактически «крайней» за невыполнение соглашений в любом случае будет наша страна?

— Я как раз не исключаю, что именно это заявление повлияло на решение Владимира Путина о сокращении нашей военной группировки в Сирии. Логика здесь проста: поскольку Запад не стремится к реальному миру на Украине, то можно создать видимость нашей слабости и готовности отступать. Таким образом, киевские власти подставятся, начав новое наступление, а у России будет хороший предлог открыто встать на защиту донбасских республик.

— Вполне возможно повторение боёв масштаба тех, которые были в прошлом году под Дебальцевом, — говорит политолог и блогер Анатолий Несмеян.

— Уже сейчас в окрестностях Горловки в районе посёлка Ясиноватая идут вполне себе полноценные боевые действия, хоть пока и локальные. Но они как раз опасны тем, что могут неконтролируемо разрастаться.

«СП»: — Каким может быть развитие боевых действий в Донбассе?

— Украинская армия, я думаю, пока не ставит перед собой сверхзадач, вроде, взять Донецк или выйти к границе с Россией. Сейчас они хотели бы просто отрезать Горловку или хотя бы осложнить сообщение с ней из Донецка, при этом создать более выгодную для себя линию фронта.

В принципе боеспособность, как украинских силовиков, так и ополченцев, низкая. Они могут вести локальные бои, причём ожесточённые, но провести широкомасштабного наступления не способны.

«СП»: — У какой из сторон всё же боевой потенциал выше?

— По моим прикидкам, численность ополчения сейчас составляет около 50 тысяч человек. Чуть больше трети из них находится непосредственно на линии фронта. Украинская группировка в Донбассе в три раза больше. Однако в случае обострения боевой ситуации на фронте численность ополчения может сильно вырасти за счёт добровольцев и «отпускников». Таким образом, можно говорить о примерном равенстве сил.

«СП»: — То есть теперь такой задачи, как, к примеру, взятие Мариуполя ополченцы выполнить не смогут?

— В принципе это возможно. Но для этого необходимо политическое решение, но его уже очень долго не принимают. Надо было решать эти задачи ещё два года назад.

Теперь с нами пытаются говорить на языке давления, если не ультиматумов. Посмотрите, последнее заявление глав МИД стран Евросоюза связывает снятие санкций с России при полном выполнении Минских соглашений. Даже речи не идёт, чтобы как-то наказать главного виновника затягивания минского урегулирования — Киев.

— Заявления украинских политиков и военных давно уже не воспринимаются всерьёз не только в России, но и во всём мире, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов.

У них комплекс неразделённой любви к Евросоюзу сочетается с комплексом уже в отношении России. В такой ситуации появляется элементарная неадекватность, когда в Киеве грозятся некими ультиматумами стране, с которой приходится считаться коллективному Западу. Надо понимать, что любая агрессия украинских военных против ДНР и ЛНР чревата тем, что территория, контролируемая киевскими властями, сократится ещё на несколько «особых районов».

Как раз украинские политики оказались в подвешенном состоянии после того, как глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что Украине лучше не мечтать о членстве в ЕС в ближайшие четверть века. И Киеву всё сложней убеждать своих граждан, что вот-вот всё изменится, и они заживут «как немцы». А оптимизм в обществе надо поддерживать. Вот и следуют завиральные заявления о том, что надо взять Донецк с Луганском и выйти к границе с Россией.

«СП»: — С другой стороны, вот уже не первая неделя накаляется боевая обстановка вокруг Горловки. Ни Россия, ни Запад практически никак не реагируют на попытки украинских силовиков перерезать трассу Горловка-Донецк. Мало того, 14 декабря российские, китайские и донецкие журналисты попали под обстрел ВСУ на северной окраине Горловки и громкой реакции так же не последовало. Ведь это тоже могут воспринимать как слабость России, её готовность на многое закрывать глаза.

— В Донбассе идёт во многом сейчас война нервов. Ополченцам важно не начать широкомасштабных боевых действий до того, как станет уже невозможно отрицать, что украинские войска вышли из режима перемирия. Надо сказать, что Киев на войну толкает ухудшение экономической ситуации на Украине и отсутствие перспектив. В такой ситуации может сработать «синдром Михаила Саакашвили»: а ну-ка рискнём, авось, возьмём Донецк и Луганск, и тогда у нас случится очередной «национальный подъём», популярность власти поднимется. Однако, руководствоваться принципом «авось» в политике, как мы знаем на примере режима Саакашвили в Грузии чревато самыми плачевными для страны последствиями.

Алексей Верхоянцев

16.03.2016

Источник: svpressa.ru


get('twitter')) == 1) { ?>