В духовном джихаде никто не знает об усилиях, которые ты прилагаешь, чтобы сразить очередную преграду к Всевышнему, никто не видит твоих добрых дел и искренних намерений.

Духовный джихад – одно из любимейших Всевышним дел. Когда Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вернулся с одной из битв в Медину, он сказал своим сподвижникам: «Теперь мы приступаем к большому джихаду!» Измотанные сражением воины даже представить себе не могли еще одну битву, но Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, уточнил: «Большой джихад – это борьба с тем, что находится в наших душах».

Духовный джихад – богоугодное дело, истинную цену которому знает только Всевышний. И чтобы представление о нем стало более ясным, хотелось бы отметить некоторые его особенности.

Свидетели

Когда человек сражается на поле боя, его видят его соратники и враги. В такой ситуации возникает опасность лицемерия, что воин будет стараться не ради Всевышнего, а чтобы слыть героем и храбрецом. Тогда его усилия «обнуляются» ограниченностью его намерения. Абу Хурайра, да будет доволен им Всевышний, рассказывает, что он слышал, как Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, говорил: «Первым из людей в день Суда будут судить шахида. Его приведут и перечислят данные ему блага Аллаха. Он их признает. Аллах спросит: «Как ты с ними поступил?» Он ответит: «Я сражался ради Тебя и был убит». Аллах скажет: «Лжешь. Ты сражался, чтобы называться героем. И это было сказано». Затем отдадут распоряжение, его поволокут лицом по земле и бросят в Джаханнам (ад)».

В духовном джихаде нет искушения продемонстрировать свою силу, рвение, доблесть перед другими людьми. Здесь только два свидетеля: ты и Всевышний Аллах. И твои благие дела остаются тайной, которая откроется остальным людям только в Судный день. Ведь в числе людей, которые в Судный день будут под тенью Всевышнего, входят и те, которые давали тайную милостыню так, что даже одна рука не знала о том, что дает другая.

В духовном джихаде никто не знает об усилиях, которые ты прилагаешь, чтобы сразить очередную преграду к Всевышнему, никто не видит твоих добрых дел и искренних намерений. Например, человек испытывает печаль и боль утраты, но, завидев своего брата, находит внутренние силы для улыбки и радушного приема. И хотя внешне это выглядит не таким уж значительным делом, только Всевышний знает, скольких усилий ему это дело стоит. Это не столько скрытность, сколько умение совладать с собой. Ведь «джихад» переводится как «напряжение всех усилий, отдача всех сил». В такой войне ты сражаешься против своего внутреннего врага – нафса, и никто не слышит слов гнева, которые ты сдержал ради Всевышнего, никто не слышит боли обид, испытываемых от несправедливого притеснения, и не знает, сколько душевных сил ты прикладываешь, чтобы держаться истины и терпения. И эта тайна остается между тобой и Всевышним. Это тайна, которая создает святое пространство внутри тебя, укрепляет твою связь с Создателем и прокладывает путь к искренности и душевному спокойствию.

Враг

Другой чертой, отличающей войну с оружием в руках от большого джихада, является особенность врага. В обычной войне ты знаешь своего противника в лицо, ты знаешь его форму, флаг, язык. Тебе достаточно увидеть его, чтобы тут же насторожиться и приготовить оружие к бою. Твоя цель имеет определенную форму и признаки.

Но что происходит во внутренней борьбе, в которой и друзья и враги обитают в сердце человека? На этом поле легко спутать врага с другом и пойти на поводу у первого. В этой войне человек может перебегать с одной стороны на другую и каждый раз искренне верить, что находится на «правильном пути».

Здесь противник не имеет конкретных признаков, он меняет форму, цвет, направление. В духовном джихаде твой враг говорит на твоем языке, использует твои слова и мысли и играет на твоих слабостях. Он обладает такой хитростью, что ты принимаешь исполнение его злой воли за свое благо. Всевышний Аллах предупреждает нас в Коране: «Вам предписано сражаться, хотя это вам неприятно. Быть может, вам неприятно то, что является благом для вас. И быть может, вы любите то, что является злом для вас. Аллах знает, а вы не знаете»  Также в другом аяте сказано: «…ведь вам может быть неприятно то, в чем Аллах заложил много добра»

Стрелять во внешнего врага гораздо легче, чем договариваться со своим внутренним «недоброжелателем». Во-первых, внешнего врага легко обнаружить, а во-вторых, потому что ты не чувствуешь его боли.

В духовном джихаде все не так - твой враг неявен и вступая в борьбу с ним, ты чувствуешь каждый момент схватки, в которой борются покорность Аллаху и нежелание повиноваться Ему, фитра и нафс, добро и зло. И легче одержать сто побед с внешним врагом, чем сознательно выиграть внутреннюю битву.  Но, наверное это именно то, что делает духовный джихад большим джихадом. Неслучайно один мудрец сказал: «Победи себя, и ты выиграешь тысячи битв».

Для человека невыносимы внутренние конфликты, он подсознательно стремится к целостности, единству, миру внутри себя. А это невозможно, если приходится бороться с какой-то частью, которая тянет тебя ко злу. И многие во избежание этих конфликтов просто поддаются ей. Они следуют принципу "лучший способ избавиться от искушения – поддаться ему". Наверное, потому что отказаться от близкой, дорогой, привычной части самого себя, гораздо труднее, чем от целой армии чуждых тебе противников. Но опять же – победа над другими невозможна без победы над собой. Как сказал известный алим и имам Мухаммад Муртаза аз-Забиди: «Джихад с нафсом назван самым великим потому, что тот, кто не способен победить врага внутри себя, не может выиграть и внешнего врага. Как же он сможет победить внешнего врага, если он покорен врагом, который находится внутри тебя?»

Ася Гагиева

01.04.2014

Источник: islam-today.ru


get('twitter')) == 1) { ?>