Великобритания тщетно пытается избавиться от одного крупных исламистов, обосновавшихся на ее территории — речь идет об Абу Катаде. Адвокаты в очередной раз остановили процесс его депортации в Иорданию, использовав для этого Европейский суд по правам человека. Абу Катада живет в Англии около десяти лет, его семья постоянно получала социальные пособия, пока он призывал к джихаду, а сейчас Соединенному королевству приходится покрывать его расходы на адвокатов. О том, чем именно занимался Абу Катада, которого прозвали "человеком "Аль-Каиды" в Европе", "Росбалту" рассказал научный сотрудник Норвежского оборонного исследовательского института, эксперт по исламистскому терроризму в Европе Петтер Нессер.

Не могли ли бы вы пояснить, чем так знаменит Абу Катада?

— Абу Катада – это проповедник и теолог, придерживающийся салафистских и джихадистских взглядов, которого считают духовным отцом "Аль-Каиды" и аналогичных групп. Он стал известен благодаря своим глубоким религиозным знаниям и считается талантливым автором и оратором. От также уделял много внимания конфликтам, в которых участвовали мусульмане, например, Алжиру и Чечне, что способствовало росту его известности и популярности.

Катада родился возле Вифлеема на Западном берегу реки Иордан, но вырос в Аммане. Он всегда был очень религиозным и провел много времени, изучая ислам. Абу Катада имеет диплом бакалавра исламского права, который он получил в Иорданском университете. Служил в армии, где был тюремным охранником. Именно там, как предполагается, он познакомился с ветеранами афганской войны – "афганскими арабами", вернувшимися из Афганистана.

Абу Катада хотел мобилизовать джихадистское движение в Иордании, но стал крайне непопулярным среди иорданцев и палестинцев из-за своей критики Саддама Хуссейна, который тогда считался героем за то, что бросал вызов США и Израилю. В 1990 году он уехал из Иордании в пакистанский Пешавар, где стал магистром исламского права и был религиозным учителем для арабских добровольцев, которые находились в Пакистане и Афганистане. Затем в 1993 году он получил вид на жительство в Великобритании, где он продолжал выступать в качестве теолога для джихадистов со всего мира, читая лекции и составляя статьи для нескольких исламских журналов.

Почему он вдруг перебрался в Англию? Может быть, это было частью его "задания"?

Нет никаких свидетельств того, что его отправили в Англию "по заданию". Многие арабы решили вернуться домой после окончания конфликта в Афганистане, чтобы начать в своих странах исламские революции, но для большинства из них это оказалось невозможным, так как дома их ждали спецслужбы с ордером на арест. Я думаю, что именно поэтому Абу Катада оказался в Англии, где ему был присвоен статус политического беженца.

Какое место он занимает среди остальных европейских и мировых джихадистов?

— Абу Катада остается одним из самых влиятельных теологических идеологов для Аль-Каиды и похожих движений. Его проповеди играют важную роль в создании идентичности этих группировок и того, как они воспринимают своих врагов. Он очень критично относится к тем, кто занимает умеренные позиции, и концентрирует основное внимание на "внутренних врагах" ислама, в основном, на режимах в арабских странах, которые не соблюдают шариат, но также и на исламистских движениях, не использующих насильственные методы и конкурирующих с джихадистами за сторонников.

Главная "заслуга" Катады заключается в том, что он сумел усилить внутреннюю сплоченность джихадистов. У его успеха есть несколько объяснений. Абу Катада оказался в нужное время в нужном месте и познакомился с некоторыми отцами-основателями "Аль-Каиды", например, с Айманом аль-Завахири в Пакистане. Кроме того, он пользовался уважением, потому что хорошо знал ислам и всегда был последовательным в своих заявлениях.

Катада много пишет на продвинутом классическом арабском, что всегда производит большое впечатление на "новобранцев". И, наконец, благодаря пребыванию в Лондоне, он сумел наладить контакты с исламистами по всей Европе, а также в других регионах, проводя регулярные встречи, используя новые средства коммуникации и т.д. После того, как он был арестован, его сторонники стали распространять его послания через интернет.

Был ли Катада когда-нибудь в контакте с Бен Ладеном?

— Нет, по крайней мере, мне об этом неизвестно. В то время, когда Катада был в Пешаваре, Бен Ладен находился в Саудовской Аравии и Судане. Но, как я уже говорил раньше, Катада встречался с аль-Завахири, который очень много путешествовал в то время. Катада всегда восхищался Бен Ладеном, но не скрывал, что аль-Завахири ему нравился больше. Для него аль-Завахири был великим лидером и стратегом, Катада даже написал стихотворение, прославляющее египтянина.

Является ли он исключительно проповедником или же известно о его участии в террористической деятельности?

— Абу Катада в первую очередь идеолог и теолог, он ведет свою борьбу пером. Он утверждает, что никогда не был членом какой-то конкретной группы или движения. Другие джихадисты также подтверждают, что он независимый активист и ученый. Однако он был знаком и поддерживал отношения со многими джихадистами, некоторые из которых впоследствии были арестованы по обвинению в терроризме. Аудиозаписи лекций и работы Катады постоянно находят у террористов в Европе и за ее пределами. Однако на сегодняшний день нет достаточных доказательств для того, чтобы обвинить Катаду в совершении конкретных терактов в Европе. В том, что касается обвинений, выдвинутых против него в Иордании, то там, действительно, речь идет о конкретных терактах, однако Европейский суд по правам человека заявил, что эти обвинения, возможно, базируются на информации, полученной с помощью пыток.

Вы упомянули, что он поддерживал алжирских исламистов. Действительно, в Европе он стал известен в первую очередь благодаря этому. Какими были его отношения с GIA (Группа исламского спасения – наиболее радикальная исламистская группа в Алжире того времени)?

— Абу Катада был рьяным сторонником основной джихадистской группы в Алжире – GIA. Он был их наставником и занимался пропагандой их дела. Катада выпустил несколько фетв, делающих действия алжирских исламистов легитимными с точки зрения шариата, в том числе убийство жен и детей сотрудников алжирской полиции и солдат алжирской армии. Он поддерживал алжирское восстание и, похоже, восхищался GIA.

Вместе с тем, многие джихадисты в Европе постепенно стали дистанцироваться от GIA, особенно после противоречивого эпизода с убийством женщин и детей, а Катада вступил в спор с другим крупным идеологом того времени, также жившим в Лондоне, Абу Мусабом Ас-Сури. Какое значение имеет противостояние между этими двумя фигурами?

— Противостояние с Ас-Сури носило отчасти идеологический, отчасти политический характер. Если Катада был радикальным салафитом, порицавшим любые формы участия в политических процессах или компромиссы с участниками политического процесса, то Ас-Сури был прагматиком, который более терпимо относился к группам, использовавшим политические средства для своей борьбы в исламских странам, как делал, например, алжирский Фронт исламского спасения (FIS), который принимал участие в выборах. Конфликт между Ас-Сури и Катадой случился по несколько другому поводу. Речь идет об убийстве членов Ливийской исламской боевой группы, которые приехали в Алжир, чтобы поддержать алжирских исламистов, но в результате были уничтожены радикальным крылом GIA, находившимся, однако, под контролем центрального руководства. Аль-Сури и другие джихадисты, жившие в Лондоне, после этого порвали все связи с GIA, но Катада продолжил поддерживать их. Ему впоследствии все равно пришлось дистанцироваться, после чего он стал поддерживать чеченских моджахедов, для которых он собирал деньги и писал тексты на тему их конфликта.

Как вы видите, Катада – крайне амбициозен. Он до сих пор продолжает производить на свет длинные религиозные тексты, пытаясь превратиться в теолога-историка.

Почему Великобритания так активно пытается его депортировать?

— Великобритания хочет депортировать его, потому что он является влиятельным джихадистом и символом, а так же потому что его присутствие может способствовать вербовке и радикализации молодых английских мусульман. Лондон также хочет от него избавиться, потому что английское правительство вынуждено тратить огромные суммы на меры безопасности, связанные с проживанием Катады, находящегося под домашним арестом. Когда эти цифры стали известны, они вызвали гнев граждан.

Но перспективы депортации пока остаются туманными. Европейский суд по правам человека вынес двоякое решение. С одной стороны, он признал, что Великобритания может заключить сделку и Иорданией, которая подразумевает гарантии того, что Катаде не грозит жесткое обращение или смертная казнь, но, с другой стороны, суд сказал, что Катаду нельзя слать в страну, где его ждет судебный процесс, основывающийся на показаниях, полученных в результате пыток. Как английские власти поведут себя в отношении этого решения, мне неизвестно.

Может, имеет смысл создать международный трибунал для таких случаев? Ведь если судебный процесс не может состояться в родной стране, это не значит, что он не должен состояться вообще?

— Я лично против специальных трибуналов для экстремистов. Их нужно судить как обычных преступников, если они нарушили закон. Специальные трибуналы делают этих людей особенными, а они такими не являются. Дальнейшая демократизация в странах Ближнего Востока, возможно, решит проблему депортации заключенных, но пока подобные случаи остаются без решения. В том, что касается смертной казни и пыток, это является проблемой и в западных странах. Например, большие сложности возникают с депортацией заключенных в США, потому что некоторые штаты до сих пор применяют смертную казнь, а заключенные в Гуантанамо подвергались пытке водой, что является преступлением согласно международным законам.

Беседовала Юлия Нетесова, Росбалт, 28/04/2012

 


get('twitter')) == 1) { ?>