Приверженцы ислама стали селиться на Британских островах с середины XIX века. Сегодня их здесь по официальным данным – около одного миллиона и 600 мечетей, а по неофициальным и, похоже, более достоверным – около двух миллионов и 2 тысячи мечетей, 80 медресе.

Британские мусульмане объединены во множество организаций самого разного толка. Есть и политические организации, выдвигающие лозунги типа «утверждать учение и практику ислама в Британии и голос ислама в британской политике». «Бейрут на Темзе» – Лондон становится всё более значительным международным центром «исламского освоения Европы». Тем важнее нам знать о подробностях жизни сегодняшней «мусульманской Великобритании».

ВБирмингеме, Манчестере, Ноттингеме, Ливерпуле, Кардиффе, не говоря уже о Лондоне, целые кварталы заселены мусульманами. В некоторых городах — например, в Бирмингеме и Манчестере — они составляют не менее 8-10 процентов жителей. Строят мечети, основывают предприятия, покупают торговые лавки и земельные участки. Есть мусульмане-миллионеры. Однако большинство — чернорабочие, мусорщики, грузчики, строители, таксисты, мелкие торговцы, низшие служащие и прочий трудовой люд. Обычно они стараются селиться рядом с единоверцами, придерживаются своих обычаев и традиций, стремятся посещать торговые и другие учреждения, принадлежащие мусульманам, группируются вокруг ближайшей мечети и имама общины, мгновенно возникающей всюду, где есть мусульмане. В мусульманских кварталах большинство жителей (особенно женщины и дети) выделяются специфически мусульманскими деталями одежды, а люди старшего и пожилого возраста нередко одеваются традиционно, как у себя на родине.

Численность мусульман Британских островов растёт не только за счёт довольно высокой рождаемости и наплыва приезжих (за последние десятилетия — в основном родственников и членов семей): проживающий в Бирмингеме англичанин по происхождению, а по имени Мустафа недавно принял ислам. Он сообщил мне, что к началу 2000 года ислам приняли около 5 тысяч англичан. Число новообращённых продолжает расти…

Мусульмане впервые стали селиться в Англии в середине XIX века. В основном это были моряки, судовладельцы и купцы из Йемена, Сомали, Бенгалии, из Гуджарата и Синда, а потом и из других штатов Индии. Уже тогда отмечались случаи обращения в ислам коренных англичан. После окончания второй мировой войны приток иммигрантов-мусульман в Англию, ранее незначительный, становится более заметным. С конца 40-х годов среди них преобладают выходцы из Карибского бассейна, потом из Индии, сотни и тысячи уроженцев которой плавали на британских кораблях в годы войны. В 50-е годы многие мусульмане Индии и Пакистана (позднее — Шри-Ланки и Бангладеш) не только сами переселились на Британские острова, но и перевезли сюда свои семьи и других родственников.

Когда ежегодный приток выходцев из Индостана приблизился к 10 тысячам человек, британские власти приняли ряд ограничительных мер — акты об иммиграции 1962, 1968 и 1971 годов, а также ряд дополнительных правил к ним. В результате иммиграция мусульман перестала быть свободной: практически она остановлена, и официальное разрешение на въезд даётся лишь в случае воссоединения семей. Бывают, разумеется, и исключения, не говоря уже о тайных въездах.

Однако помимо воссоединения семей, ещё два источника роста численности мусульман, о которых я уже упомянул выше, не ослабевают: высокая рождаемость и обращение в ислам коренных жителей и иммигрантов-немусульман. В результате взаимодействия всех факторов в стране к началу 90-х годов насчитывалось около миллиона мусульман, хотя некоторые мусульманские лидеры утверждают, что их от двух до трёх миллионов.

Директор Центра по изучению ислама и христианско-мусульманских отношений при университете Бирмингема профессор Йорген Нильсен, анализируя причины "исхода" мусульман в Великобританию и другие страны Западной Европы, установил, что прежде всего они покидали родные места в поисках работы и средств к существованию. При этом мигранты старались максимально использовать свои юридические права (прежде всего британское гражданство), а также другие возможные зацепки — семейные, родственные, этнические, конфессиональные и прочие связи с единоверцами в Европе. Но были и иные причины: индусско-мусульманская резня 1947 года и её последующие отголоски, другие вспышки насилия, разрушение селений вследствие стихийных бедствий или из-за государственных мероприятий (строительство дамб, плотин, гидроэлектростанций с затоплением местности). Например, затопление одного из районов на севере Кашмира в 1971 году привело к исчезновению 250 деревень. Подталкивали миграцию мусульман и политика "африканизации", приводившая к их вытеснению из Кении, Уганды и некоторых других районов Восточной Африки, а также события, подобные, например, этноконфессиональному противостоянию на Кипре, откуда турки-мусульмане стали выезжать ещё в 50-е годы.

Интересны наблюдения Й.Нильсеном этнического состава мусульман в разных городах. Около половины их проживает в Лондоне и его окрестностях. В Средней Англии три четверти пакистанцев и бангладешцев сосредоточены в Бирмингеме (они сконцентрированы в основном в 8 из 42 районов города). Здесь же (как и в Кардиффе, Ливерпуле) живёт много йеменцев, хотя в принципе арабы и иранцы (их в стране несколько десятков тысяч), как и турки-киприоты, живут главным образом в Лондоне.

Положение быстро меняется. Только в одном Бирмингеме ныне 40 мечетей, а имам главной из них, по происхождению пуштун из Афганистана, щеголяет в характерном для афганцев головном уборе, внешне напоминая одного из предводителей талибов. С 1979 года афганцы пользуются среди британских мусульман особым престижем, ибо они — первые среди муджахидов (или, как принято их именовать в тюркско-иранской транскрипции, моджахедов), то есть участников джихада, борцов за веру…

До недавнего времени Великобритания по отношению к мусульманам на своей территории проводила достаточно взвешенную политику, стараясь предотвратить возможные столкновения мусульман с немусульманами, которые имели место в конце 50-х годов. С той поры столкновения на религиозной почве с участием мусульман происходили в Англии лишь между ними самими, вернее — их разными организациями и течениями, главным образом на рубеже 70-80-х годов. Из примерно сотни этих течений и направлений главными являются три господствующие среди индо-пакистанских мусульман-суннитов движения — "Брелви" (или "Барелви"), "Деобанди" (поддерживаемое фундаменталистским "Джамаат-и Таблиг") и ещё более радикальное "Джамаат-и Ислами", по утверждению Й.Нильсена, "существующее в Британии как движение, но не как организация".

Мусульмане в Великобритании в целом весьма хорошо организованы. Они не только объединяются вокруг ближайшей мечети и её имама, но в той или иной мере поддерживают различные общественные организации. Таковы, например, Исламский культурный центр, являющийся, по мнению британских авторов, "одним из важнейших мусульманских учреждений западного мира", ассоциация "Мусульманская помощь" в Лондоне, объединение "Исламская поддержка" в Бирмингеме. Все они контролируют собственные мечети, занимаются вопросами культуры, образования, социального обеспечения верующих, соблюдением ими обычаев и предписаний ислама в быту (в частности, пищевых ограничений), пропагандой и распространением ислама.

Ещё более активно действуют по всем направлениям Исламская миссия Соединённого Королевства (создана в 1962 году под сильным влиянием "Джамаат-и Ислами"), Исламский Совет Европы (создан на международной конференции 1976 года в Лондоне), Федерация студенческих исламских обществ (образована делегатами студентов-мусульман на встрече в Бирмингеме в 1962 году, в основном — из неарабов), Мусульманское студенческое общество (образовано чуть позже для арабов и арабоязычных студентов, находится под сильным воздействием международного движения "Братья-мусульмане"), Союз мусульманских организаций (возник в 1970 году на встрече в Лондоне представителей 38 исламских объединений), Организация молодых мусульман Соединённого Королевства (возникла при поддержке ряда международных исламских ассоциаций и фондов в 1984 году, объединив мусульман-скую молодёжь самого разного происхождения — от азиатов и карибцев до принявших ислам англичан из 25 городов Великобритании). Для координации действий всех перечисленных и прочих организаций в 1990 году было создано Исламское общество Британии, имеющее свои отделения и кружки по всей стране.

Значительная численность мусульман в Великобритании не может, разумеется, не влиять на её внутриполитическое положение. Тем более, что сами мусульмане на рубеже 80-90-х годов предприняли шаги сугубо политического характера. В июле 1989 года с целью получения депутатских мандатов на парламентских выборах ими была создана Исламская партия Британии (ИПБ). Однако усилия этой партии не увенчались заметным успехов. Исследователи считают, что без радикального изменения системы парламентских выборов в Англии и замены мажоритарного принципа пропорциональным мусульмане не будут иметь шансов на широкое представительство в парламенте: ни в одном из избирательных округов они не образуют большинства; к тому же их симпатии делятся почти пополам между консерваторами и лейбористами, что дополнительно ослабляет их позиции. ИПБ вряд ли может привлечь на свою сторону немусульманских избирателей лозунгами и целями типа "представить для британского народа решение политических и социальных проблем в свете божественного руководства Корана и сунны", "утверждать учение и практику ислама в Британии и голос ислама в британской политике", "защищать права мусульман в мире ислама и утверждать солидарность с другими мусульманскими странами и общинами, живущими под немусульманским управлением".

Разгоревшееся с осени 1988 года "дело" Салмана Рушди, вызванное публикацией его книги "Сатанинские стихи" и вынесенным ему за это аятоллой Хомейни смертным приговором, всколыхнуло мусульман Британии и способствовало их политизации. Это обстоятельство попытался использовать директор Мусульманского института в Лондоне доктор Калим Сиддики, опубликовавший "Мусульманский манифест", в котором для мусульман Британии предусматривались статус "автономного сообщества" и "особые отношения с Исламской Республикой Иран", а также создание "Совета британских мусульман". Однако в 1992 году вместо этого Сиддики провозгласил создание "Мусульманского парламента" из 150 членов, спикера, четырёх его заместителей (включая двух женщин) и "лидера палаты" — самого себя. На будущее планировалось также создание второй палаты (типа сената) из "примерно 1000 известных мужчин и женщин, доказавших свои способности". Однако этот "парламент" стал всего лишь ещё одной из многочисленных организаций мусульман в Англии. Сиддики призывал к неуплате налогов, гражданскому неповиновению, неподчинению "несправедливым" законам и даже осуждению западной демократии как "диктатуры большинства", нагнетал и драматизировал ультрарадикальные настроения мусульман, считая необходимым, "если надо", добровольно идти в тюрьму ради защиты ислама. Однако сколь-нибудь заметного отклика все эти призывы не имели. Есть ли уверенность в том, что так будет и впредь? Британские политики, учёные и СМИ предсказать это не берутся.

Зато внешние события вызывают волнения мусульман Великобритании немедленно. Так было в связи с событиями в Боснии и Косово, с разрушением в Индии в декабре 1992 года исторической мечети XVI века, с бомбардировками Ирака авиацией США в 1993 и 1998 годах, с терактами 11 сентября 2001 года в США, с вторжением США и их союзников в Ирак. Любое подобное событие активизирует действия существующих мусульманских организаций, стимулирует возникновение новых, занимающихся ведением кампаний протеста в средствах массовой информации, пикетированием, созывом мусульман на митинги и шествия.

Но есть всё-таки и сугубо внутрибританские причины для проявления мусульманами недовольства своим положением. При всей осторожности и сбалансированности поведения англичан в отношении мусульман, при всём их стремлении "отгородиться" от специфических мусульманских проблем сделать это в полной мере не удаётся. Имеют место случаи дискриминации мусульман. Так, вскоре после событий 1990-1991 годов в зоне Персидского залива одна британская компания в Шеффилде при наборе персонала объявила, что мусульман принимать на работу не будет. Начатый против этой компании судебный процесс по обвинению её в нарушении закона 1968 года о "равенстве рас" ничего не дал, поскольку мусульмане не являются особой расой.

Другой пример — с так называемой добровольной помощью школам разных конфессиональных общин. В Соединённом Королевстве около пяти тысяч таких школ, расходы которых на 85 процентов покрываются за счёт государства. Среди них 2140 школ контролируются англиканской церковью, 2430 — католической, 31 — методистской церковью и 22 — общиной иудаистов. И несмотря на то, что мусульмане — самое значительное религиозное меньшинство в стране, намного превосходящее по численности все прочие, ни одна из их школ не получила правительственных субсидий, хотя некоторые из них (около 25) ведут борьбу многие годы, а начальная школа "Исламийя" в Лондоне, получив в 1992 году отказ правительства, даже подала на него жалобу в Верховный Суд, но безуспешно.

Таким образом, идеализировать положение мусульман в Англии было бы неверно. Оно тем более заслуживает внимательного рассмотрения и объективной оценки, что какие-то элементы "британской" модели взаимоотношений с мусульманами присутствуют в российской реальности.

Следует вспомнить, что исламские фундаменталисты в Великобритании всегда старались вести себя скромно, чтобы не тревожить общественное мнение. Ведь ещё совсем недавно в нашей прессе писали, что Лондон — "своего рода политическая и интеллектуальная столица арабского мира", которую называют "Бейрутом на Темзе", где издаётся около 50 ведущих и весьма влиятельных в мире ислама арабских газет и журналов, где находятся несметные капиталы арабских богачей (что вполне вероятно). Однако здесь не раз обнаруживали палестинцев, охотившихся за израильтянами, и алжирских террористов, "отдыхавших" после акций в Алжире и во Франции. Здесь в 1998 году были арестованы исламисты-радикалы, за два года до этого организовавшие взрыв в парижском метро. И здесь же подвизается организация "Аль-Мухаджирун", призывающая "всячески помогать борцам за свободу в Палестине, Кашмире, Чечне, Боснии". Здесь можно услышать примерно такие же призывы от членов действующей в Ливане проиранской организации "Хезболла", движения палестинских исламистов "Хамас" и других.

Правда, на виду — не они, а, например, Исламская ассоциация благотворительности, призывающая оказывать помощь мусульманам разных стран и собирающая по случаю мусульманского праздника Ид аль-Адха (или Курбан-байрам) по 35 фунтов с мусульманина для Афганистана и Македонии (очевидно, для живущих там албанцев), по 40 фунтов — для Кашмира, Сомали, Чечни и Турции, по 45 фунтов — для Боснии, Албании, Йемена, Косова и Судана, по 50 фунтов — для Бангладеш, по 60 — для Палестины. Соответствующие бланки-листовки горой лежат в любой мечети, в любом мусульманском магазине Бирмингема, Манчестера и других британских городов. Но там же можно найти призыв движения халифатистов "вернуться к халифату" и избавиться от "империй Запада, расхищающих ресурсы угнетённых наций".

Не стоит также недооценивать влияние в Великобритании суфийских братств, в частности, "Хакканийя", новой ветви браства "Накшбиндийя". В Лондоне, Бирмингеме и Шеффилде "Хакканийя" контролирует многие мечети и мусульманские организации, фонды и объединения. Исламоведов Бирмингема, достаточно внимательно изучивших деятельность "Хакканийи" в Британии и Ливане, интересует степень влияния этого братства в Дагестане и на всей постсоветской территории. Как предполагают сотрудники Центра изучения ислама и христианско-мусульманских отношений, речь может идти о "широкой сети" ячеек данного суфийского братства на Кавказе.

Наконец, внешне относительно мирная жизнь мусульман Великобритании в последние годы стала всё более и более открыто политизироваться. В скрытой форме этот процесс шёл уже давно. Ещё в 1970 году в Лондоне при поддержке саудовских фондов был создан по сути политический "Союз мусульманских организаций Соединённого Королевства и Европы", координирующий деятельность большинства исламских объединений Великобритании. В 1979 году здесь же создан такого же рода Союз исламской прессы, а над упоминавшимся ранее Исламским культурным центром установлен патронаж Всемирной исламской лиги с центром в Саудовской Аравии. Организация "Исламская благотворительность", первоначально созданная с исключительно гуманитарными целями, была замечена в финансировании мусульманских организаций, обвинённых в связях с террористами.

Разумеется, деятельность исламо-экстремистов в стране не является тайной для британских спецслужб. В частности, во главе "Исламской помощи", созданной в 1984 году в Бирмингеме, встал Гани аль-Бани, который в 1997 году тайно (по некоторым данным, на средства и по заданию спецслужб и Саудовской Аравии, и Великобритании, контролирующих его ассоциацию) выезжал в Чечню, где встречался с Асланом Масхадовым. После того, как британский парламент в феврале 2001 года принял новый закон о борьбе с терроризмом, под его действие попали 14 мусульманских организаций, действующих в стране. Однако председатель Исламского комитета по правам человека (есть в Англии и такой) немедленно объявил, что "нет никаких оснований считать движения, которые оказывают сопротивление индусам и евреям, захватившим территории мусульман, террористическими". Между тем известно, что часто именно живущими в Великобритании мусульманами направлялись, финансировались и организовывались угоны самолётов, побеги из тюрем и взрывы на территории Индии, Израиля и арабских стран.

Через литературу, прессу и другие СМИ в Англии широко распространяется информация о мирной, культурной, просветительской и чисто религиозной деятельности мусульманских общин королевства. Примером служит статья "психиатра и лектора" Мамуна Мубайеда, по совместительству — председателя исламского центра в Белфасте, подробно рассказавшего летом 2000 года о деятельности 3 тысяч мусульман Северной Ирландии, среди которых встречаются и ирландцы по происхождению. Естественно, в круг забот центра входят экономические, культурные, повседневные организационные проблемы, религиозная деятельность, осуществляемая через мечеть, исламскую библиотеку и медресе Дар аль-Улум, официально считающееся "воскресной школой". В качестве главных вопросов выдвигается просветительство — изучение арабского языка, а главными сферами занятости мусульман региона называются "здравоохранение, учёба в университете, бизнес и работа инженера".

Конечно, небольшие общины приверженцев ислама, особенно с преобладанием бизнесменов, преподавателей и инженеров, и в самом деле стоят в стороне от охватившего большинство мусульман Великобритании тяготения к исламо-экстремизму. Но это большинство буквально опутано множеством сетей идейно-политического и финансового контроля, связей, пропаганды и традиций религиозных, культурных, этнических, земляческих и иных организаций, оно следует их указаниям, а также установкам международных центров исламо-экстремизма.

В частности, не раз мусульмане, постоянно проживающие в Великобритании, оказывались замешаны на протяжении последних 10 лет в дела Алжира, Боснии, Чечни, Кашмира и других регионов, что не очень-то и скрывается. Так, в Лондоне в августе 1996 года был созван 3-й ежегодный конгресс панмусульманской партии исламского освобождения ("Хизб ат-тахрир аль-исламий"), в котором участвовали свыше тысячи делегатов из самых разных стран мира. Известно, что эта одна из наиболее непримиримых и агрессивных международных исламских организаций чувствует себя в Англии как дома, беспрепятственно подчиняя себе все прочие исламские структуры, проводя сбор средств и даже смещая недостаточно лояльных ей "умеренных" имамов мечетей. Базируясь в Лондоне, партия широко развернула подрывную деятельность в различных странах ислама и внутри мусульманских диаспор в Европе, особенно в Бельгии, Германии и Голландии. Она выступает за "возврат к исламскому законодательству путём восстановления халифата", одновременно считая все правительства в мире ислама (как несогласные с этой идеей) "предательскими и незаконными".

Дать точное определение уровня и характера отношений с исламо-эктремизмом многочисленных мусульманских организаций Великобритании не представляется возможным, так как далеко не всё об этих отношениях известно. Тем не менее многие из этих организаций достаточно "засветились" в данном аспекте своей деятельности. Это прежде всего относится к "Аль-Мухаджирун" во главе с сирийцем Омаром Бакри. С ней связаны многие известные группировки исламских террористов из Алжира, Туниса, Египта, Ливии, Судана, Ливана и Сирии. На словах О.Бакри осуждает террор и официально заявляет о желании мирно, без вооружённой борьбы добиться создания единого мусульманского халифата. Однако характер связей организации наталкивает на мысль, что личина миролюбия — чисто тактический ход...

Именно в Лондоне недавно возникла компания по реализации финансовых операций в Интернете строго в соответствии с принципами шариата. Возглавили её богословы из Пакистана, Саудовской Аравии, Сирии и Малайзии. Тем самым возник дополнительный фактор тяготения к Великобритании многочисленных исламских банков с общим капиталом в 150 миллиардов долларов, который ежегодно возрастает на 25 процентов. А это, естественно, увеличивает возможности воздействия из этой страны на 1,2 миллиарда мусульман, проживающих на планете.

http://www.tatworld.ru/article.shtml?article=495&section=0&heading=0


get('twitter')) == 1) { ?>