Начало пандемии в конце зимы этого года совсем не снизила экстремистской активности международных террористических организаций (МТО) в зонах боевых конфликтов в Афганистане и в Сирии. Боевые действия бандформирований, в которых воюют выходцы из ЦА против сирийских правительственных войск, других МТО не только приводит к их уничтожению, но несет горе их женам, уехавших за своими мужьями и оказавшихся вдалеке от родины.

Трагические истории, сломанные судьбы женщин, несчастные, ни в чем не повинные дети – это плата за авантюры мужей, решивших отдать свои жизни далеко на чужбине за так и не понятые их родными идеалы. Мужчины были уничтожены, а это, как оказывается не самый плохой финал для желающих участвовать в джихаде. Гораздо хуже оказаться плененными, отбывающими наказание за совершённые преступления в зинданах, в совершенно нечеловеческих условиях.

Но это их судьбы и мужчины вольны распоряжаться своими жизнями по собственному усмотрению, но вот жены и дети…

В мае прошлого года Президент Узбекистана инициировал гуманитарную операцию, получившую название «Мехр» («Добро»), в рамках которой на родину из зоны боевых конфликтов с Ближнего Востока вернули 235 женщин и детей, оказавшихся по тем или иным причинам в Сирии или Ираке.

Ш.М.Мирзиёев принял гуманное решение спасти беззащитных граждан своей страны, оказавшихся на чужбине. Аналогичные решения были приняты ещё в Казахстане и Таджикистане.

А вот правительства других стран оказались гораздо менее человеколюбивыми. На фоне не стихающей риторики «о возвращенцах» из зон боевых действий, оказанию им всемерной помощи, дальше разговоров у политиков дело так и не пошло. Возможно, что на Западе просто ждут неоценимый опыт по реабилитации и реинтеграции «возвращенцев», приобретаемый тремя странами ЦА?   

Кстати, и в Узбекистане простые граждане неоднозначно оценивали возвращение женщин и детей из Сирии.

Мнения о «возвращенцах» оценивались по комментариям в социальных сетях, которые сильно отличались друг от друга.

Наверное простых граждан страны можно понять.

Но узбекское правительство начало активно действовать. В специальную государственную программу по реабилитации и реинтеграции «возвращенцев» к нормальной жизни, кроме министерств, ведомств, местных органов власти, банков были широко вовлечены институты гражданского общества. О том, как помогают решать «возвращенцам» возникающие программы нам рассказывала Олия Ильмурадова — директор Международного социально-просветительского центра «Барқарор Ҳаёт», вовлеченная в этот проект. 

Много, очень много сделано для женщин и детей, вернувшихся на родину. Про возвратившихся из ада продолжают писать журналисты, рассказывая о том, как сегодня живется женщинам и детям, вернувшимся домой.

Разные судьбы и встроится им в нормальную, мирную жизнь не у всех получается одинаково. Но это не удивительно, ведь женщины тоже разные, поэтому все на так просто и однозначно.

Нужно помнить, что некоторые из женщин выполняли свой долг перед мужьями и уезжали за своими любимыми, принимая обязательство главы семьи к выезду в зоны боевых конфликтов.

А уже там, испытав первый жесткий удар судьбы -потерю мужа, старались сохранить жизни своим маленьким детям всеми возможными способами, например, вторично выйти замуж.

Относительную безопасность на территориях, контролируемых, так называемыми «шариатскими» судами, чувствовать себя безопасно могут только замужние женщины. Стоит ли удивляться несчастным женщинам, имеющих несколько детей от мужей, уничтоженных один за другим?

Как не выразить сострадание женщинам, которые отправились на поиски своих сыновей, поддавшихся на посулы вербовщиков и оказавшихся в рядах МТО? Уехали на поиски, но сами оказались заложницами ситуации в сирийских Идлибе или Аллепо.

Но, все-таки не все вернувшиеся искренни в своих высказываниях о родине, которая их сегодня приютила, спасая от уничтожения.

Есть среди женщин и такие, кто не отказались от крайних радикальных взглядов, идей экстремизма и терроризма. Имитируя раскаяние, сожаление о жизни в «халифате», даже не понимают, насколько у них это плохо получается. Возможно, что их даже кто-то и оправдывает – ведь потеряли своих мужей, или сыновей, или родственников в боях с кяфирами.

В разговорах с некоторыми из них проскальзывает ненависть к светской власти в Узбекистане, якобы преследующей истинных мусульман. В этом они видят причину «бегства» своих мужей в Сирию. 

При этом не хотят признаться себе в том, что мужья были обмануты вербовщиками международных террористических организаций, умело использующих уязвимости, с которыми сталкиваются простые люди, обвиняя в этом действующий в стране режим.

А теперь исполнительная власть этого режима, институты гражданского общества решают задачи по реабилитации и интеграции возвращенцев в обычную жизнь.  

Решение о возвращении своих граждан из Сирии, принятое Ш.М.Мирзиёевым, совсем не простое. Опыта реабилитации и реинтеграции в нормальную жизнь граждан, вернувшихся из зон боевых действий сегодня не существует. Рекомендации о том, как реализовать такие программы, выдаваемые международными экспертами, далеко не однозначны – реального опыта у самих европейцев или американцев в таких проектах нет никакого.

Но чем больше в стране успеха в таких сложных процессах, тем больше становится понятным правильность принятого решения. Нельзя допустить вливания подросших детей, погибших боевиков, граждан Узбекистана, в бандформирования, воюющие на Ближнем Востоке или Афганистане. Да и женщины должны жить на своей родине, рядом с родителями, родными и близкими.

Виктор Михайлов

06.11.2020

Источник: «Новости Узбекистана»


get('twitter')) == 1) { ?>