Как утверждает экс-руководитель болгарских спецслужб генерал Кирчо Киров, Болгария стала транзитной страной для исламских террористов. Там были структуры, которые помогали моджахедам из Боснии и Герцеговины (БиГ) и Косово. Кроме того, имеется информация, что часть боснийских террористов там просто была "законсервирована" и ждала своего часа.

ЦРУ приводит также данные, что боснийские ветераны участвовали в захватах заложников и убийствах американских граждан в Ираке. Бомбы, заложенные в поездах Мадрида в марте 2004 года, где погиб 191 человек, изготавливались в БиГ.

Помимо этих центров по подготовке боевиков, в Боснии нелегально действовали лагеря в городах Травник, Бугойно, Бихач, Цазин и Велика Кладуша. Это лагеря исламской организации "Фуркан". Это "Идеальное боснийское будущее", "Фонд Аль-Харамаин", "Фонд милосердия Аль-Насхаб Аль-Акса", "Джемиат эль фуркан" и "Таибах эль фуркан".

Ими руководил имам одной из сараевских мечетей. Он имел тесные контакты с алжирскими террористами и боевиками. Затем он стал одним из руководителей Вакуфского банка. Через него проходили значительные суммы на подготовку боевиков и организацию терактов по всему миру. Основные средства шли на финансирование фонда "Аль-Харамаин".

В двух резолюциях Совбеза ООН от 2002 года эта организация числилась террористической и весьма близкой к "Аль-Каиде". Но при этом банк города Вакуфа и его руководство спокойно занимались финансовой деятельностью в центре Сараево, перенасыщенном сотнями лучших разведчиков со всего мира, прежде всего, из США.

В Сараево прослушивались все мобильные и городские телефоны, контролировалась электронная и другая почта. Западные посольства жаловались, что американцы взяли на себя контроль за всем городом и всеми квартирами, где останавливаются и живут дипломаты. Тотальный контроль, тем не менее, не мешал террористам действовать и в Сараево, и в Зенице, и других городах, отошедших после Дейтона мусульманам, исламским группам.

Не следует забывать, что в Тузле американцы создали самую современную военную базу в Европе. Там соорудили неприступную крепость, которая держала под радио- и электронным контролем весь юг Европы. Но моджахедов и террористов ЦРУ никак не могла ни найти, ни зафиксировать. Сведения о деятельности Вакуфского банка обнародовала адвокатская контора из Нью-Йорка.

Много средств перекачивал и другой боснийский банк - "Депозит-банк". За 5 лет фонд "Аль-Харамаин" "провел" через него 8 миллионов долларов. После того, как фонд все-таки был закрыт в Боснии, на его месте тут же возникло спортивное общество "Визирь". Его возглавил бывший шеф "Аль-Харамаина" в городе Травник албанец Сафет Дургути - политический и церковный деятель и один из самых богатых людей в БиГ (его состояние оценивалось в 2 - 2,5 миллиарда долларов). Он очень дружил с Хасаном Ченгичем.

Были еще десятки подобных структур - "Глобал релиф", "Международный благотворительный фонд", "Сираф", "Иститкамет" и прочие. Их то запрещали, то они снова появлялись на том же самом месте, но под другими названиями. Все делалось под видом помощи сиротам и обездоленным и выглядело весьма невинно. На самом деле, в Сараево и в Боснии в целом не только царствовала организованная преступность и международный терроризм, но и создавалась база для продвижения исламизма по региону.

Босния, Косово, Македония давно входили в зону интересов Усамы бен Ладена и его людей. Так, в 2003 году координатор по Балканам Омар Авлади побывал в Боснии. Американцы его не ловили, а просто усилили меры безопасности. Особое внимание уделили охране собственных баз, правительственных учреждений и различных международных организаций. Тогда все обошлось. Омар Авлади посетил своих подчиненных, дал им указания и денег.

После этого прогремели взрывы в Мадриде (весной 2004 года) и в Лондоне (в июле 2005 года). Так что Сараево и мусульманская Босния с нелегальными боевиками за 10 лет американского присутствия превратились в пятую колонну бен Ладена в Европе. Базы террористов располагались под вывеской детского интерната (местечко Острожац). Были и сезонные лагеря в Челибичах, Лисичичах и других местах БиГ.

Сараевская верхушка. Клан Алии Изетбеговича

Сараевская верхушка - Алия Изетбегович (Izetbegovic), Хасан Ченчич и экс-премьер Харис Силайджич сумели лично "освоить" 900 миллионов из 1,8 миллиарда долларов, которые США и арабский мир выделили в середине 90-х годов на обновление разрушенной страны. Все 900 миллионов осели на специальных и секретных счетах этой мусульманской троицы. И сегодня Сараево имеет секретные счета, куда перечисляются миллионы долларов и евро из мусульманских стран. Все операции прикрываются "гуманитарными фондами".

Подробнее расскажу об одном из этой троицы - Алие Изетбеговиче (1925 - октябрь 2003). В 1946 году он впервые попал на три года в тюрьму за свою деятельность во время Второй мировой войны. В 1983 году оказался в тюрьме за контрреволюционную деятельность во второй раз. Сначала суд приговорил его к строгому заключению на 14 лет, но затем снизил срок до девяти. В ноябре 1988 года он освобождён по амнистии. В 1989 году Изетбегович создаёт Партию демократических действий. В 1991 году он становится президентом, а в апреле 1992 года начинает гражданскую войну первоначально с сербами и хорватами, а после марта 1994 г. - только с сербами.

Изетбегович из демократа постепенно превращается в фундаменталиста. Особо близким его другом был глава всех мусульман Боснии и Герцеговины эфенди Мустафа Церич (Mustafa Ceric), которого всегда отличало непримиримое отношение к другим религиям. Алия Изетбегович, строго придерживающийся канонов ислама, внимательно прислушивался к советам господина Церича. И тот, и другой откровенно признавались в убеждении, что все зло и ненависть в Боснии идут оттого, что ислам не понимают и не принимают в Европе.

Семья Алии Изетбеговича

У Изетбеговича две дочери, Лейла и Сабина, сын Бакир. Лейла - математик, Сабина - специалист по иностранным языкам, сын - архитектор.

Еще при жизни Алия Изетбегович сумел пристроить к "золотой государственной жиле" не только своих дружков по камере, но практически всех родственников: и близких, и дальних. Сын Бакир (Bakir Izetbegovic) в годы блокады прорыл под сараевским аэродромом тоннель. По нему за большие деньги выводили из осажденного Сараево людей и ввозили "военный дефицит" из Хорватии и Словении: сигареты, алкоголь, морские деликатесы и так далее. Люди страдали от голода, а в ресторанах, где отдыхала местная политическая и мафиозная элита, подавали дорогие европейские вина, свежую адриатическую рыбу и прочий "мирный рацион". На тоннеле Бакир сделал несколько миллионов долларов. Американцы не раз укоряли Изетбеговича за неуемные аппетиты сынка. Но Бакир оставался поблизости то от власти, то от бизнеса, в общем около папочки и огромных денег.

Племянник Эмин Шкопляк (Emin Skopljak) занимал всю войну высокий пост в боснийской разведке, а затем занялся бизнесом. На почту, телеграф и телефон Изетбегович "посадил" мужа своей старшей дочери Лейлы Ясминко Акшамию (Jasmiko Aksamija). Сама Лейла всю войну провела в Турции. Младшая и любимая дочка Сабина была при батюшке и преданно работала у него переводчицей. Сам президент БиГ ни одного из европейских языков не знал. Не забывал господин Изетбегович и остальных своих племяшей и внуков. Большая часть эти дальних родственников работала в его аппарате. Один из них - Бакир Садович (Bakir Sadovic) (внук сестры президента) был офицером-порученцем и отвечал за связь с армией. Ему Алия Изетбегович доверял самые секретные задания.

Особо следует выделить пресс-секретаря Изетбеговича Мирзу Хайрича (Mirza Hajric). Этот человек участвовал во всех международных переговорах Изетбеговича и курировал связи с исламскими организациями. Говорят, что он организовывал вместе с Хасаном Ченгичем приезд Усамы бен Ладена в Сараево в 1993 году. Оба присутствовали на личной встрече Усамы бен Ладена с Алией Изетбеговичем. Я хорошо знаю Мирзу по работе в Сараево. Он давал добро на несколько моих интервью с Изетбеговичем (c 1992 по 2001). Последний раз я встретил Мирзу Хайрича в Сараево в 2002 году. Тогдаонбылгенеральнымдиректоромфирмы Foreign Investment Promotion Agency of Bosnia and Hercegovina.

Среди больших друзей Алии Изетбеговича был господин Хасан Муратович (Hasan Muratovic). Говорят, что он защищал за большие деньги докторскую диссертацию в Любляне, а не в Сараево. Однако маркетинговая фирма только была зарегистрирована под его именем, дела в ней прокручивал сын Муратовича. В молодости Хасан Муратович был секретарем комитета комсомола в одном из пригородов Сараево. За время премьерства сумел нелегально заработать около 200 миллионов долларов на разных гуманитарных акциях и разрешениях на провоз наркотиков через Игман и тоннель под аэродромом "Бутмир".

Муратович был членом парламента и главой делегации БиГ в ПАСЕ (Страсбург). Это давало ему прекрасные возможности для контактов с албанцами, прежде всего с нынешним премьером Албании Сали Беришей. Я лично наблюдал за их дружескими разговорами в кулуарах Парламентской ассамблеи Совета Европы весной 2004 года

За многие годы работы на Балканах мне пришлось несколько раз побывать в долгих и тяжёлых командировках в Боснии и Герцеговине. Я встречался с большинством лидеров мусульманской Боснии, брал интервью у Алии Изетбеговича, Хариса Силайджича, Хасана Ченгича, Хасана Муратовича, Ивана Дивляка и других.

В начале и середине 90-х годов именно эти люди были на политическом Олимпе и отвечали за происходящее в регионе. Многие факты из моих материалов того периода я решил обнародовать впервые. Это то, о чем долгое время официальный Сараево старался не говорить. События тех лет и люди, с которыми я беседовал, оказали огромное вляние на нынешнее положение дел в Боснии и Герцеговине.

Мусульманский экстремизм в Боснии и Герцеговине

Основным стратегом и куратором связей с Тегераном был министр обороны БиГ Хасан Ченгич (Hasan Cengic), друг и доверенное лицо первого президента БиГ Алии Изетбеговича (умер в октябре 2003). Хасан Ченгич сидел вместе с Изетбеговичем в тюрьме в городе Фоче до 1988 года.

Изетбегович поручил Ченгичу поставку оружия для мусульманской армии. Хасан Ченчич, кстати, бывший имам загребской мечети, выполнял задание шефа очень аккуратно и спокойно, не привлекая к себе особого внимания. С начала и до окончания войны (март 1992 - декабрь 1995 года) оружие регулярно поступало в Сараево из Ирана через Анкару. Главным посредником был суданский дипломат Эльфатим Али Хассаини (Elfatih Hassanein) и фирма "TWRA" (Third World Relief Agency).

Все операции с оружием для Сараево и специальной 7-й мусульманской бригады, в которой в основном были только добровольцы - наемники из Афганистана, Ирана, Алжира и других стран - проводились с одобрения США и спецслужб Запада. Финансы контролировал Усама бен Ладен, Хасан Ченгич и фирма ТWRA. В БиГ действовала террористическая организация "Вооруженное исламское движение" (АИМ), имевшая сеть разведывательных и террористических резидентур на Балканах.

В городе Фойница (Fojnica) вся власть принадлежала "Ханджар дивизии", которая открыто хвалилась нацистскими традициями дивизии, созданной в БиГ еще в 1943 году. Новую "Ханджар дивизию" прямо поддерживал Харис Силайджич (Haris Silajdjic) - тогда министр иностранных дел и премьер-министр. Дивизия состояла из 6 тысяч человек - в основном албанцы из Косово, Санджака и Албании. Обучали солдат моджахеды из Афганистана и Пакистана, воспитывавшие из них хладнокровных убийц.

Кроме того, существовал специальный отряд "Дельта" (200 человек) - тоже только албанцы. 7-я мусульманская дивизия состояла в основном из бандитов, которые проводили этнические чистки среди сербов. В конце 1993-94 гг. мусульманская армия насчитывала 200 тысяч солдат и офицеров. Боснийские войска к 1994-му году при поддержке США и мусульманских стран имели два разведывательных самолета, 85 танков, 3200 тяжелых артиллерийских орудий разного калибра.

В 1993 году Сараево приобрело шесть транспортных вертолетов российского производства МИ-8С и противовоздушную ракету СА-16 "Игла". Кроме того, мусульмане сами производили оружие: в Зенице (Zenica) изготавливали 105-мм пушки, в городе Ябланица (Jablanica) делали боеприпасы для ручных пулеметов, а в городе Витезе (Vitez) - взрывчатые вещества.

После окончания гражданской войны в Боснии и Герцеговине (декабрь 1995 года) Вашингтон выделил на создание новой армии Федерации Боснии и Герцеговины 500 миллионов долларов. Из них только на технику из старых арсеналов Пентагона - 140 миллионов.

С приходом НАТО и Пентагона в Боснию Изетбегович дал слово, что навсегда прервет военное сотрудничество с Тегераном. Только после этого Билл Клинтон дал команду выделить 500 миллионов долларов для армии Изетбеговича. Программу в Вашингтоне назвали "Обучай и вооружай". Первую партию оружия поставили в августе 1996 г. - танки, БТРы, вертолеты, 46.000 автоматов М-16 .

С американской стороны программу курировал представитель ЦРУ Джеймс Пардью (James Purdy). В это же время Сараево нелегально получил 40 единиц 155-ти миллиметровых пушек из Турции и Малайзии. Все это оружие оказалось в городе Зеница, где и создали основной лагерь по подготовке мусульманских солдат, а нелегально и террористов). Курсанты – мусульмане, инструкторы были американские, в том числе и отставные из ЦРУ и военной разведки.

Первоначальное обучение проводили в самых современных компьютерных классах, затем на свежем воздухе. Военной техники достаточно: у мусульман - 181 танк, 150 БТР-ов, 674 артиллеристских орудия. В программе "Обучай и вооружай" принимали участие Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Малайзия и Бруней.

«Белые дьяволы» и Босния как плацдарм для реализации плана «Европа 3000»

В середине августа 2003 года радикальные исламские лидеры пришли к выводу, что создание террористической инфраструктуры на Балканах является ключевым фактором для переноса противостояния и войны террористов в Европу, Россию, Израиль и чуть позже и в США. Главным ответственным за создание этой базы и структуры был назначен Sahid Emir Musa Ajzi - ветеран войны из Афганистана, тесно связанный с талибами и "Аль-Каидой". Звания официального у него нет. Опытный боевик, отвечает за рекрутов с "белой европейской внешностью".

Балканы (Босния, Албания, Косово, Македония, южная часть Сербии, Черногория) в перспективе должны стать единым исламским государством. Это первая фаза завоевания Европы по плану "Европа 3000". Согласно этой главной идее исламистов Европа должна стать страной мусульман (от Урала до Великобритании). Схема проведения плана поэтапная и основана на тактике "насилия и ненависти". На окраинах большинства крупнейших европейских городов, включая и российские, будут создаваться огромные мусульманские анклавы. Главная цель - в недалеком будущем соединение этих анклавов в единый мусульманский центр.

Вторая часть этого плана - "Кавказ -2000". НАТО будет расширяться на Восток и возьмет под свой контроль Каспийское море, которое будет передано под полное военное и политическое влияние Турции. Вашингтон вместе с Анкарой возьмет под свою опеку весь исламский мир и будет держать его под неусыпным контролем. То есть практически контролировать большую часть мировых запасов нефти и пути ее транспортировки в Европу и за океан. Будет создаваться "зеленый пояс" около РФ и Китая, а связь с Европой и "зеленые диагонали" будет проводить Турция, которую американцы сделают главной военной силой в регионе.

В это же время было принято решение заняться рекрутированием и подготовкой террористов со славянской внешностью из боснийцев и албанцев. Эти боевики, внешне похожие на обычных европейцев, могут без особых проблем перемещаться по всему миру, не вызывая подозрений у полиции и спецслужб. Они также могут свободно проникать на Северный Кавказ. Их называют "белыми дьяволами". Они прекрасно обучены и готовы к джихаду по всей Европе и в России.

Но пока этих "спецов со славянскими лицами" держат в резерве. Они ждут своего часа, чтобы выполнить волю Аллаха. Все они самоубийцы и готовы к мученической смерти ради свободы и Корана. Ядро новых кадров состоит из боснийских мусульман, а также из новобранцев из Чечни и Кавказа. Подготовка этих террористов проходит и на "безопасной территории" - "албанская земля" (Албания, Косово и часть Македонии.) Прикрытием является "Албанская национальная армия" (бывшая Освободительная армия Косово).

В Боснии по сей день в "закрытом режиме" действуют формально запрещённые гуманитарные организации, которые находятся в чёрном списке террористических групп в США. Это "Идеальное боснийское будущее" (Idealna buducnost Bosne), "Фонд Аль-Харамаин" (Al-Haramain), "Фонд милосердия Ан-Насхаб Аль-Акса" (Fond An Nashab Al-Aksa), "Джемиат аль фуркан" (Jemiat al- furkan) и "Таибах аль фуркан" (Taibah al- furkan). Местные спецслужбы закрывают на это глаза. И множатся различные "гуманитарные организации" на исламские деньги. На их счета поступают ежегодно сотни миллионов долларов. Их вполне хватает и на зарплату, и на вербовку сторонников, и на создание центров - религиозных и военных. Помимо этого средства идут на операции по торговле наркотиками, закупки оружия для горячих точек. В Центральной Боснии осталось до 2 тысяч исламских боевиков. В подполье действует сеть лагерей, в которых мусульманская молодежь проходит религиозную, стрелковую и диверсионную подготовку на трехмесячных курсах.

Подготовленных террористов переправляют за кордон через туристические фирмы и "гуманитарные организации". Исламские экстремисты, прошедшие подготовку в БиГ, оседают на Кавказе, Афганистане, легализуются в Европе и США.

Тайные счета Сараево и террористы с боснийскими паспортами

Одним из основных сборщиков денег в пользу боснийских лидеров долгое время был суданский гражданин Эльфатим Али Хассаини, директор фирмы TWRA (Third World Relief Agency), работавшей в Вене с 1987 по 1995 год. Он также участвовал в организации посещения Сараево Усамой бен Ладеном в 1993 году. За эти заслуги Изетбегович наградил г-на Хассаини высшим боснийским орденом. Через свои счета Хассаини пропустил 400 миллионов долларов для Изетбеговича из исламских стран.

Еще одну фирму в Вене возглавлял портной из Загреба Салим Шабич. Двадцать лет он был связан с богатыми мусульманами и даже собирал деньги на строительство мечети в Загребе.

Мухамед Чатич - загребский бизнесмен, долгие годы живущий в Эмиратах. Именно оттуда он ведет сбор средств из Бахрейна, Катара, Омана, Кувейта, Ирана.

Кроме них в команду сборщиков податей входили Ирфан Левакович и Салих эффенди Чолакович. Есть еще одна статья доходов - беженцы и мусульманская (боснийская) диаспора. Их вынуждают переводить деньги в Сараево ежегодно. По некоторым данным, этот источник ежегодно приносил мусульманским политическим и духовным лидерам в Сараево до 2 миллиардов долларов.

По разным оценкам, в БиГ с 1992 по 1995 год побывало около 80 тысяч добровольцев из мусульманских стран (Алжир, Афганистан, Тунис, Пакистан, Египет, Иран, Судан, Чечня). Моджахеды из числа наемников лично участвовали в уничтожении 72 тысяч сербов. Даже местных мусульман вначале ужасали изощренные пытки, массовые изнасилования, корзины отрезанных голов и концлагеря, где их наемные единоверцы мучили и убивали сербов.

По данным из проверенных источников (официальные лица миссии ООН и ОБСЕ в Сараево, представители спецслужб Сербии), по сей день в БиГ находится несколько тысяч моджахедов.Часть из них легализовались, женившись на местных девушках. Другие получили в подарок от сараевских властей гражданство. Теперь все они - законные граждане Боснии. Все это происходило под личным контролем и при поддержке бывшего министра МВД, а ныне крупного бизнесмена Бакира Алиспахича. Его по сей день называют человеком с темным прошлым. До войны он занимался спекуляцией наркотиками и золотом.

Интересно, что до 1991 года вся служба безопасности Боснии состояла из 800 человек, сейчас 2800 человек. Все они обучены к проведению любых акций, в том числе и террористических.

Теперь “лояльные граждане”, а совсем недавно террористы со всего мусульманского света, базируются в центральной Боснии и проживают группами в небольших горных селениях. В начале войны они привезли в БиГ 30-40 видов мин совершенно неизвестного происхождения. Эти люди в любой момент могут начать заниматься диверсиями и расставлять новые мины в самых неожиданных местах, а заодно поставлять оружие в любую часть Западной Европы.

В конце 90-х годов инструктором боснийских муджахетдинов был американец Кевин Рафаэль Хольт из Вашингтона. Он прошел хорошую боевую подготовку в Афганистане и курсы повышения диверсионной квалификации в Пакистане. Несколько раз его видели и в Ливане.

Некоторые базы для подготовки террористов опекали и контролировали иранские дипломаты под прикрытием различных гуманитарных организаций. Они обучали курсантов не только диверсионным навыкам, но и учили их изготавливать подарки в виде игрушек и мороженого, которые потом оказывались смертельными минами. Один из таких "гуманитарных университетов" для террористов находился всего в восьмидесяти километрах от Сараево в местечке Бакотичи. Там проживало 200 до зубов вооруженных добровольцев. И почти каждый доброволец из Бакотичей имел прекрасные связи с командованием сараевской армии.

Алжирские боевики в Боснии убивали, чтобы попасть в рай

Несколько лет во главе алжирской организации GIA стоял 37-летний Абу Джамил, который в течение долгого времени находился в Боснии. По его мнению, там по-настоящему дружеское отношение к моджахедам, и для них созданы все условия, лучше, чем в Марокко. В Боснии он набрался боевого и террористического опыта. Именно эти заслуги за границей и благоприятные отклики со стороны его фронтовых коллег позволили ему занять столь высокий пост.

Алжирские экстремисты, набирающие в свои ряды рекрутов из романских племен, давно подготовлены к терактам в Европе. Босния превратилась в хороший полигон для новых бойцов за дело ислама. Лагеря моджахедов в районе Тузлы, Орашца пока законсервировали. Правда, в Орашце лагерь по подготовке новых бойцов за правое дело исламизма нелегально продолжает ковать кадры. Теперь это делается с особой тщательностью и под страшным секретом.

Один из террористов, работающий, естественно, под чужим именем в Боснии, заявлял: "Мы ищем способы смерти, чтобы достойно встретиться с Аллахом в раю. Чем больше жизней мы унесем с собою, тем больше прощения мы получим на небесах". Террорист был уверен, что у американцев, которые с 1995 года держали Боснию под строгим "контролем", не было возможности обнаружить его спецотряд, скрывавшийся в горах Боснии. "Скоро весь мир узнает о нашей группе, носящей имя "Боснийско-исламский джихад", - заявил фанатик.

Мировая исламистская сеть крепко обосновалась в Европе именно в годы войны в БиГ. 10 тысяч моджахедов и иранских "стражей революции" при поддержке ЦРУ сделали Боснию своеобразным трамплином для исламских террористических групп в самом центре Старого света. А затем расширили свое влияние и начали активно действовать в Албании, Косово, Македонии, на юге Сербии.

Боснийский военный полигон, на котором проходили военную стажировку многие боевики, стал основой канала переброски и подготовки террористов. Те, кто прошел войну в БиГ, могли без особых проблем участвовать во всех региональных конфликтах.

Кстати, я уже упоминал, что часть "боснийских ветеранов" легально стали гражданами БиГ и совершенно спокойно передвигаются с паспортами Боснии и Герцеговины по всему миру. Среди них и 75 египетских террористов, разыскиваемых многими спецслужбами мира за многочисленные теракты.

Во время войны было создано несколько специальных боевых единиц, которые входили в "Ханджар дивизию". В ней было 6 тысяч элитных спецназовцев и около 4 тысяч человек, отвечающих за логистику. Всем руководили специалисты бен Ладена, а также ветераны из Афганистана, Пакистана.

После завершения боевых действий в Боснии "исламские псы войны" переместились в спецлагеря в Албании, затем участвовали в вооруженных конфликтах в Косово и Македонии. Сейчас часть их обосновалась в Санджаке (регион на юге Сербии, где проживают сербские мусульмане).

Моджахеды на Балканах, или Босния - страна радикального ислама

Участие моджахедов в войне на территории Боснии и Герцеговины (БиГ) – факт известный. В 1992 году там формировалось подразделение моджахедов в селе Ябланица около Тешаня. На слуху имена шейха Абу Абдул Азизе по прозвищу Барбаросса и командира отряда Эль-Муджахиддин, Абу Маалае, которого американцы прозвали Молодой Осама. Их появление на боснийском фронте изменило характер войны: в войне в БиГ укоренился радикальный ислам с идеологией джихада.

Они стали элитной ударной единицей, совершавшей то, что другие боснийцы не могли сделать. Уже в сентябре 1992 г. они учили боснийских мусульман воевать: одной из первых операций было убийство трёх безоружных сербов. Их головы выставили в городе Тешань на всеобщее обозрение. Отряд "Эль-Муджахеддин", сформированный 13 августа 1993 г. по приказу начальника Главного штабв Армии БиГ Расима Делича, в своих рядах насчитывал много иностранных добровольцев, близких к террористическим организациям ("GIA" Алжир, "Gama Isllamia"…) и много важных представителей нынешней глобальной террористической сети Аль-Каиды (Шейх Халид Мухаммед, Абекадир Мокхтари – Абу Маали, Ахмед Зухаир – Хандала, Шейх Абдель Азиз – Барбаросса, Абдель Рахман – Анвер эль Схабан, Имад Аль Мисри – Абу Хамза, Лионель Демон и др). Иностранные добровольцы являлись частью Армии БиГ.

Моджахеды отличались особой жестокостью: они осуществляли чистку территории от сербов и хорватов, убивали свою жертву не пулей, а ножом, медленно, при этом обязательно отрезали голову. Они наводили страх на население тем, что сажали людей на кол, зажаривали на вертеле. Они совершали террористические и диверсионные акции, участвовали в обучении военных кадров, активно занимались поставкой оружия в БиГ.

Отряд "Эль-Муджахеддин" формально был распущен в начале 1996-го, но домой вернулись лишь некоторые. Многие ветераны этого отряда получили боснийское гражданство и компактно поселились в ряде районов Боснии и Герцеговины. Местные жители поговаривали, что они создают своё мини-исламское государство в горах Озрена в некогда сербском селе Бочиня. В этом селе в старых сербских домах после войны разместились 1500 моджахедов, из них 150 были иностранцами. Это, главным образом, арабы, женившиеся на боснийках.

Бочиня очень скоро стала походить на настоящую колонию "Аль Каиды" в БиГ. Они жили по своим законам, не признавали сараевскую власть и местные обычаи. А когда в 2001 году в село вернулись 114 сербских семей, моджахеды начали вести против них жестокую борьбу, предлагая перейти в ислам.

Недалеко от Травника та же участь постигла хорватское село Гуча-Гора. Моджахеды там завели свои порядки: молитва пять раз в день, паранджа для женщин, запрет алкоголя и любого контакта с неверными. Последователи "чистого ислама", салафиты, облюбовали село Горня-Маоча. Там их содружество функционирует как армейское подразделение, на территорию которого не может пройти обычный человек. Там процветают шариатские средневековые законы, строгий военный порядок и изолированность от остального общества. В 2012 году в Сараеве прошла конференция ваххабитов, на которой звучали требования строительства в БиГ шариатского государства.

В Центральной Боснии моджахеды часто нападали на местных жителей из-за их "немусульманского" поведения. По мнению специалистов, волна терактов в БиГ – это их рук дело. С 1995 до конца 1997 года совершено более 100 террористических актов на территории Федерации БиГ, большинство которых было направлено против хорватов, а также сербов, возвращавшихся в свои дома.

Около 100 ветеранов исламистских специальных подразделений в конце 1995 года переправились в Чечню и воевали там. В 1997 и 1998 годах активная помощь оружием оказывалась албанцам Косова. Уроженец Сирии Абу Хамза, один из тех четырех тысяч моджахедов-иностранцев, прибывших в 90-е гг. со всего света сражаться за своих боснийских братьев, говорил в 2006 году: "Мы должны остаться, чтобы организовать сопротивление в следующем году, когда встанет вопрос об отделении Косова". Особое уважение у него вызывали боснийцы, которые воевали в Чечне: "Это было нелегко, им пришлось платить огромные деньги только за то, чтобы добраться до Кавказа и сражаться плечом к плечу с чеченскими братьями".

Пополнение рядов моджахедов в БиГ продолжилось и после 1995 года. Молодых людей рекрутируют в мечетях, но бывают случаи, когда их забирают из мусульманских семей насильно. Уже в нулевые годы под Бихачем в специальном международном лагере готовились моджахеды для терактов по всему миру. Известна экстремистская организация "Активная исламская молодёжь (АИМ)" (основана в Зенице в 1995-м), выступающая за радикальный ислам и вооружённую борьбу. Финансировала организацию Саудовская Аравия. Главный лозунг – "Джихад".

За несколько лет АИМ увеличилась на несколько тысяч человек и имела свои отделения в Травнике, Бугойно, Завидовичах, Високо и Сараеве. Возглавлявший АИМ с 1997 года Аднан Пезо был убеждён, что в БиГ у исламистов нет совместной жизни с католиками, православными и мусульманами-атеистами. В конце 2000-го АИМ переместилась в Сараево, а Пезо заменил Алмин Фочо.

В 2009 г. реис Мустафа Церич, религиозный лидер мусульман БиГ, назвал ваххабитов "хранителями бошняцкой чести". В одном официальном органе Исламского сообщества Боснии и Герцеговины было разъяснение ваххабизма: "Его религиозный, социальный и политический принцип сводится к лозунгу: или станешь ваххабитом, или мы тебя убьём, отнимем твоё имущество, а родных обратим в рабство".

Преподаватель стратегии в Американском морском колледже Джон Р. Шиндлер отмечает, что БиГ, тонущая в криминале, коррупции и политико-экономических проблемах, является мощной базой радикального ислама. По оценкам издания "Фокус", выходящего в Баня Луке (РС), на данный момент в БиГ насчитывается от 200 до 400 тысяч сторонников ваххабизма. Как утверждает эксперт по ваххабизму и терроризму Джевад Галияшевич, ваххабиты спокойно тренируются и обучаются в физкультурных залах школ на территории общин Завидовичи, Пофаличи, Железно-Поле, Шеричи, в мечети в Маглае, сараевской мечети короля Фахда. Их обучение включает такие предметы, как идеология ваххабизма, приёмы борьбы, владение современным оружием.

После вступления в силу Дейтонского соглашения многие моджахеды заключили договор с американской частной военной фирмой MPRI (Military Professionals Resources Inc). "Специалисты MPRI участвовали в подготовке сепаратистов ОАК. Её следы можно встретить везде, где тлеют конфликты – от Македонии и Косова до Грузии…". Связанные с "Аль-Каидой" группировки из Косова и Боснии и Герцеговины в наши дни снабжают оружием сирийских боевиков, среди которых есть албанцы и боснийцы.

По некоторым данным, в Сирию с Балкан с середины 2012 года уже переправились около 300 моджахедов из БиГ, Албании, Македонии и Сербии (Санджака). Среди них есть и первые погибшие. В Косове в специальных лагерях бывшей Освободительной армии Косова (ОАК) обучаются сирийские боевики, а также представители "Аль Каиды" из других стран. Сирийская оппозиция не скрывает, что хочет научиться у ОАК "методам организации вооружённого сопротивления против режима Башара Асада".

После событий 11 сентября 2001 года и начала антитеррористической кампании многие моджахеды в БиГ были лишены боснийского гражданства и были вынуждены уехать из страны. Против некоторых были возбуждены уголовные дела, если раскрывалась их деятельность по подготовке терактов. В 2002 году кантональный суд в Сараеве выдал Вашингтону шестерых участников т. н. Алжирской группы, обвинявшихся в подготовке нападения на посольство США.

В селе Горня-Маоча в 2010 году была проведена полицейская операция "Свет" по ликвидации ваххабитской общины. Но само явление ваххабизма в стране не исчезло. Сараево не спешит призывать ваххабитов к порядку. После нескольких полицейских акций на свободе осталась верхушка движения, общее число которого скоро перешагнёт рубеж в 10% населения.

Ваххабизм уже утвердился в БиГ как узнаваемое религиозное, культурное и социальное явление, принимаемое частью мусульманского населения Боснии. Босния становится единственной европейской страной, где радикальный ислам укореняется, расширяется и сливается с властью на значительной территории Федерации.

Елена Гуськова


 


get('twitter')) == 1) { ?>