Проявления терроризма и экстремизма в странах Центральной Азии в 2005-2006 гг.

Общие тенденции. В рассматриваемый период практически во всех странах Центральной Азии наблюдались совершенно новые, в сравнении с прошлыми годами, тенденции проявления терроризма и экстремизма, характеризуемые следующими основными факторами.

Во-первых, произошли события, способствовавшие резкому обострению внутриполитической ситуации («мартовская революция» в Кыргызстане, Андижанские события в Узбекистане в мае 2005 года, убийство оппозиционного лидера Алтынбека Сарсенбайулы в феврале 2006 года в Казахстане).

Во-вторых, заметно возрос уровень криминализации в процессе политической борьбы в странах региона. Это выразилось в активном участии криминальных структур в борьбе за захват и осуществление государственной власти (Кыргызстан).

В-третьих, традиционных проявлений терроризма и экстремизма в виде совершения терактов и вооруженных нападений на государственные объекты со стороны представителей соответствующих организаций и группировок типа Исламского движения Узбекистана (ИДУ), за исключением отдельных случаев, практически не наблюдалось. Вместе с тем, судя по информации спецслужб центрально-азиатских государств, некоторые из экстремистских организаций предпринимали попытки использовать отмеченную выше критическую ситуацию в данных странах в своих интересах.

В-четвертых, центрально-азиатские правительства довольно часто прибегали к принятию новых мер антиэкстремистского характера, в большинстве случаев сужающие гражданские права.

В-пятых, увеличение количества различных массовых акций протеста, некоторые из которых вылились в открытое противостояние граждан против представителей власти. Особенно такое обстоятельство характерно для Кыргызстана, где не без применения соответствующих механизмов произошла смена сперва правящей элиты, затем, в ноябре 2006 года, Конституции страны. По данным кыргызских правоохранительных органов, в 2006 году в Кыргызстане зафиксировано 726 несанкционированных митингов, пикетов и шествий. В среднем в республике проходило до двух акций протеста в день. Рассмотрим всевозможные проявления терроризма и экстремизма подробнее по каждой стране.

Казахстан. Согласно данным Комитета национальной безопасности (КНБ) и других правоохранительных органов Казахстана на территории республики заметно активизировали свою деятельность через специально присланных эмиссаров международные террористические организации. Судя по всему, Казахстан рассматривается данными организациями в основном как своеобразная база для осуществления конспиративной работы по подготовке подрывных действий в отношении соседних с республикой государств, прежде всего Узбекистан. Указанная деятельность включает в себя вербовку и подготовку боевиков из числа казахстанских граждан. Кроме того, на территории Казахстана пытаются найти временное или постоянное убежище представители различных организаций. В связи с этим продолжительное время Казахстан не представлял собой объекта для нападения в виде совершения террористических и прочих подрывных акций со стороны всевозможных экстремистов. Однако, если доверять информации спецслужб, то в рассматриваемый период подобные угрозы стали проявляться довольно активно.

Так, например, по заявлению, сделанному 18 августа 2005 года, бывшего тогда председателя КНБ Нартая Дутбаева, органы национальной безопасности располагают информацией о том, что экстремистски настроенные группы вынашивают планы о проведении терактов на объектах морской инфраструктуры и нефтегазового комплекса Казахстана. В качестве одной из превентивных мер в отношении этой угрозы стало проведение в Актау антитеррористических учений «Каспий-Антитерор-2005».

В апреле 2006 года органами КНБ совместно со спецслужбами некоторых зарубежных государств была осуществлена операция по пресечению деятельности организованной группы в составе 10 человек, созданной для совершения преступлений террористического характера. Все задержанные являются гражданами Казахстана. У них были обнаружены и изъяты схемы изготовления и детали самодельных взрывных устройств, планы объектов подрыва, огнестрельное оружие, боеприпасы, литература, аудио- и видеоматериалы с пропагандой экстремизма под религиозными лозунгами. Как следует из данных КНБ, данная группа была связана с международной террористической организации «Исламская партия Туркестана» и действовала на территории Казахстана с середины 2005 года. Некоторые из ее членов прошли подготовку в лагерях боевиков в Пакистане. Основными целями для возможных терактов и диверсий ими были выбраны здания органов КНБ, МВД и финансовой полиции. В качестве долгосрочного приоритета группе ставилась задача распространения радикальной религиозной идеологии.

Обращает на себя внимание, что данной группе также было поручено изучать общую социально-политическую обстановку в республике, включая состояние межнациональных отношений и деятельность оппозиционных политических партий, а также отслеживать взаимоотношения Казахстана с сопредельными государствами. Это обстоятельство дает основания полагать, что данная экстремистская группировка планировала использовать в своей деятельности определенную внутри- и внешнеполитическую обстановку. Наконец, она занималась выявлением мест производства и хранения оружия и маршрутов безопасного передвижения.

В декабре 2006 года в городе Степногорске Акмолинской области органами КНБ была ликвидирована группировка «Степногорский джамаат» в количестве 10 человек. У задержанных были изъяты огнестрельное оружие, боеприпасы, самодельные взрывные устройства, печатная продукция экстремистского характера. Основными целями данной группы было осуществление подрывных акций в отношении административных зданий города, а также совершение нападений на инкассаторов для овладения финансовыми ресурсами.

В рамках сотрудничества со спецслужбами других стран СНГ КНБ РК самостоятельно либо в соответствие с запросами компетентных органов данных государств были произведены задержание и экстрадиция лиц, находящихся в розыске по подозрению к причастности к террористической деятельности. В частности, в 2004-2005 гг. на территории Казахстана были задержаны и экстрадированы в Россию, Узбекистан и другие страны более 11 соответствующих лиц. А в 2006 году количество таких людей составило 13 человек. В своем большинстве они являются участниками незаконных вооруженных формирований, действующих на территории Чечни и других районов Северного Кавказа (Россия).

В рассматриваемый период имели также место случаи выявления казахстанскими и иностранными спецслужбами граждан Казахстана, осуществлявших экстремистскую деятельность на территории других государств.

В частности, в июле 2005 года в провинции Северный Вазиристан (Пакистан) у четырех боевиков, уничтоженных пакистанскими силами безопасности, были обнаружены казахстанские паспорта. В декабре того же года из Пакистана в Казахстан был экстрадирован гражданин РК, подозреваемый в совершении терактов на территории Ирана и Сирии, а также в совершении убийства в Алматы - двух граждан Китая и одного гражданина Ирана. В том же году четверо граждан Казахстана были осуждены за наемничество и участие в террористической деятельности, в том числе на территории других государств. Так, например, в июне 2005 года в Актобе прошел судебный процесс над двумя казахстанцами, проходившими подготовку в лагере чеченских боевиков.

Результаты расследования и судебных процессов по подобным делам позволяют утверждать о проявлении повышенного интереса к Казахстану, в частности, такой одной из международных террористических организаций, как «Аль-Каида». В марте 2005 года в Таразе по обвинению в государственной измене, а точнее за связь с этой организацией, были осуждены к 10 годам лишения свободы местные жители Рахим Султангазиев и Дильмурат Шаюсупов. А в январе 2006 года к длительным срокам заключения были осуждены задержанные еще в ноябре 2004 года 16 членов террористической группировки «Жамаат моджахедов Центральной Азии», также имеющие связь с «Аль-Каидой». В частности, ее руководитель Жакшибек Биймурзаев получил 25 лет лишения свободы.

В рассматриваемый период в Казахстане наблюдается рост активности религиозных экстремистских организаций.

Особенно это касается известной международной организации «Хизб-ут-Тахрир», чья деятельность наблюдалась на территории различных регионов республики. При этом обращает на себя внимание, что зачастую активистами данной организации становятся, во-первых, жители не только южных, но и северных и центральных областей республики, а, во-вторых, граждане русской и иной европейской национальности. Так, например, в январе 2005 года в Шымкенте был осужден к 1 году лишения свободы за агитацию в поддержку «Хизб-ут-Тахрира» местный житель Вадим Берестов. В апреле того же года в Павлодаре за связь с данной организацией был осужден к 2 годам лишения свободы некто Владимир Е.

Приведенные факты позволяют говорить о тенденции роста уровня популярности «Хизб-ут-Тахрира» и его идей среди казахстанцев. При всем этом нужно отметить, что члены данной организации до сих пор практически не прибегали к использованию в своей деятельности терактов и других действий насильственного характера. Преимущественно их деятельность выражается в агитации и пропаганде, включая публичные проповеди и иные выступления в мечетях и иных местах массового присутствия верующих, изготовлении и распространении соответствующей литературы и материалов, привлечении в свои ряды потенциальных сторонников. О высоком уровне активности «хизбуттахрировцев» говорят данные правоохранительных органов.

Так, например, в феврале 2005 года ГУВД Алматы объявила о ликвидации типографии «Хизб-ут-Тахрир», располагавшейся в одной из городских квартир. В ходе этой операции было конфисковано более 12 тыс. листовок. В июле того же года в Павлодаре органами внутренних дел были задержаны трое молодых людей, у которых изъяты в общей сложности 803 листовки «Хизб-ут-Тахрир».

Наибольший уровень активности «Хизб-ут-Тахрира» наблюдается в Южно-Казахстанской области. Так, например, в январе 2005 года в городе Жетысае был задержан член данной организации, у которого было изъято 84 листовки. В том же месяце полицией в мечетях Шымкента и Кентау были задержаны еще 9 активистов «хизбуттахрировцев». В сентябре 2006 года в Шымкенте было задержано еще 6 человек, у которых были изъяты около 500 листовок и книга «Система ислама». По данным областного акимата, только на начало 2005 года активистов и сторонников «Хизб-ут-Тахрира» в ЮКО насчитывалось более 2000 человек. В основном это молодые люди от 20 до 30 лет.

В течение 2006 года органами КНБ была осуществлена операция по пресечению деятельности сети ячеек «Хизб-ут-Тахрир» в различных регионах республики. В ходе обысков, в частности, были изъяты свыше 25000 листовок, около 700 экземпляров религиозно-экстремистской литературы, а также компьютеры и современное типографское оборудование.

Следует отметить, что в рассматриваемый период в деятельности казахстанских активистов «Хизб-ут-Тахрира» наблюдаются серьезные изменения. Прежде всего, это выразилось в том, что они постепенно стали выходить за рамки ведения нелегальной работы и прибегать к использованию легальных методов, в том числе носящих общественно-политический характер.

В частности, в январе 2005 года в Алматы около 40 сторонников «Хизб-ут-Тахрира» организовали несанкционированный митинг у Центральной мечети города. Все они были задержаны и привлечены к административной ответственности. Аналогичный митинг, в котором приняло участие около 100 человек, «хизбуттахрировцы» провели в сентябре того же года в Павлодаре. 9 из них, признанных организаторами, были задержаны полицией. Примечательно, что в обоих случаях митингующие использовали лозунги антиамериканского содержания, выражая тем самым протест против агрессии США в Ираке и Афганистане.

Помимо «Хизб-ут-Тахрира» в Казахстане наблюдается деятельность других религиозно-экстремистских организаций и групп. Например, в феврале 2005 года в Актау сотрудниками УВД Мангистауской области задержан член ваххабитского объединения «Чистый ислам», у которого были изъяты оружие, наркотики и пропагандистская литература. В течение 2005 года только органами МВД РК было задержано 246 граждан, из них за распространение и хранение экстремистской литературы - 155 человек. Было изъято свыше 56 тыс. листовок, 6410 брошюр, 2165 книг и 245 журналов религиозно-экстремистского содержания. По этим фактам возбуждено 39 уголовных дел по статьям 164 (возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды) и 337 (создание или участие в деятельности незаконных общественных объединений) Уголовного кодекса РК.

В июле 2006 года сотрудники управления по борьбе с экстремизмом, сепаратизмом и терроризмом ДВД Актюбинской области задержали по подозрению в причастности к группировке «Таблиги джамаат» 7 человек. Еще 13 последователей этой организации были задержаны сотрудниками ДКНБ Мангистауской области в сентябре того же года. В основном все задержанные занимались миссионерской деятельностью, связанной с распространением основных идей «Таблиги джамаат». Правоохранительными органами также была пресечена попытка создания в Казахстане ячейки религиозной секты «Аум Сенрике».

В 2006 году также наблюдались случаи использования политических методов, в том числе попыток разжигания межнациональной розни, откровенно криминальными структурами для реализации своих определенных интересов.

Кыргызстан. Очевидно, что большая часть проявлений терроризма и экстремизма в этой стране в рассматриваемый период является следствием произошедшей здесь 24 марта 2005 года так называемой «тюльпановой революции», приведшей к свержению режима правления экс-президента Кыргызстана Аскара Акаева и прихода к власти коалиции оппозиционных сил во главе с Курманбеком Бакиевым.

Совершенная за рамками правового поля данная смена власти прошла в атмосфере довольно жесткого противостояния различных политических сил. В частности, это выразилось в следующих событиях:

а) проведение в середине марта 2005 года оппозицией и ее сторонниками в различных регионах ресублики многочисленных митингов протеста против непризнанных ею итогов прошедших в феврале этого же года парламентских выборов. При этом в Оше, Джалал-Абаде и еще пяти городах митингующие буквально захватили и удерживали здания областных и районных администраций. В Оше, например, для этой цели ими были созданы дружины ополчения;

б) сопротивление протестующих органам власти и, прежде всего, полиции, которая освободила захваченные ими здания администраций Ошской и Джалал-Абадской областей;

в) штурм сторонниками оппозиции в Джалал-Абаде здания ГУВД с освобождением задержанных раннее полицией своих соратников и вновь здания областной администрации;

г) захват сторонниками оппозиции в Оше аэропорта, что привело к временному прекращению его функционирования. Чуть позже ими были захвачены здания ГУВД и управления Службы национальной безопасности. Действующая тогда еще власть расценила все эти события как массовые беспорядки и погромы;

д) нападение на участников несанкционированного митинга оппозиционных сил, который проходил 23 марта в Бишкеке, группы людей из числа сторонников действующей власти (так называемые «белокепочники»). Ситуацию обострило вмешательство сотрудников полиции и ОМОНа, которые тоже стали избивать митингующих дубинками;

е) очередной митинг оппозиционных сил, начавшийся в Бишкеке 24 марта, завершившийся захватом Дома правительства и бегством президента Аскара Акаева из страны.

Только за первые сутки «революции» в результате происходящих на ее волне беспорядков и актов мародерства в стране, по данным Службы национальной безопасности, погибли 15 человек. За неделю в больницы республики, по данным Минздрава, обратились 425 пострадавших. Довольно серьезно пострадали 1322 предпринимателя, чьи структуры подверглись грабежам и погромам.

В рамках наведения берущей власть в свои руки оппозиции порядка в Бишкеке с помощью созданных под руководством освобожденного из тюремного заключения лидера партии «Ар-намыс» Феликса Кулова народных дружин было задержано 50 мародеров, а один мародер убит. К началу апреля органами правопорядка всего было задержано 110 человек, возбуждено 60 уголовных дел. А уже в мае МВД возбудило 188 уголовных дел по фактам беспорядков и преступлений, произошедших 24-25 марта в Бишкеке. 26 марта пресс-секретарь и.о. президента Кыргызстана Курманбека Бакиева Елена Севчикова сообщила о поступлении информации о том, что на него на него готовиться покушение. Правда, в дальнейшем данная информация не подтвердилась.

Одним из серьезных негативных последствий «тюльпановой революции» стал развернувшийся по всей стране передел власти и собственности. В частности, имел место массовый самовольный захват земель в Бишкеке и на прилегающих к нему территориях со стороны буквального нашествия сюда жителей из разных регионов. Еще более острыми были попытки установления контроля за различными предприятиями и объектами торговли со стороны криминала. Причем последний взял на вооружение «революционные» лозунги и методы, включая организацию массовых митингов и волнений в своих целях.

«Революция» также внесла в политическую жизнь страны элементы стихийности и настроения неподчиненности любой власти в сознании значительной части населения. В результате всевозможные митинги и прочие акции протеста, причем приводящие к захвату зданий и парализации на какое-то время работы различных органов власти в центре и на местах, стали частым делом. Так, например, 25 апреля 2005 года в Бишкеке около 300 человек блокировали здание Службы национальной безопасности с требованием выпустить арестованных до этого четверых жителей города Кара-Балта, у которых были изъяты несколько гранат «РГД-5». 27 апреля около 100 человек ворвались в здание Верховного суда, требуя отставки всего судейского корпуса республики. Очередной штурм здания Верховного суда имел место в начале июня. В июне 2005 года в Кыргызстане наблюдалось новое обострение общественно-политической ситуации, обусловленное проведением президентских выборов. В частности, в ночь на 12 июня неизвестные лица совершили избиение двух охранников, отвечающих за безопасность центрального штаба кандидата в президенты страны, и.о. главы государства Курманбека Бакиева.

17 июня в Бишкеке произошли новые волнения, в ходе которых более тысячи человек вновь фактически захватили Дом правительства. Правда, в этот раз до смены власти дело не дошло. Протестующие были сторонниками выдвинувшегося кандидатом на пост главы государства, но не получившего регистрации предпринимателя и лидера партии «Мекеним Кыргызстан» Урмата Барыктбасова. Действующая же власть расценила это событие как попытку реванша со стороны проакаевских сил.

Помимо всего этого постреволюционный период ознаменовался чередой громких заказных убийств, жертвами которых, в частности, стали председатель Лиги каскадеров Кыргызстана Усен Кудайбергенов, один из ведущих бизнесменов страны Абдалим Жунусов, депутаты Жогорку Кенеша Жыргалбек Сурабалдиев, Баяман Эркинбаев и Тынычбек Акматбаев. При этом в обстоятельствах этих убийств тесно переплелись политические и криминальные обстоятельства, по крайней мере некоторые из погибших, якобы были связаны с криминальными группами.

Характерными для этой ситуации стали постепенные обострения внутри победившей антиакаевской коалиции, приведшие к ее распаду. В результате новая власть во главе с Курманбеком Бакиевым получила оппозицию в лице своих недавних соратников. Все это привело к событиям, произошедшим в Бишкеке со 2 по 9 ноября 2006 года, которые начались митингом протеста сторонников оппозиционного движения «За реформы!» и завершились принятием под их воздействием новой Конституции страны. Данные события показали, что оппозиция по-прежнему склонна к использованию для достижения своих целей оказания давления на власть путем проведения митингов и прочих массовых акций протеста, ставящих общественно-политическую ситуацию в стране на грань стабильности.

В таких сложных и неоднозначных условиях общественно-политического развития Кыргызстана нисколько не утратили свою актуальность вопросы противодействия терроризму и экстремизму. В 2005 году еще со стороны представителей прежней власти наблюдались проявления обеспокоенности нарастанием различных экстремистских движений. Бывший премьер-министр республики Николай Танаев связывал эту угрозу с деятельностью таких организаций, как «Хизб-ут-Тахрир», Исламское движение Туркестана, а также недавно созданные «Аль-Джами» и «Аль-Нури». В феврале 2005 года киргизские спецслужбы отметили свое опасение по поводу намерений, по их данным, активистов «Хизб-ут-Тахрира» организовать в республике массовые митинги антиамериканской и антиконституционной направленности. По их данным, на тот момент времени в стране действовало приблизительно 3000 активистов этой организации. По оценкам же экспертов, численность «хизбуттахрировцев» в Кыргызстане составляет не меньше 5000 человек.

На волне последующих событий ряд активистов «Хизб-ут-Тахрира» выступили за усиление влияния организации в общественно-политических процессах в республике. Так, во время избирательной кампании по выборам в парламент эта организация призвала правоверных мусульман бойкотировать голосование. Правда, затем большинство ее активистов приняли участие в выборах, проголосовав при этом против всех кандидатов. В то же время, по словам одного из них Дилера Джумабаева, «хизбуттахрировцы» проголосовали за тех кандидатов, которые согласны с их взглядами и призывами. Кроме того, 9 февраля в Оше около 50 активистов организации провели пикет здания администрации, требуя от властей освобождения заключенных в тюрьму своих соратников.

Во время «тюльпановой революции» организация «Хизб-ут-Тахрир» практически стояла в стороне. Ее лидеры заявили, что организация будет поддерживать только тех из политиков, кто отвечает ее критериям, в том числе осуждает капитализм и выступает за создание в Центральной Азии исламского халифата. Однако практически ни один из киргизских политиков таким критериям не соответствует. «Хизбуттахрировцы» однозначно выразили отказ от поддержки нового правительства, поскольку не видят разницы между ним и администрацией бывшего президента Аскара Акаева.

Новые же лидеры республики проявляют к «Хизб-ут-Тахриру» заметную настороженность. Так, например, по мнению главы правительства Феликса Кулова, эта организация готова воспользоваться «вакуумом», создавшимся в результате неожиданного смещения Акаева, в своих интересах. Подобное отношение предопределило борьбу новой власти против «Хизб-ут-Тахрира».

В частности, в мае 2005 года в одном из областных центров СНБ пресекла деятельность подпольной типографии, где печаталась литература организации. Вместе с оборудованием были изъяты и отпечатанные 1000 экземпляров листовок антиконституционного содержания, преимущественно на узбекском языке. Согласно сделанному в июле того же года заявлению руководства госкомиссии при правительстве по делам религии, активизация «Хизб-ут-Тахрир» представляет угрозу безопасности Кыргызстана и наносит вред его репутации как светского государства.

Примечательно, что во время президентских выборов «хизбуттахрировцы» приняли в них активное участие, выступив в поддержку одного из кандидатов на пост главы государства правозащитника Турсунбая Бакир уулу. Эта поддержка была обусловлена обещанием Бакира улуу править, в случае своего избрания президентом страны, по законам Корана и шариата. В результате активисты организации не только вели агитацию и пропаганду в пользу своего кандидата, но и на избирательных участках были официальными наблюдателями от него. Нельзя не отметить, что после проведения выборов «Хизб-ут-Тахрир» стала обвинять власти в преследовании своих активистов именно в связи с тем, что они выступили на выборах против кандидатуры Бакиева. На конец 2005 года, по данным правоохранительных органах Кыргызстана, был отмечен рост численности сторонников «Хизб-ут-Тахрир», причем в основном на юге страны. Так, например, по словам начальника отдела ГУВД города Ош Хакима Разыкова, если в 2004 году в ГУВД состояло 5 активистов этой организации, то в 2005 году их зарегистрировано уже 36 человек. Он также отметил, что за 11 месяцев этого года в Оше было зарегистрировано 14 фактов различных религиозно-экстремистских проявлений.

В 2006 году активность «Хизб-ут-Тахрира» наблюдалась и в северных регионах республики. В частности, по данным начальника отдела противодействия экстремизму и нелегальной миграции УВД Иссык-Кульской области Иманмадыя Асанбекова, на конец мая учете в правоохранительных органах области состояло 145 активистов данной организации. На территориях 7 населенных пунктов Иссык-Куля, включая областной центр Каракол, действуют устойчивые подпольные ячейки «Хизб-ут-Тахрир». В первом квартале 2006 года в области за факты разжигания межнациональной розни и незаконное распространение экстремистской литературы возбуждено 4 уголовных дела. К уголовной ответственности привлечено 6, к административной – 29 человек. По информации начальника Управления по противодействию экстремизму и нелегальной миграции МВД Кыргызстана Осмоналы Гуронова, с января по начало сентября 2006 года в республике зарегистрировано 130 фактов проявления религиозного экстремизма.

Тогда как в 2005 году аналогичных случаев насчитывалось 73. Данные факты говорят об увеличении уровня проявления религиозного экстремизма в Кыргызстане в 2005-2006 гг. почти в 2 раза. Наиболее резкое увеличение фактов проявления религиозного экстремизма выявлено в Ошской (32 против 9 в 2005 году), Джалалабадской (34 против 32) и Баткенской (8 против 5) областях. В рассматриваемый период также было задержано 127 человек, изъято более 4 тыс. экземпляров религиозно-экстремистской литературы и большое количество боевых средств.

В 2005-2006 гг. в Кыргызстане также наблюдается заметное, в сравнении, к примеру, с 2003-2004 гг., проявление терроризма. В частности, в Оше 24 декабря 2005 года около трех часов дня на первом этаже Дома политпросвещения, расположенного возле здания областной администрации, произошел взрыв. В результате здание сильно пострадало, жертв нет. По предварительной версии правоохранительных органов, причиной взрыва стало взрывчатое вещество, эквивалентное 2-3 кг тротила. Кыргызские власти расценили данный инцидент как теракт.

2006 год ознаменовался для Кыргызстана возобновлением подрывных акций на его территории, совершенных боевиками Исламского движения Узбекистана. Так, в марте в городе Узген органами МВД и СНБ была вскрыта и пресечена деятельность подпольной религиозно-экстремистской группы в составе 16 человек. У задержанных изъяты в большом количестве боеприпасы, огнестрельное и холодное оружие, значительной количество религиозной литературы и аудиоматериалы экстремистского содержания. Другой группе экстремистов в результате перестрелки с сотрудниками силовых структур удалось скрыться. По предварительным данным, в их число вошли один из полевых командиров ИДУ/ИДТ Расул Ахунов и один из региональных руководителей данной организации в Ферганской долине Б.Камилов.

12 мая произошел серьезный инцидент на киргизско-таджикской границе. Группа боевиков в количестве 7 в человек напала на таджикскую погранзаставу в селе Ляккан Исфаринского района РТ, застрелив троих и ранив одного пограничника. Нападавшие завладели арсеналом из 19 автоматов, одного пулемета и 4 тыс. единиц патронов. После этого боевики ворвались на территорию Кыргызстана и совершили нападение на погранично-таможенный пост «Ак-Турпак» в селе Пульгон Баткенской области КР, после чего скрылись в горах. В результате спецоперации по задержанию террористов 4 боевика были убиты, 1 ранен, 6 задержаны. Погибли 4 сотрудника правоохранительных органов и еще 8 получили ранения. Следствием выявлена причастность боевиков к ИДУ/ИДТ.

9 июня в Джалал-Абаде при попытке остановки автомашины с неизвестными лицами был убит сотрудник милиции. На следующий день при прочесывании сотрудниками милиции местности, в одном из жилых массивов группа неизвестных, в количестве около 10 человек оказала вооруженное сопротивление и скрылась в сторону границы Узбекистана. Несколько сотрудников милиции в результате столкновения получили ранения. В одном из домов, где предположительно находились экстремисты, были обнаружены различное оружие, 15 книг и свыше 30 брошюр религиозно–экстремистского содержания. По подозрению в причастности к данным преступлениям было задержано 14 человек.

14 июля в том же городе силами спецподразделений СНБ и МВД у здания областного УВД была блокирована и уничтожена вооруженная группа боевиков в количестве 5 человек, оказавшая вооруженное сопротивление. По предварительным данным, боевики намеревались провести серию терактов на территории южных областей республики, спровоцировать конфликт на межнациональной почве между местными киргизами и узбеками.

2 сентября в Оше сотрудниками правоохранительных органов был уничтожен один из лидеров боевиков ИДУ/ИДТ Расул Ахунов. Он был блокирован в одном из жилых домов микрорайона «Туран» и отказался сдаться.

Всего на 9 сентября в ходе ряда проведенных правоохранительных органов Кыргызстана спецопераций были уничтожены 11 боевиков, занимающих руководящее положение в соответствующих экстремистских организациях. В связи с этим, по мнению руководителя СНБ КР генерал-лейтенанта Бусурманкула Табалдиева, угроза терактов на территории Кыргызстана снята. Вместе с тем в связи с отсутствием соответствующей информации Табалдиев не смог однозначно ответить на вопросы журналистов относительно возможности нового вторжения боевиков ИДУ/ИДТ на юге страны.

Таджикистан. В Таджикистане, несмотря на относительную политическую стабильность, в рассматриваемый период имела место серия терактов. 31 января 2005 года возле здания Министерства по чрезвычайным ситуациям взорвалась автомашина «Волга». При взрыве погиб водитель машины, еще 4 человека получили ранения и были госпитализированы. В результате взрыва также выбиты стекла в здании МЧС.

13 июня того же года вновь возле здания МЧС произошел взрыв, в результате которого 5 человек получили ранения. Во время взрыва также пострадало семь автомашин, несколько жилых домов и офис Амонат-банка. По одним данным, взорвалась тележка с какой-то горючей жидкостью, по другим – микроавтобус марки «Газель». Если в первом случае правоохранительные органы пытались представить данный инцидент как следствие криминальных «разборок», то после второго взрыва они уже расценили оба случая как теракты. Уже в июле 2005 года, по сообщению министра внутренних дел Таджикистана Хумдина Шарипова полиция задержала подозреваемого в причастности к июньскому взрыву. А уже в августе прошло сообщение о том, что арестован главный заказчик и непосредственный организатор обоих терактов. Однако, несмотря на эти меры, 9 декабря в районе здания МЧС прогремел третий за данный год взрыв. Взрывное устройство привела в действие женщина-смертница, которая была доставлена в республиканскую клиническую больницу с тяжелым ранением, где и скончалась. В результате взрыва один человек получил осколочное ранение, а также пострадала одна автомашина.

В апреле 2006 года глава МВД Таджикистана сообщил о результатах расследования по делу о прошлогодних взрывах возле МЧС. По его словам, к этим терактам причастно Исламское движение Узбекистана. Основным мотивом их проведения была месть руководителю МЧС Мирзо Зиееву, который во время гражданской войны в Таджикистане 1992-1997 гг. был одним из руководителей вооруженной таджикской оппозиции, а затем пошел на диалог и сотрудничество с властями. По результатам следствия были задержаны 4 члена ИДУ, трое из которых являются гражданами Таджикистана и один – Узбекистана. Еще двое террористов находятся в розыске.

27 января 2006 года в Душанбе был убит ректор военного института Минобороны РТ генерал-майор Хокимшох Хафизов. По предварительным данным, нападавших было двое. По данным следствия, за этим преступлением стоит скрывающийся ориентировочно на территории Узбекистана бывший полковник Вооруженных сил РТ Махмуд Худойбердыев, который в 1996–1998 гг. трижды организовывал военный мятеж против руководства страны.

28 января в городе Кайраккум Согдийской области трое человек совершили нападение на изолятор временного содержания. В результате нападения они освободили находящегося под стражей Фатхулло Рахимова, раннее задержанного по подозрению в совершении преступлений экстремистского характера. В ходе нападения был застрелен начальник изолятора лейтенант милиции Бободжон Гадойбоев. По данным следствия, нападавшие являются боевиками ИДУ/ИДТ. Один из них, Дильшод Рахимов, был впоследствии убит сотрудниками спецслужб Кыргызстана на территории этой республики. Остальные преступники объявлены в розыск.

16 июня того же года в Душанбе прогремели сразу три взрыва. Первый произошел у посольства Ирана, в ста метрах от здания парламента, второй - спустя несколько минут возле благотворительного фонда лидер Партии исламского возрождения Таджикистана Саида Абдулло Нури, третий - взрыв недалеко от здания Конституционного суда Таджикистана, в трехстах метрах от правительственной резиденции. В результате взрывов во многих зданиях выбиты стекла. Пострадавших не было. По предварительной версии правоохранительных органов, все три взрыва взаимосвязаны и совершены одной группой лиц.

Кроме того, в тот же день произошел еще один взрыв - на газопроводе Кызыл-Тумшук-Душанбе в 20 км от столицы республики. В результате Душанбе и центральные районы республики на определенное время остались без газа. Каких-либо четких официальных данных по всем этим взрывам пока не озвучено.

По данным Генпрокуратуры Таджикистана, в 2005 году против членов различных экстремистских организаций в республике было возбуждено 74 уголовных дела в отношении 99 человек, что на 2% превышает уровень 2004 года. В течение 2006 года в Таджикистане было задержано свыше 60 предполагаемых членов данных организаций. За 9 месяцев 2006 года МВД РТ предотвратило совершение 10 терактов, которые готовили боевики ИДУ. К концу года по подозрению в причастности к данной организации были задержаны 30 человек. В частности, только в сентябре в Исфаринском районе РТ было задержано 11 предполагаемых членов ИДУ. Примечательно, что 80% этих людей являются гражданами Узбекистана, остальные – Кыргызстана и Таджикистана.

Не менее активно в Таджикистане в рассматриваемый период действовала организация «Хизб-ут-Тахрир». За 2005 год правоохранительные органы арестовали 99 активистов данной организации, включая 16 женщин. Около 40 из них были осуждены и приговорены к лишению свободы сроком до 12 лет. В течение 2006 года по подозрению в членстве в «Хизб-ут-Тахрир» были задержаны 56 человек. Наибольшее число задержанных (40 человек) зарегистрировано в Согдийской области. В ходе обыска у этих людей было изъято 15097 листовок, 404 книг и журналов, 98 брошюр религиозного направления, 54 компьютерных диска.

Кроме этого, в октябре 2006 года в Согдийской области были задержаны 6 членов запрещенной религиозной экстремистской организации «Байат». Последняя попала в поле зрения таджикских спецслужб еще в 2004 году, когда в Исфаринском районе было совершено убийство священника. По данным МВД, с той поры задержано и осуждено более 20 сторонников этой группировки. На территории Исфаринского района были обнаружены два подземных бункера, где члены «Байата» проходили военное обучение. Более 20 активистов «Байата» вместе с его руководителем Анваром Каюмовым находятся в розыске.

По оценкам спецслужб, тревожной тенденцией является то, что происходит постепенное сращивание отмеченных выше экстремистских организаций. В этом случае не исключено, что определенная часть таджикских «хизбуттахрировцев» может под влиянием тех же боевиков ИДУ/ИДТ радикализовать свою деятельность вплоть до использования в ней насильственных методов, включая совершение терактов. Узбекистан.

Для Узбекистана практически все основные тенденции и процессы, связанные с проявлением терроризма и экстремизма, за рассматриваемый период следует рассматривать в рамках трагических событий, произошедших в мае 2005 года в городе Андижан, и их последствий.

Официальными кругами данные события характеризуются как вооруженный мятеж, являющийся следствием заговора международных экстремистских организаций с целью насильственного свержения существующего в Узбекистане конституционного строя и установления здесь так называемого «Халифата». Среди его организаторов узбекские власти называют Исламское движение Туркестана и «Хизб-ут-Тахрир». Что касается «Акромии», то она рассматривается как одно из местных подразделений «Хизб-ут-Тахрира».

По сообщениям правоохранительных органов Узбекистана, в ходе проведенного расследования было выявлено, что на территории республики, а также соседнего Кыргызстана из числа религиозных экстремистов были сформированы около 20 мобильных групп боевиков численностью от 5 до 20 человек. Эти группы вливались в 6 основных звеньев, каждому из которых распределялись объекты нападений. Часть оружия, используемая в ходе столкновений с властями, была завезена в Андижан еще до начала событий. Кроме того, выявлены факты участия в мятеже иностранных граждан.

Согласно официальной статистике, в ходе андижанских событий погибло 187 человек, в том числе 60 мирных граждан и 31 сотрудник правоохранительных органов. По заявлению МВД Узбекистана, в ходе подавления мятежа были убиты 94 террориста, 76 получили ранения. В ходе прошедших в 2005-2006 гг. судебных процессов 78 участников андижанских событий, признанных виновными в терроризме, совершении умышленных убийств и посягательстве на конституционный строй, получат от 12 до 20 лет лишения свободы.

Иную версию андижанских событий дают их непосредственные участники и вынужденные наблюдатели, а также узбекские и зарубежные правозащитники, журналисты и эксперты. По их мнению, это было вынужденное сопротивление народа в ответ на незаконное осуждение 23 андижанских предпринимателей. По данным оппозиционной незарегистрированной партии «Озод дехконлар» («Свободные крестьяне»), в ходе подавления выступления андижанцев погибло 542 человека.

Руководство «Хизб-ут-Тахрира», штаб-квартира которой находится в Лондоне, распространило заявление о непричастности организации в к андижанским событиям. Они также считают их сознательно спровоцированными узбекскими спецслужбами в целях усиления репрессий в отношении инакомыслящих граждан. Учитывая такую разнородность в оценках андижанских событий, можно предположить, что, с одной стороны, они действительно носили протестный характер местных жителей, выступивших в поддержку репрессированных «акромистов», которые, по их словам, таковыми и не являлись. С другой стороны, не исключено, что в это выступление протеста вмешались боевики экстремистских организаций, причастные к известным террористическим и иным подрывным акциям 1999-2004 гг. Отсюда тот экстремизм, проявленный протестующими и в определенной степени провоцирующий власти на принятие жестких мер. Хотя, безусловно, что узбекские власти явно не стремились использовать весь потенциал мирного разрешения данного конфликта. Каких-либо иных серьезных проявлений терроризма и экстремизма в рассматриваемый период в Узбекистане не наблюдалось. В то же время, учитывая нарастание протестного потенциала среди населения республики, в том числе под влиянием андижанского фактора, следует ожидать, что в ближайшем будущем он вполне может быть использован экстремистскими группировками типа ИДУ/ИДТ для проведения очередных антигосударственных акций на территории этой страны

2. ОФИЦИАЛЬНЫЕ МЕРЫ, НАПРАВЛЕННЫЕ НА ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ И ЭКСТРЕМИЗМУ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ.

В 2005-2006 гг. из рассматриваемых государств Центральной Азии приняло комплекс всевозможных мер, направленных на противодействие проявлениям терроризма и экстремизма. Данные меры можно классифицировать следующим образом. 2.1. Совершенствование правовой базы противодействия терроризму и экстремизму. В Казахстане довольно активно соответствующая деятельность была проведена в 2005 году. Ее результатами стали:

18 февраля – вступление в силу закона «О противодействии экстремизму». Данный закон определяет правовые и организационные основы противодействия указанному явлению.

23 февраля – вступление в силу закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия экстремизму». В соответствии с этим законом были внесены поправки в Гражданский процессуальный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, законы «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», «Об общественных объединениях», «О политических партиях».

12 мая – одобрение Мажилисом Парламента проекта закона «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения национальной безопасности». Этот закон уже принят и вступил в силу. Кроме того, можно отметить, что в соответствии с ним введена уголовная ответственность за финансирование террористической и экстремистской деятельности (ст. 233-3 УК РК), запрещена пропаганда идей терроризма и экстремизма В октябре 2005 года Правительством был внесен в Мажилис Парламента проект закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма». Он призван создать правовые условия, предотвращающие возможность использования финансовой системы Казахстана для легализации незаконных доходов и материального обеспечения террористической деятельности. В настоящее время проект данного закона еще находится на обсуждении в парламенте.

Законопроектом также предусматривается создание специального уполномоченного органа – Комитета финансового мониторинга (подразделение финансовой разведки). Предусматривается внесение соответствующих изменений и дополнений в целый ряд нормативных актов республики (всего 22). Среди них законы «О борьбе с коррупцией», «О банках и банковской деятельности», «О Прокуратуре», «О валютном регулировании и валютном контроле», «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», «О рынке ценных бумаг», «О микрокредитных организациях», «О кредитных товариществах», «О страховой деятельности», «Об аудиторской деятельности», «О нотариате», «О регистрации залога движимого имущества», «О платежах и переводах денег», «О пенсионном обеспечении», «О лицензировании», «О государственной правовой статистике и специальных учетах». Дополнения будут внесены в Гражданский, Административный, Таможенный, Налоговый и Бюджетный кодексы Республики Казахстан.

Необходимо отметить, что при разработке проекта Закона учтены все международные требования и рекомендации ФАТФ по борьбе с финансированием терроризма и отмыванием денег (40 рекомендаций и 8 специальных рекомендаций).

В сентябре 2006 года Комитет национальной безопасности РК выступил с инициативой подготовки изменений и дополнений в закон «О борьбе с терроризмом».

В Кыргызстане 19 августа 2005 года вступил в силу закон «О противодействии экстремистской деятельности». Тот факт, что он стал одним из первых законов, подписанных только вступившим в должность президента КР Курманбеком Бакиевым, говорит о значимости деятельности новой власти в направлении борьбы с терроризмом и экстремизмом. По некоторым оценкам, данный закон расширил возможности правоохранительных органов республики в целях усиления противодействия религиозному экстремизму и соответственно деятельности используемых его организаций, включая «Хизб-ут-Тахрир».

16 июня 2006 года парламент - Жогорку Кенеш принял закон «О противодействии финансирования терроризма и легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем». Согласно этому документу в случае, если объем денежных средств, используемых учреждением в своей финансовой практике, превышает установленный порог, эти организации будут обязаны предоставлять передавать сведения о проведенных операциях в Службу финансовой разведки Кыргызстана. В список учреждений, которые должны будут давать такие сведения включены банки, внебанковские кредитные учреждения, ломбарды, обменные бюро, казино, лотереи, букмекерские конторы, риэлтеры, а также государственные органы, которые регистрируют недвижимое и движимое имущество. Если Служба финансовой разведки сочтет, что какая-то операция подходит под критерий «подозрительности», то есть не имеет явного экономического характера, то она передает эти сведения в правоохранительные органы.

10 ноября того же года президент Курманбек Бакиев подписал закон «О противодействии терроризму». В нем четко прописаны принципы борьбы с терроризмом, минимизация его последствий, порядок координации госорганов, противодействующих терроризму, и принципы международного сотрудничества в этой области. В частности, закон дает подробное описание понятий «терроризм», «террорист», «заложник» и т.д., четко определяет полномочия силовых структур республики во время расследований соответствующих преступлений. Закон также предусматривает создание Антитеррористического центра при СНБ КР, который будет координировать деятельность силовых структур при проведении антитеррористических операций. В Таджикистане президент страны Эмомали Рахмонов утвердил своим указом от 28 марта 2006 года единую Концепцию Республики Таджикистан по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Данный документ устанавливает общие стандарты и призван систематизировать соответствующее направление деятельности государства.

2.2. Запрет деятельности террористических и экстремистских организаций.

За рассматриваемый период Казахстан заметно расширил список организаций, признанных им террористическими. К раннее признанными таковыми «Аль-Каиде», «Исламской партии Восточного Туркестана», «Исламскому движению Узбекистана» и «Курдскому народному конгрессу» (решение ВС РК от 15 октября 2004 года) за это время добавились «Асбат аль-Ансар», «Братья мусульмане», «Боз гурд», «Жамаат моджахедов Центральной Азии», «Лашкар-и-Тайба», «Общество социальных реформ», «Талибан» (решение ВС РК от 15 марта 2005 года), «АУМ Синрике», «Организация освобождения Восточного Туркестана» (решение суда г.Астаны от 17 ноября 2006 года). Соответственно их деятельность в судебном порядке на территории республики запрещена. Кроме того, 28 марта 2005 года была признана экстремистской и также запрещена в Казахстане деятельность «Хизб-ут-Тахрир». 8 июня 2006 года решением Верховного суда Кыргызстана были признаны террористическими «Восточно-Туркестанская партия», Исламское движение Туркестана и «Организация освобождения Туркестана», а также экстремистской организацией – «Хизб-ут-Тахрир». Кыргызские власти также признали террористическими и запретили «Аль-Каеду» и «Талибан». Соответствующее решение Первомайского районного суда г.Бишкека состоялось 15 сентября 2006 года.

Кроме того, 30 марта 2006 года Верховным Судом Таджикистана признаны террористическими и запрещены на территории республики 10 организаций - «Аль-Каеда», «Исламское движение Узбекистана», «Братья мусульмане», «Лашкар-и-Тайба», «Талибан», «Организация освобождения Восточного Туркестана», «Джамиат-е-Таблиг», «Свободный Таджикистан», «Исламская группа (Джамият-е-Ислам-и-Пакистан)», «Созмони Таблигот».

2.3. Совершенствование атитеррористической и антиэкстремистской деятельности спецслужб и других государственных органов.

В Казахстане с 2003 года функционирует Антитеррористический центр Комитета национальной безопасности, который является постоянно действующим межведомственным органом, предназначенным для координации деятельности государственных органов республики в сфере противодействия терроризму и иным проявлениям экстремизма. Руководителем центра является первый заместитель председателя КНБ РК Владимир Божко.

В 2005 году АТЦ реализовал ряд мероприятий, предусмотренных Государственной программой борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом на 2004-2006 годы (эта Программа вообще-то с грифом «секретно» и о ней особо не упоминается). В их числе материально-техническое обеспечение антитеррористической деятельности государственных органов, проведение совместных учений, научно-практических конференций. В частности, в 6 областях республики были проведены межведомственные антитеррористические учения. Реализованы меры по созданию единого общегосударственного механизма реагирования на террористические угрозы. Серьезное внимание уделялось информационно-пропагандистскому освещению антитеррористических мероприятий. Был издан первый номер Информационного бюллетеня АТЦ, сборники научных конференций. Увеличилось количество публикаций по антитеррористической тематике в СМИ.

В июне того же года АТЦ КНБ РК выступил с инициативой осуществления начальной антитеррористической подготовки населения Казахстана. Она предполагает выработку и реализацию единой государственной политики в области профилактики и предупреждения терроризма, активного информационно-пропагандистского воздействия на все слои населения.

В 2006 году под эгидой АТЦ прошло несколько межведомственных оперативно-тактических учений. Это, в частности, учения «Павлодар-2006» (Павлодарская область, май 2006 г.) и «Дабыл» (Карагандинская область, сентябрь 2006 г.). В ходе первого из этих учений были отработаны практические меры по обнаружению и обезвреживанию взрывного устройства в зале ожидания железнодорожного вокзала, а также ликвидация последствий условного взрыва в одном из вагонов пассажирского поезда. Основной задачей учения «Дабыл» являлась практическая отработка вопросов взаимодействия и управления силами и средствами задействованных силовых органов при освобождении заложников, находящихся в воздушном судне.

Нельзя также не отметить работу, связанную с личным составом соответствующих структур. Так, в декабре 2006 года по результатам аттестации личного состава специального подразделения КНБ «Арыстан» было уволено более 20 его сотрудников. Судя по всему, эти меры являются следствием доказанной причастности 6 бывших сотрудников «Арыстана» в похищении и убийстве Алтынбека Сарсенбаева.

Помимо КНБ соответствующую работу в Казахстане в рассматриваемый период осуществляли и другие государственные органы. Так, например, в июне 2006 года председатель Комитета уголовно-исполнительной системы Минюста РК Ергалы Сагалбаев выступил с инициативой создания при данном ведомстве центра подготовки специалистов по борьбе с религиозным экстремизмом в пенитенциарной системе. По его мнению, это необходимо для противодействия проявлениям экстремизма и их нейтрализации в местах лишения свободы. Актуальность данного предложения обусловлена тем, что на данный период на оперативно-профилактическом учете в системе КУИС состоит 58 человек, осужденных или находящихся под следствием за преступления, связанные с терроризмом и экстремизмом.

В Кыргызстане председатель Службы национальной безопасности Бусурманкул Табалдиев обратился 5 сентября 2006 года с просьбой к депутатам Жогорку Кенеша относительно выделения бюджетных средств, необходимых для увеличение штата спецподразделения СНБ «Альфа» на 100 человек. До этого обращения в состав данного подразделения входило 102 сотрудника. Табалдиев также обсудил с парламентариями вопросы создания на базе отдела по борьбе с терроризмом СНБ и спецподразделения «Альфа» Антитеррористического центра. Ряд депутатов предложили создать 3 оперативные группы АТЦ, базирующиеся в Бишкеке, Баткене и Оше.

2.4. Активизация международного сотрудничества.

Одним из важных направлений антитеррористической и атиэкстремистской деятельности рассматриваемых центрально-азиатских республик в 2005-2006 гг. стало расширение и активизация международного сотрудничества, осуществляемого на двух- и многосторонней основе. В последнем случае важную роль играет участие данных стран в работе соответствующих структур СНГ, ОДКБ и ШОС.

Для Казахстана одним из важных событий в этом плане стало проведение 26 января 2005 года в Алматы очередного, четвертого, специального совещания Контртеррористического комитета Совета безопасности ООН. В нем приняли участи более 160 человек, представляющие 46 международных организаций и 50 стран-членов ООН. На повестку дня данного заседания комитета были вынесены вопросы борьбы с финансированием терроризма, международных инструментов в области борьбы с терроризмом, многосторонних и двусторонних соглашений и договоренностей, а также обеспечения безопасности воздушных и морских портов.

В ходе проведения данного мероприятия директором Антитеррористического центра ОДКБ Борисом Мыльниковым было сделано сообщение о том, что ОДКБ и ШОС сформировали единый список террористических организаций. В связи с этим он предложил составить аналогичный список и в рамках КТК СБ ООН, а также организовать обмен информацией о лидерах террористических организаций и групп, источниках их финансирования и целях деятельности, обмен материалами соответствующих уголовных и судебными материалами.

Однако данная работа затем прервалась. Если в рамках ШОС Советом РАТС ШОС одобрен Перечень организаций по странам-членам, в ОДКБ только утвержден Протокол о таком Списке (принципы формирования и т.п. процедурные вопросы). Все упирается в правовые аспекты, различия в законодательстве сторон и подходах к формированию таких списков. Но в 2007 году планируется эти вопросы проработать и прийти к какому-то решению, как в рамках ШОС (создание Единого списка), так и ОДКБ. В АТЦ СНГ эта работа пока не доведена до логического завершения по причине различия позиций и неразрешимых разногласий между Арменией и Азербайджаном по данному вопросу, хотя предварительно был сформирован проект Списка (довольно сомнительно, что в формате СНГ такой Список будет утвержден).

20 мая того же года в Астане было проведено очередное заседание Совета руководителей органов безопасности и специальных служб государств-участников СНГ. По результатам данного мероприятия его участники подписали Протокол о создании объединенного дактилоскопического банка данных на лиц, совершивших преступление террористического характера. Были также приняты решения об обмене информацией и о сотрудничестве антитеррористического центра СНГ с Советом безопасности ООН. В июне 2006 года руководитель Исполкома Региональной антитеррористической структуры (РАТС) ШОС Вячеслав Касымов сообщил о том, что за период, прошедший с начала 2005 года, на территории государств-членов ШОС было предупреждено более 260 терактов, выявлены или уничтожены десятки крупных руководителей террористических формирований. По его оценкам, уровень взаимодействия спецслужб стран-участниц организации достаточный, чтобы обеспечить стабильность во всем регионе, на который распространяется мандат ШОС.

Серьезным этапом в развитии указанной организации стал саммит глав государств-участников, прошедший 5 июля 2005 года в Астане. По его итогам были приняты такие важные документы, как Концепция сотрудничества государств-членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, Положение о постоянных представителях данных стран при РАТС, утвержден доклад РАТС о ее деятельности в 2004 году.

Cамым же заметным документом саммита стала Декларация глав государств – членов ШОС. В частности, они приняли обязательство пресекать на своих территориях попытки подготовки и осуществления актов терроризма, в том числе направленных против интересов других государств, не предоставлять убежища лицам, обвиняемым или подозреваемым в совершении террористической, сепаратистской и экстремистской деятельности и выдавать таких лиц при наличии соответствующих обращений со стороны другого государства-члена ШОС.

В октябре 2006 года Антитеррористический центр СНГ подготовил проект соглашения об обмене информацией в сфере борьбы с терроризмом. По словам первого заместителя руководителя центра Бексултана Сарсекова, данное соглашение впервые в международной практике будет регламентировать межгосударственный обмен информационными ресурсами антитеррористических подразделений в многостороннем формате.

В том же месяце было озвучено заявление заместителя генерального секретаря ОДКБ Валерия Семерикова о создании в рамках организации Комитет руководителей спецслужб и правоохранительных органов. В состав комитета панируется включить руководителей служб внешней разведки и пограничных войск государств - членов ОДКБ. В задачи новой структуры входит борьба с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и нелегальной миграцией.

Важную роль в развитии рассматриваемого международного сотрудничества сыграли различные антитеррористические учения. В частности, здесь можно отметить:

а) учения «Каспий-Антитеррор-2005» (Казахстан, 16-19 августа 2005 г.). Данные учения прошли под эгидой Антитеррористического центра СНГ с участием антитеррористических подразделений государств-участников Содружества. В их ходе были отработаны вопросы организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий по преследованию террористов, организация оперативного штаба и проведение специальной операции по освобождению заложников, а также нейтрализация преступников на объектах топливно-энергетического комплекса, находящихся в Актауском международном морском торговом порту;

б) учения «Тянь-Шань - № 1 – 2006 г.» (район казахстанско-китайской границы, 24-26 августа 2006 г.). Данные учения проводились в рамках ШОС при участии подразделений специальных служб и правоохранительных органов Казахстана и Китая. Их основными задачами были повышение эффективности совместных мероприятий по обмену информацией, оперативное реагирование, применение средств связи, взаимодействие соответствующих подразделений по розыску, блокированию и нейтрализации террористов;

в) учения «Взаимодействие-2006» (Таджикистан, 24-26 августа). Данные учения проводились в рамках ШОС. В них приняли участие спецподразделения Вооруженных сил Китая и Таджикистана. На первом этапе учений отрабатывались задачи подготовки антитеррористической операции, на втором - проведение боевых действий по захвату и ликвидации условных террористических групп;

г) учения «Рубеж-2006» (Казахстан, 24-29 августа). Учения проводились под эгидой ОДКБ. В них были задействованы военнослужащие из Казахстана, России, Кыргызстана и Таджикистана. В ходе учений были отрабюотаны вопросы подготовки решений о применении сил и средств адекватного реагирования на современные вызовы и угрозы безопасности странам-участницам ОДКБ;

д) учения «Степной орел-2006» (Казахстан, 11-22 сентября). Учения проводились в рамках сотрудничества между министерствами обороны Казахстана и США и НАТО. В ходе учений были практически отработаны вопросы планирования, организации и проведения специальных войсковых операций по уничтожению незаконных формирований, повышена полевая выучка личного состава коалиционных сил в условиях горно-пустынной местности.

е) учения «АтомАнтитеррор-2006» (Армения, 26-29 сентября 2006 г.). Проведены совместно АТЦ СНГ и ОДКБ. В ходе учений были отработаны практические вопросы организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению и уничтожению диверсионно-террористических групп, проникших на территорию Армении и захвативших АЭС в городе Мецамор.

В рамках двустороннего сотрудничества по линии противодействия терроризму и экстремизму заметную активность проявил Казахстан. Только в октябре-ноябре 2006 года председатель КНБ генерал-лейтенант Амангельды Шабдарбаев имел встречи со своими зарубежными коллегами, включая директора Центрального разведывательного управления США Майкла Хайдена, директора общей разведывательной службы Египта генерал-полковника Омара Сулеймана аль-Рифаи и министра государственной безопасности КНР Сюй Юнюя. В основном эти встречи были посвящены обсуждению вопросов взаимодействия соответствующих спецслужб по противодействию международному терроризму, религиозному экстремизму, а также другим современным угрозам и вызовам.

28 сентября 2006 года в Москве состоялась встреча делегаций Службы национальной безопасности Узбекистана во главе с председателем СHБ генерал-полковником Рустамом Иноятовым с руководством Федеральной службы безопасности России во главе с директором ФСБ Hиколаем Патрушевым. В ходе их беседы обсуждались вопросы состояния и перспектив двустороннего сотрудничества органов безопасности двух стран, дальнейшего совершенствования взаимодействия в сфере борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма, повышения антитеррористической и противодиверсионной защиты инфраструктуры топливно-энергетического комплекса, обеспечения безопасности военного и военно-технического сотрудничества РФ и РУ.

В ноябре того же года в рамках военно-технического сотрудничества между Россией и Таджикистаном состоялась церемония передачи Минобороны РТ 4-х российских боевых вертолетов. По словам участвующего в церемонии министра обороны республики Шерали Хайруллаева, в течение данного года Россия безвозмездно оказала Таджикистану военно-техническую помощь в размере 26 млн. долларов. А в 2007 году объем данной помощи в виде техники и вооружения увеличится и составит порядка 30 млн. долларов.

Ради объективности нельзя не отметить, что в рамках рассматриваемого международного сотрудничества нередко имеют место различные противоречия и разногласия между его участниками. Так, например, неприятный для Казахстана инцидент произошел в феврале 2005 года. Тогда руководитель РАТС ШОС Вячеслав Касымов по непонятным причинам заявил, что в Казахстане открыты банковские счета террористических организаций, а также есть территории, выкупленные фирмами, принадлежащими семье бен Ладена. Данная необоснованная информация, растиражированная рядом российских СМИ, вынудила МИД РК и представителей Казахстана в Антитеррористического центре СНГ выразить протест по этому поводу.

В целом, очевидно, что страны Центральной Азии по-прежнему являются объектом пристального внимания международных террористических организаций. При этом в условиях наблюдаемого в 2005-2006 гг. нарастания в этих странах внутриполитической напряженности, вызванного обострением отношений между ведущими политическими силами, возникают серьезные риски создания для этих организаций условий, благоприятствующих их деятельности в Центрально-азиатском регионе. Все это чревато в краткосрочной перспективе совершением их активистами террористических и иных подрывных акций, способствующих еще большей дестабилизации ситуации в центрально-азиатских республиках.

Доклад Центра антитеррористических программ

Источник: Сайт Центра антитеррористических программ


get('twitter')) == 1) { ?>