Ненависть, страх и отчуждение, которые на протяжении последних десятилетий распространяли по Европе и всячески культивировали радикальные исламисты, периодически взрывая мирных граждан в метро, на вокзалах и в автобусах, самым страшным и нелепым образом выплеснулись там, где мало кто мог этого ожидать – в Норвегии. Коренной норвежец Андерс Брейвик решил воплотить в жизнь то, о чём втайне уже давно мечтают миллионы европейцев – избавить Европу от иммигрантов (прежде всего, мусульман) или хотя бы затормозить рост этно-религиозных диаспор в Старом Свете.

Закрывающий лицо никаб, сегрегированные исламские кварталы в европейских городах, куда посторонним весьма сложно попасть, делают процесс идентификации очень непростым. Как отличить добропорядочного мусульманина от фанатика-экстремиста, который готовит теракт? Большинство европейцев не знают ответа на этот вопрос, а подавляющее большинство мусульман не готово что-то предпринимать, чтобы провести чёткую границу между собой и теми, кто желает своими действиями дискредитировать вероучение пророка Мухаммеда.

Неудивительно, что в таких условиях всё больше европейцев попросту не хотят знать, где вообще проходит эта граница, и требуют от политиков свести к минимуму иммиграцию как таковую, в особенности, мусульманскую. Однако сегодня в большинстве европейских стран у власти всё ещё находятся правительства, которые мало что делают для того, чтобы удовлетворить эти чаяния европейцев, предпочитая, если уж совсем прижало, ограничиваться громкими заявлениями о несостоятельности политики мультикультурализма и необходимости формировать единую национальную идентичность. Именно политика мультикультурализма и рост численности иммигрантов-мусульман долгие годы не давали покоя норвежцу с ультраправыми взглядами Андерсу Брейвику. Его нетерпение росло, а ситуация вокруг становилась только хуже. Смертники продолжали подрывать себя в европейских городах. Именно поэтому Брейвик стремился не словами, но действием повлиять на сложившуюся ситуацию.

Однако действие действию рознь, и тот способ, который выбрал норвежец, вероятно, ужаснул не только простых европейцев и людей по всему миру, но и тех, кто имеет к терроризму самое непосредственное отношение. Новейшая история знает внушительный ряд деструктивных акций разной степени жестокости. Самолёты врезались в небоскрёбы Нью-Йорка, взрывалось метро в Лондоне, Москве и Париже, люди с автоматами расстреливали невинных прохожих на улицах Мумбаи. Но ещё никогда в современной истории террорист хладнокровно не расстреливал из винтовки подростков, фактически детей. Целенаправленно, одного за другим. Ненависть порождает ненависть, насилие порождает насилие, и европейцы за последнее десятилетие немало пострадали от рук тех же исламистов. Однако сколько бы ни прошло времени с 22-23 июля 2011 г., когда Брейвик осуществил свои теракты, жертвами которых стали больше 100 человек (в т.ч. 77 убитых), вряд ли нормальный человек сможет объяснить себе, какие такие веские причины заставили норвежца направить оружие против своих же сограждан, тем более детей. Как смерть десятков невинных людей (в массе своей немусульман) может повлиять на исламскую иммиграцию? Чем меньше в Европе будет коренных немусульман, тем быстрее освободившуюся нишу заполнят адепты ислама или, что куда хуже, учений, его порочащих! В политике, в образовании, во всех остальных сферах жизни. Потратив на подготовку терактов 9 лет (!), об этом Брейвик явно не подумал.

Естественно, это не означает, что норвежцу стоило вместо правительственного квартала взорвать квартал, где проживают мусульмане или устроить кровавую бойню в медресе. Вплоть до настоящего момента в дискуссиях и спорах с мусульманскими общинами континента (регулярно жалующимися на всевозможные притеснения), в проведении репрессий против исламистов и пособничающих им организаций, у европейцев был как минимум один серьёзный аргумент, дававший им идеологическое преимущество в этих спорах, возвышавший их. Европейцы никогда не прибегали к методам, которыми привыкли добиваться своих целей исламисты. Сама мысль об этом была чудовищной. Как оказалось, не для всех. По большому счёту, единственное, чего добился Брейвик, расстреляв своих сограждан немусульман, так это того, что лишил европейцев благородства, продемонстрировав, что цивилизованность – вовсе не то, что отличает жителей Старого Света от варваров-фанатиков, не гнушающихся самыми жестокими убийствами. Фактически, исламисты только выиграли от произошедшего. Теперь они смогут с усмешкой говорить слушающим их с раскрытыми ртами сбившимся с пути молодым мусульманам: «Смотрите, европейцы ещё хуже нас. Они не только совершают теракты, но ещё и целенаправленно убивают своих соотечественников, единоверцев».

Для здравомыслящих людей нелепость действий Брейвика настолько очевидна (и тут положение дел не поправит даже объяснительный манифест в 1,5 тыс. страниц), что почти сразу после трагедии одна за другой появились попытки найти в произошедшем хоть какое-то рациональное зерно, выявить силы, которым было бы откровенно выгодно случившееся. Естественно, полностью в духе «теории заговора», версия о том, что Брейвик был скрытым мусульманином или тайным марксистом всплыла одной из первых. В частности, её в своей статье «Кому выгодно? Кто стоит за этим?» развивает обозреватель сайта Jihad Watch (британский сайт антиисламистской направленности) Роланд Ширк. Правые политические силы различной степени радикальности сегодня являются главными очагами сопротивления исламской экспансии на Европейском континенте (и практически всегда противостояли марксизму на протяжении всей новейшей истории). Так кому же, рассуждает Ширк, может быть особенно выгодно дискредитировать их в глазах европейцев посредством реализации столь чудовищного сценария? Прежде всего, искушённым последователям ислама или левых идеологий. Впрочем, добавляет Ширк, на данном этапе все эти предположения не имеют доказательств.

В то же время, часть политиков и сил правого толка поспешила выступить с резким осуждением совершённых Брейвиком терактов, дабы исключить любые ассоциации с ним в своей деятельности. Одним из первых, кто поступил подобным образом, стал лидер голландской Партии свободы Геерт Вилдерс, известный своим крайне жёстким отношением к мусульманской иммиграции в Европу в частности и к исламу вообще. «Зверское убийство в Норвегии множества невинных гражданских жителей несколько дней назад потрясло Партию свободы. Мы скорбим вместе с норвежцами, пострадавшими от этого массированного удара и поддерживаем их в этот трудный час. Манифест преступника ясно даёт понять, что он сумасшедший… То, что психопат называет свои насильственные акции борьбой против ислама, является дискредитацией глобального антиисламского движения… Партия свободы никогда не призывала к насилию и никогда не сделает такого в будущем. Мы верим в силу урны для голосования и в мудрость избирателя. Не в бомбы и не в оружие. Мы боремся демократическими и ненасильственными средствами против дальнейшей исламизации общества и продолжим это делать. Сохранение нашей свободы и безопасности – наша единственная цель», - говорится в заявлении, опубликованном 26 июля 2011 г.

Однако подобным образом поступили далеко не все правые политики Европы. Так, один из депутатов Европарламента, член итальянской националистической партии «Лига Севера» Марио Боргезио открыто заявил о своей симпатии к некоторым идеям Брейвика: «Я прочитал только 500 страниц его дневников, выдержки, и скажу, что так же думает сегодня 20 процентов европейцев. То есть 100 миллионов людей в Европе разделяют его мысли о защите христианского населения от нашествия ислама. Часть его заметок, конечно, содержат призыв к насилию, но некоторые идеи просто превосходны. Особенно его видение миграционной политики». Конечно, это заявление спровоцировало скандал. Однако важно не это, а то, что оно недвусмысленно продемонстрировало, что идеологию норвежского террориста сегодня разделяют и в общеевропейских институтах власти.

И всё же, своими терактами Андерс Брейвик добился как минимум одной цели, которую планировал достичь изначально. Учинённые им зверства привлекли внимание к мусульманам Норвегии, которые вплоть до настоящего времени вели себя, возможно, даже спокойнее, чем во всех остальных странах Западной Европы и Скандинавии. В начале 1970-х гг. в стране не было ни одной зарегистрированной исламской общины, однако число иммигрантов-мусульман так же, как и в других европейских государствах, постоянно росло. Да и социальный состав приезжих отличался не сильно – в массе своей это были рабочие, приезжавшие на заработки из Марокко, Турции, Пакистана и других стран мусульманского мира. Впоследствии к ним присоединились беженцы из охваченных военными конфликтами африканских стран вроде Сомали. Сегодня сомалийскую диаспору можно считать одной из основных среди мусульманских общин страны – её численность насчитывает порядка 30 тыс. человек.

Примечательно, что в Норвегии проживает и небольшая (на фоне общей численности мусульман) община чеченцев. Активно мигрировать в эту скандинавскую страну чеченцы начали после Первой и Второй чеченских кампаний. Однако, приехав в новую страну, они остались столь же агрессивными и несдержанными, какими были и на родине. В начале 2007 г. в норвежской прессе достаточно широко освещалась история с организованными чеченцами погромами в лагере для «перемещённых лиц», где некоторое время содержатся иммигранты, ожидающие положительного или отрицательного решения по присвоению статуса беженцев. Привыкшие всё получать по первому требованию, чеченцы оказались не готовы к тому, что им придётся так долго испытывать на себе нормы цивилизованного права и общества и спровоцировали в лагере массовые драки, видимо, надеясь, что им сразу после этого дадут норвежское гражданство. Ан нет, в лагерь вызвали спецназ, а гордых горцев депортировали на родину.

Однако история взаимоотношений норвежцев с выходцами из Чечни на этом не заканчивается. Точнее, этим не начинается. Ещё в 2004 г. Норвегию посетил Ахмед Закаев, эмиссар непризнанной Ичкерии и соратник Аслана Масхадова и прочих одиозных лидеров чеченских исламистов, считающийся в России террористом. Визит освещался норвежскими СМИ и, в целом, Закаев достаточно приятно провёл время в этой гостеприимной стране. Андерс Брейвик в то время уже в течение нескольких лет планировал свой ужасающий ответ бездействию властей, и свободное перемещение по территории родной страны международного террориста, вполне возможно, могло только укрепить его решимость осуществить задуманное.

Что же касается мусульманской иммиграции в целом, то расселение адептов ислама по стране началось с Осло и прибрежных портовых городов вроде Бергена. Первая мечеть была возведена в Осло в середине 1970-х годов, когда власти города выделили исламской общине города участок под соответствующие нужды. В 2006 г. здесь была построена мечеть, рассчитанная на 2,5 тыс. молящихся, ставшая одной из самых крупных на территории Скандинавии. При мечети также был открыт исламский образовательный центр. К 2000 г. в Норвегии проживало около 60 тыс. мусульман. Сегодня их уже более 100 тыс. Такой численности оказалось вполне достаточно, чтобы среди жертв Брейвика, в подавляющем большинстве своём коренных норвежцев-немусульман, оказались и адепты ислама. Так, первой из жертв терактов, в пятницу, 29 июля, была погребена 18-летняя мусульманка Бано Рашид, иммигрировавшая в Норвегию из Ирака несколько лет назад вместе с родителями. Церемония прощания прошла в одной из мечетей Осло, и на ней присутствовал премьер-министр страны Йенс Столтенберг, заявивший, что «погибшие были норвежцами, и страна гордится ими»! И вновь, создаётся впечатление, что Брейвик явно просчитался с реакцией, которую в обществе должны были вызвать его преступления.

Зато террорист дал отличный повод различным мусульманским учёным и организациям раскритиковать правые силы Запада, которые Брейвик тщится представлять. Множество мусульманских организаций осудили преступления норвежца с единодушием, которое редко увидишь, например, в случае терактов исламистов. С соответствующими заявлениями выступили представители Организации Исламской Конференции (в лице её генерального секретаря Экмеледдина Ихсаноглу), Американского Мусульманского совета, каирского университета Аль-Азхар и других. В заявлении Аль-Азхар, в частности, говорится следующее: «Аль-Азхар решительно осуждает варварское и жестокое кровопролитие в Осло, столице Норвегии, которая всегда являлась символом мира… Аль-Азхар вновь заявляет о своих опасениях в связи с подъемом ультраправых настроений в Европе и США… Ультраправые угрожают не только присутствию в этих странах мусульман и иностранцев, но всей политической, культурной и экономической структуре этих стран, ставя под угрозу основы как западной, так и восточной цивилизаций».

Андерс Брейвик одной из своих главных целей ставил разделение общества. Он грезил тем, что после совершенного им массового убийства их детей, коренные норвежцы встанут как один и пойдут чинить массовые расправы над мусульманами и марксистами. Даже зная, что детей хладнокровно убивали вовсе не эти люди. Однако за прошедшее с момента трагедий время мир увидел гораздо больше свидетельств сплоченности норвежского общества. Брейвик рассчитывал, что мусульмане станут в стране притесняемым меньшинством, но пока что всё идёт к тому, что в мультикультурной Норвегии они вполне могут попасть под усиленную опеку и защиту правительства. А вот на правые политические силы, которые поддерживает террорист, легко может начаться охота. Даже по весьма либеральным норвежским законам Андерсу Брейвику предстоит провести в тюрьме весьма долгий срок. Легко согласившись сдаться полиции, убийца, вероятно, тешил себя мыслью, что он хотя бы сможет увидеть багровые всходы посеянных им семян ненависти. Но, судя по всему, совершенно не принял в расчёт возможность вышеупомянутого противоположного развития событий. Так что как бы ни пришлось г-ну Брейвику остаток жизни корчится в тюрьме от бессильной злобы, видя, как опекаемые правительством мусульмане занимают в стране главные государственные посты, живя в комфорте и достатке.

Ф.О. Плещунов, Институт Ближнего Востока

02.08.2011

 


get('twitter')) == 1) { ?>