Распространенная неопределенность  в понимании исламизма, который  в свете последних событий еще долго будет оставаться на региональной и мировой повестке дня, исходит из сложности в определении термина «исламизм».

Из-за отсутствия общепринятого определения, существует очень много «исламистских» групп и лиц, которые на самом деле таковыми не являются, продолжает обсуждать исламизм в своей колонке обозреватель газеты «Заман» Али Булач.  Для некоторых исламизм - это такая же идеология как либерализм, социализм или национализм, для других это минимализированная до определенной доктрины и определенного видения форма «политики или политизации». Немало и таких, которые считают исламизм «эксплуатацией религии в политике».

Хоть и невозможно полностью искоренить запутанность  в отношении термина, однако представляется возможным дать определение, умещающееся в основные рамки.  К тому же определение (тариф) - это проведение границ (тахдит).

Исламизм - это интеллектуальное, моральное, социальное, экономическое, политическое и межгосударственное движение, основной ссылкой которого является ислам, а основной концепцией  - создание «нового» человека, общества, политики, государства, строя и, наконец, в универсальном смысле создание Исламского союза.  Другими словами, в идеале это действия, направленные на установление исламских норм и формирование любых общественных отношений в рамках ислама.

С точки зрения ислама, являющегося «ад-Дин», начертанные выше рамки - это стремление, призыв и мольба каждого мусульманина. В этом отношении каждый мусульманин - это потенциальный и вынужденный исламист. Если он себя таковым не считает, значит у него проблемы с восприятием Дина.  Ясные и бесспорные положения Господа были ниспосланы для претворения их в жизнь. Эти положения могут изменяться в случае крайней необходимости, но они не изменяются, исходя из их целей, и  никогда не исчезнут.

Религия минимализированная до просто вероубеждения, морали и поклонения не является религией «завершенной и избранной (одобренной) для нас Аллахом» (Трапеза, 5:3). Те, кто говорит, что религия не вмешивается в общественные, экономические, социальные и международные отношения, на самом деле являются реформаторами от религии, пытающимися ограничить ее собственными представлениями. Другими словами, это те, которые «верует в одну часть Писания и отвергает другую часть» (Корова, 2:85). Именно поэтому мусульманин, признающий одну часть Писания и не отвергающий, как сыны Исраиля, другую часть, является вынужденным исламистом. Естественно, он не обязан себя так называть, но обязан …

До второй половины XIX века исламизма не существовало.  И это вполне объяснимо, т.к. Османское государство было основано на исламских нормах.  Османское государство, несмотря на свои недостатки, было Землей ислама (Даруль Ислам). Когда экономические и военные поражения Османов Западу побудили  власть имущих искать новые пути выхода, а также параллельно набирающим популярность прозападным идеологиям, появилась концепция, требующая взяв за основу ортодоксальные  источники ислама, установить новый порядок.  В этом отношении исламизм:

1) Модернистское течение, являющееся  в то же время ответом модернизму и бросающее ему вызов. Однако эта оценка ситуации не должна вводить нас в заблуждение, т.к. а) Исламизм не является продолжением, подтверждением или легитимизацией преобладающих модернистских дискурсов и систем. б) Исламизм не является формой внутрисистемной оппозиции, как марксизм-социализм. в) Исламизм далек от нигилизма и интегризма.

2) Исламизм - это попытка достижения «запредельного» путем выхода за рамки «существующего».  Поэтому исламизм - это не горизонтальное (временное), а вертикальное (моральное) движение. Цель исламизма в модернистском понимании - это достижение довольства Аллаха, в этом отношении исламизм критически относится к модернизму и духу времени в которых доминирует Просветление. Эпистемология исламизма жива, функциональна, направлена на модификацию и трансформацию.

Источник: http://islam-today.ru/obsestvo/chto_takoe_islamizm/


get('twitter')) == 1) { ?>