Ежегодно в октябре в окрестностях небольшого пакистанского города Райвинд в провинции Пенджаб (примерно 50 километров на юго-запад от Лахора) более миллиона мусульман — бородатых одинаково одетых мужчин — собираются вместе на трехдневные религиозные торжества. Похожие и почти столь же многолюдные собрания, именуемые иджтима (ijtima), проходят и в окрестностях столицы Бангладеш Дакки и индийского города Бхопал.

Участники сборищ не просто мусульманские паломники — они специально обученные миссионеры, посвятившие большую часть своей жизни распространению ислама во всех уголках мира, о чем они не устают повторять на своих сходках. Эти легионы проповедников позволяют легко представить себе самое крупное на земле движение религиозных пропагандистов, усилиями которых по крайней мере отчасти объясняется взрывной рост числа новообращенных в ислам и заметное повышение религиозного рвения в мусульманском мире.

Несмотря на большое число сторонников во всем мире и свою огромную значимость, «Таблиги Джамаат»[1] (ТДж) вне мусульманского сообщества оставалось незаметным практически ни для кого, кроме академических исследователей ислама. Причина заключается в том, что это общество тщательно скрывает свой истинный характер. Пользуясь современным жаргоном, это общество-«невидимка», изначально предназначенное действовать вне зоны видимости «радаров» средств массовой информации и правительственных структур. У «Таблиги Джамаат» отсутствует четкая организационная структура, его представители избегают всяческих контактов с прессой — так же, как и сами они ничего не публикуют ни о сфере своей деятельности, ни о членстве или финансах организации. Что еще более важно, общество «Таблиги Джамаат» не выказывает никакого интереса к участию в политике, избегает открытого ее обсуждения и добилось того, что оно не вызывает настороженности правительств и воспринимается как чисто пиетистское объединение. В результате практически с самого начала своего существования «Таблиги Джамаат» приобрело образ движения, стремящегося прежде всего к укреплению веры, самосознания и духовному развитию личности, не вмешивающегося в политику и сферу светских отношений[2]. Такая репутация подтверждалась приверженностью миссионеров аскетичному, предполагающему равенство сподвижников, стилю жизни, а также их нетерпимостью к таким социальным порокам, как алкоголизм и наркомания. Все это сформировало миролюбивый образ организации, полезной для общества; в итоге она практически нигде не вызывала неприятия и приветствовалась даже теми правительствами, которые обычно склонны настороженно относиться к социальным образованиям, не находящимся под их прямым контролем[3].

Скрытный характер объединения «Таблиги Джамаат» привел к тому, что почти все сведения о нем получены либо из кругов, разделяющих его цели, либо от исследователей и обозревателей, испытывающих серьезные сложности в доступе к надежной независимой информации. Такое положение дел объясняет, почему довольно скудная исследовательская литература отражает наиболее благоприятный для организации публичный образ, обычно описывая ее как «книжническую», «мирную», «умеренную». Это доминирующее отношение, возможно, в максимальной степени выражено в словах одного из наиболее авторитетных на Западе специалистов по исламу профессора Парижского института Национального центра научных исследований (CNRS) Оливье Руа (Olivier Roy). По его утверждению, «Таблиги Джамаат» — организация «совершенно аполитичная и законопослушная»[4].

Повседневная деятельность организации, к сожалению, существенно отличается от культивируемого образа, и именно на это следует обратить внимание, имея в виду войну с терроризмом. «Таблиги Джамаат», зародившееся как движение исламского возрождения, всегда вдохновлялось крайними трактовками суннитского направления ислама, а за последние два десятилетия эта склонность обострилась до такой степени, что оно стало движущей силой исламского радикализма и основным вербовщиком исполнителей экстремистских акций и террористических актов по всему миру. Повсеместно сподвижники ТДж проповедуют версию ислама, почти неотличимую от идеологии джихадистов ваххабитского/салафистского толка, исповедуемой всеми террористами. Действительно, для большинства молодых мусульман первым шагом на пути к радикализации их религиозного сознания становится присоединение к «Таблиги Джамаат». Так, по оценкам французских изданий ТДж, до 80 процентов исламских экстремистов вышли из рядов их организации, что, в свою очередь, дало французским спецслужбам основание именовать «Таблиги Джамаат» не иначе как «прихожей фундаментализма»[5].

Еще большее беспокойство на сегодняшний день вызывают многочисленные свидетельства того, что «Таблиги Джамаат» действует, прямо или косвенно, как вербовщик для террористических организаций. Если об этом обществе что-либо известно в Соединенных Штатах, так это только из-за того, что во всех получивших известность случаях, когда американские граждане вступали или пытались вступить в группы активистов джихада на территории страны, они оказывались связанными с миссионерами ТДж. Однако это всего лишь вершина айсберга. Еще в восьмидесятых годах прошлого столетия из одного только Алжира общество ТДж направляло на военную подготовку в Пакистан около 900 новобранцев ежегодно. Узбекские власти обвинили его в вербовке и переброске в тренировочные террористические лагеря четырехсот человек[6]. Численность лиц, вовлеченных в деятельность организации, в странах Запада не менее впечатляюща. По оценкам британских служб по борьбе с терроризмом, к 1998 году из этой страны для обучения по программе ведения джихада в Пакистан направилось до двух тысяч граждан. Секретные службы Франции сообщают, что от 80 до 100 французских подданных принимали непосредственное участие в боевых действиях на стороне «Аль-Каиды»[7]. Америка нисколько не отстает в деле поставки кадров для джихада. По словам начальника первого в составе ФБР подразделения по борьбе с исламским терроризмом Боба Блитцера (Bob Blitzer), только в 1990-х годах США покинули от 1 000 до 2 000 человек, вставших на путь джихада. По сведениям источников пакистанских спецслужб[8], с 1989 года четыреста американских граждан прошли подготовку в тренировочных лагерях на территории Пакистана или Афганистана. Везде используется практически одна и та же методика вербовки молодежи в джихад. После присоединения к ячейке «Таблиги Джамаат» в местной мечети или исламском центре и исполнения нескольких проповеднических миссий в своей округе наиболее активных из новичков приглашают на четырехмесячную дополнительную подготовку в центре ТДж в окрестностях Райвинда. По прибытии в Пакистан они встречаются с представителями террористических групп, сотрудничающих с ТДж, и получают предложение пройти военную тренировку. Большинство, очевидно, соглашаются.

Существуют свидетельства, что, несмотря на стремление распространять свой мирный образ, «Таблиги Джамаат» уже давно вовлечено в прямое спонсорство и оказание помощи открытым террористическим группировкам. Пакистанские и индийские обозреватели полагают, что это общество, в частности, играло ключевую роль в становлении и дальнейшей поддержке движения «Харкат-ульМоджахеддин» (Движение моджахеддинов), занесенного в Соединенных Штатах в список террористических организаций в 1997 году. Это движение было основано в Райвинде в 1980 году, и подавляющее большинство его членов одновременно состояли и в «Таблиги Джамаат». Как выразился один из его высокопоставленных представителей, «действуя вместе, эти две организации формируют по-настоящему интернациональную сеть истинных мусульман, ведущих джихад»[9]. Поэтому не случайно, что многие из примкнувших к ТДж новичков оказываются в итоге в тренировочных центрах «Харкат-уль-Моджахеддин». Существуют сведения о шести тысячах человек, прошедших обучение в лагерях для отправки в Афганистан в 1980 году; несколько сот иностранцев, как сообщалось, находились в них в 1995 году[10]. С самого начала «Харкат-уль-Моджахеддин» являлось участником созданного Усамой бен Ладеном антисемитского и антизападного движения[11]. Другой террористической группировкой, также вышедшей из «Таблиги Джамаат», является «Харкат-уль-Джихад-е-Ислами» (Движение исламского джихада). Сформированное после вторжения советских войск в Афганистан, позже оно перешло к организации актов насилия на территории штатов Джамму и Кашмир, растет ее активность и на остальной части Индии. В частности, в штате Гуджарат, где экстремисты «Таблиги Джамаат» взяли под свой контроль до 80 процентов мечетей, находившихся ранее в руках умеренных мусульман школы барелви[12]. «Таблиги Джамаат» также весьма активно в Северной Африке, где оно стало одной из четырех группировок, принявших участие в создании экстремистского Исламского фронта спасения.

Документально подтверждены множество случаев, когда лица, принадлежащие к ТДж, совершали террористические акты. Например, членам организации во Франции приписывается ответственность за проведение террористических акций в Париже и в Марракеше уже в 1994 году. В 1999 году группа сторонников «Таблиги Джамаат» была обвинена в организации серии взрывов в столице Узбекистана Ташкенте. Миссионеров этой организации выдворяли из Казахстана по обвинению в ведении экстремистской пропаганды и вербовке в свои ряды[13]. Есть свидетельства, что взрыв поезда с индуистскими активистами в индийском штате Гуджарат 27 февраля 2002 года был инспирирован одним из лидеров «Таблиги Джамаат» Мауланой Умарджи. Эта акция, в свою очередь, спровоцировала погромы со многими человеческими жертвами среди невинных мусульман со стороны индуистских радикалов[14]. Самым свежим примером является задержание по подозрению организации взрыва в Касабланке члена «Таблиги Джамаат» и лидера марокканской организации мусульманских террористов Юсефа Фикри.

Еще один вид деятельности «Таблиги Джамаат», плохо сочетающийся с образом «мирной и аполитичной» организации, — использование ее в качестве прикрытия для подготовки террористических акций. Известны многочисленные примеры того, как эта организация укрывала террористов, оказывала им разнообразную помощь в передвижении, пользуясь своей хорошей репутацией и отсутствием интереса к себе со стороны контртеррористических органов. Так, властям Марокко стало известно о хождении листовок, в которых руководство одной мусульманской террористической группировки на территории страны призывает своих членов вступать в легальные исламские общества вроде «Таблиги Джамаат», с тем чтобы, с одной стороны, раствориться в них, а с другой — иметь возможность влиять на их деятельность изнутри[15]. Филиппинское правительство обвинило организацию, число сторонников которой в стране достигает 11 тысяч, в том, что по ее каналам исламским террористам поступают деньги из Саудовской Аравии, а также в оказании содействия переброске боевиков-добровольцев из Пакистана[16].

Наконец, есть и примеры того, как по видимости аполитичные группы из состава «Таблиги Джамаат» не всегда оказывались способны устоять перед соблазном включиться в открытую политическую борьбу и даже агрессивно бороться за власть. В начале 1990-х годов видные члены ТДж с помощью премьер-министра Наваза Шарифа (его отец также один из видных членов и финансистов организации) поднялись на высшие ступени власти в Пакистане. Один из лидеров движения — Рафик Тарар стал президентом страны, а другой его видный член, генераллейтенант Джавед Назир, получил еще более влиятельную должность начальника Управления межведомственной разведки ISI. Поскольку занявшая в скором времени пост премьер-министра Беназир Бхутто питала заметно меньше симпатий к исламистам, сподвижники ТДж занялись планированием заговора по свержению ее правительства. Осенью 1995 года пакистанская армия объявила о проведении мероприятий по предотвращению предполагавшейся попытки государственного переворота со стороны нескольких десятков военных и гражданских лиц. Все они принадлежали к «Таблиги Джамаат», а в некоторых случаях и к «Харкат-уль-Моджахеддин». Заговорщики как будто планировали убийство Б. Бхутто и ряда старших военачальников, после чего предполагалось ввести исламское правление[17].

Все эти факты убедительно свидетельствуют, что практика движения «Таблиги Джамаат» находится в прямом противоречии с тем, как оно подает себя широкой общественности. Понять это можно и без дальнейших разъяснений, воспользовавшись исключительно здравым смыслом. «Миролюбивое и аполитичное», движение стало ключевым игроком в распространении исламского экстремизма по всему миру, оказывает идеологическую и материальную поддержку откровенно террористическим группировкам. Таким образом, оно представляет существенное препятствие в предпринятой Западом борьбе против терроризма — препятствие особенно опасное ввиду его скрытого характера. Для лучшего понимания явления необходимо кратко взглянуть на его истоки и идеологию.

Истоки и идеология

Движение «Таблиги Джамаат» было основано в 1927 году в местности Меват неподалеку от Дели выдающимся богословом деобандийского направления ислама Моуланой Мухаммадом Ильясом Кандехлеви (1885–1944). Тот факт, что он был одним из идеологов школы деобанди, имеет решающее значение для понимания исходной доктрины этой группировки и ее последующего развития. С самого начала философия ТДж отличалась свойственным деобанди радикализмом, а именно нетерпимостью к любым другим формам вероисповедания, включая шиитскую ветвь ислама и его синкретические толкования, толкованием любых форм прогресса как несовместимых с исламом, исключением женщин из общественной жизни, а также фанатичным прозелитизмом, основанным на убеждении, что ислам должен вытеснить все другие религии. И действительно, многими исследователями ислама «Таблиги Джамаат» по сегодняшний день воспринимается как преимущественно проповедническое общество деобандистов.

Побуждающим мотивом к формированию «Таблиги Джамаат» было стремление Ильяса вернуть под сень ислама номинальных мусульман Мевата, которых в начале XX века активно обращали в свою веру активисты индуизма. После периода попыток противостоять этому расширением сети медресе Ильяс пришел к методике оживления мусульманского сознания в массах путем проповедования религиозных идей не имеющими духовного сана странствующими миссионерами (таблигами). Объединяясь в группы (джамаат) численностью около десяти человек, они после простейшего обучения отправлялись с миссиями вести пропагандистскую работу продолжительностью от нескольких дней до нескольких месяцев по принципу «от двери к двери». Организуя этих довольно необразованных, но обладающих исключительным энтузиазмом мусульман, Ильяс давал им выдержки из Корана, подчеркивавшие приоритет практики (амал) и добродетели (фадаил) над глубоким пониманием основ веры (илм) и нюансов исламских законов (масаил). Этот подход показал высокую эффективность, и к моменту смерти Ильяса в 1944 году «Таблиги Джамаат» распространилось по всей Индии.

На смену Моулане Ильясу пришел его сын Моулан Мухаммад Юсуф (1917–1965), которому в роли лидера движения удалось существенно расширить деятельность и повысить влияние «Таблиги Джамаат»[18]. После раздела Индии это общество быстро укрепило свои позиции в новообразованной мусульманской стране Пакистан, и ее штабквартира постепенно переехала из Низамуддина в окрестностях Дели в Райвинд. Двумя наиболее существенными особенностями в деятельности организации под руководством Моуланы Мухаммада Юсуфа и сменившего его Инамула Хасана (1965–1995) стали превращение «Таблиги Джамаат» в международное движение, а также сосредоточение усилий на обращении в ислам немусульман. К концу 1960-х годов «Таблиги Джамаат», как сообщалось, действовало в большинстве стран Западной Европы и Северной Америки, во всей Азии и даже в странах, где практически не было мусульман — например, в Японии. Быстрое распространение деятельности движения в традиционно немусульманские регионы совпало в 1970-х с установлением в высшей степени взаимодополняющих отношений с ваххабитским течением (которое сами ваххабиты именуют салафизмом) в Саудовской Аравии и представителями деобандизма в Южной Азии, двумя наиболее воинственными направлениями радикального ислама.

Практическим результатом этого сотрудничества, продолжающегося до сегодняшнего дня, является широкая финансовая поддержка деятельности деобандийских организаций и «Таблиги Джамаат» за счет саудовских средств. Начало этому было положено в 1962 году после учреждения Всемирной мусульманской лиги; процесс получил дополнительное развитие после решения саудовских ваххабитов активизировать свою экспансию за рубежом в 1970-х. Несмотря на то что обычный образ действий «Таблиги Джамаат» требует, чтобы его миссионеры самостоятельно покрывали свои расходы во время проповеднических миссий, очевидно, что покрытие огромных транспортных расходов на обеспечение тысяч зарубежных поездок были не по карману рядовым членам ТДж, в большинстве своем бедным. Здесь интересно отметить, что ваххабиты, обычно крайне критичные и нетерпимые в отношении практически всех остальных мусульманских школ, не выражают почти никакого негативного отношения к «Таблиги Джамаат»; только иногда они сожалеют по поводу недостаточно глубокого знания ислама (в ваххабитском смысле) членами этого движения. Так, влиятельнейший ваххабитский лидер последних двух десятилетий Шейх Абд аль Азиз ибн Баз признал заслуги «Таблиги Джамаат» и рекомендовал своим «братьям» совместно участвовать в проповедническом движении с тем, чтобы «направлять и советовать». Дружественные связи «Таблиги Джамаат» с ваххабитами на самом деле были установлены давно, у истоков этого сотрудничества еще в 1930-х годах стоял один из лидеров ТДж Моулана Ихташмул Хасан, свояк Моуланы Ильяса.

Что касается идеологии, то в значительной степени представление о ней сформировано заверениями лидеров движения об аполитичности «Таблиги Джамаат». Это утверждение является в высшей степени обманчивым. Движение аполитично лишь в том смысле, что не придает большого значения и не преследует краткосрочных политических целей, как, например, мобилизация мусульманского сообщества для установления исламского правления в отдельно взятых странах (что характерно для других мусульманских организаций, таких как «Джамаат-е-Ислами» в Пакистане). На самом деле объясняется это тем, что «Таблиги Джамаат» не признает государства в качестве легитимного образования, с исламской точки зрения. Вместо этого оно имеет дело со всем сообществом мусульман — уммой, и здесь его амбиции носят весьма политизированный характер. Целью движения, по словам французского специалиста в данном вопросе Марка Габорио (Marc Gaborieau), является не что иное, как «планомерный захват мира» средствами джихада[19]. На практике эта тысячелетняя мечта преследуется двуединым путем укрепления фундаменталистского рвения среди мусульман и обращения в ислам немусульман. Конечная цель идеологов ТДж — установить повсеместное господство радикальной и бескомпромиссной формы ислама — может показаться утопией, а потому выглядящей не слишком устрашающе. Однако как бы утопична она ни была, философия ТДж далеко не безобидна. Следуя за своей утопией, это движение насаждает формы религиозной практики и поведения, являющиеся по любым меркам экстремистскими.

Формально «Таблиги Джамаат» требует от своих последователей только преданности Аллаху, соблюдения подобающих форм отправления молитвы, уважения к единоверцам и налагает обязанность проповедования с целью обращения в ислам[20]. По существу, постулаты ТДж восходят к экстремистскому ваххабитско-деобандийскому учению, которое явилось прототипом идеологий современного исламского экстремизма. Так, делая акцент на прозелитизме и очищении ислама от вредных влияний, движение категорически отрицает право на существование не только иных религий, но и других течений ислама (шиизма, барелви, бахаийа, ахмадийа и т. д.) и предрекает неизбежное и жестокое столкновение между этими ложными вероучениями и истинным исламом. Этот тезис находит свое воплощение в том, что «Таблиги Джамаат» настаивает, что приверженцы Аллаха в немусульманских странах должны вступать в контакт с иноверцами только и исключительно в целях проповеди ислама. Наконец, общая радикализация ислама и рост числа сторонников джихада с 1970-х годов в свою очередь повлияли на «Таблиги Джамаат», все больше усваивающее мировоззрение джихада, свойственное ваххабитско-деобандийской школе. В этой связи появилось много предположений, подкрепленных некоторыми свидетельствами, о наметившемся расколе внутри ТДж между сторонниками «джихада сердца» (джихад бин навз) и более радикальным крылом, ратующим за «джихад меча» (джихад бин саиф)[21]. Подобные убеждения, особенно если они претворяются в жизнь в западном светском демократическом обществе, вызывают в воображении образ готовой к насилию пятой колонны — перспектива рисуется самая мрачная.

Структура «Таблиги Джамаат», так же, как и все, что связано с этой организацией, закрыто для посторонних плотным завесом секретности. И все же с достаточной долей уверенности можно сделать некоторые предположения. Хотя и утверждается, что общество ТДж существует на принципах равенства и участия широких масс, оно с момента основания строится по жесткому иерархическому принципу, свойственному не массовым движениям, а харизматическим сектам. На вершине организации находится верховный лидер — эмир, чьи указания выполняются беспрекословно. Штаб-квартира ТДж находится в Райвинде (Пакистан), хотя и прежний центр в Низамуддине (Индия) продолжает играть важную роль. Второе место в иерархии, по некоторым свидетельствам, занимает шура (совет), имеющая важное консультативное значение. Далее следуют местные подразделения в отдельных странах, соответственно возглавляемые эмирами, обычно являющимися опытными функционерами движения на местах из принадлежащих ТДж мечетей. О механизме действия на этом уровне известно очень мало, однако считается, что именно эти структуры сыграли решающую роль в реисламизации иммигрантов в Европе и Северной Америке.

Собственно проповедь ислама осуществляется небольшими группами (численностью около десяти человек в азиатских странах и трех-пяти — в других частях света) адептов ТДж, прошедших до этого соответствующее обучение. Они ведут проповедническую деятельность в мусульманских районах «от двери к двери», эту практику называют «харудж» («в пути»). В группах-джамаатах поддерживается жесткая дисциплина и строгое подчинение лидеру. Изначально миссионеры направлялись из Южной Азии и находились в странствии по четыре-пять месяцев, пользуясь приютом в мечетях, основываясь на традиции оказания гостеприимства находящимся в пути мусульманам. В Западной Европе и США члены ТДж действуют, базируясь практически исключительно в спонсируемых саудовскими ваххабитами мечетях и исламских центрах, существующих на сегодняшний день почти во всех крупных западных городах. Заинтересованных местных мусульман и потенциальных неофитов приглашают на еженедельные семинары, обычно проводимые старшими проповедниками, а после прохождения необходимой подготовки их самих отправляют для осуществления харуджа. Будучи однажды привлеченными в «Таблиги Джамаат», новые члены по сути подчиняют свою жизнь движению и становятся профессиональными миссионерами. От активистов ТДж требуется посвятить 40 дней в году, три дня в месяц, две вторые половины дня в неделю и два часа каждый день работе на организацию; кроме того, они обязаны жестко соблюдать правила ежедневных молитв. Наиболее перспективные из новых адептов и обращенных проходят дополнительную подготовку при штаб-квартире «Таблиги Джамаат» в Райвинде. Обычно вербовка в ряды террористических групп происходит уже после прибытия в Пакистан.

Хотя в прошлом «Таблиги Джамаат» не стремилось быть формально представленным в локальных мусульманских сообществах, в последние два десятилетия положение постепенно меняется, и в настоящее время и на Западе, и в самой Южной Азии существует большое число мечетей, исламских центров и прочих религиозных заведений, находящихся на попечении «Таблиги Джамаат». При этом ни точная численность организации, ни размеры финансирования неизвестны, хотя ясно, что они должны быть весьма значительны, учитывая, что в движении участвуют миллионы людей.

Деятельность в Америке

Как и в других странах, присутствие «Таблиги Джамаат» в США и Канаде значительно, однако достоверной информации мало. Миссионерская деятельность в Соединенных Штатах — сравнительно новое явление, а «Таблиги Джамаат» стала развивать ее с первой большой волной мусульманской эмиграции в конце 1960-х, последовавшей за реформой иммиграционной системы 1965 года. Этот период совпал с началом массированного финансирования саудовскими источниками исламской активности в немусульманских странах с целью способствовать распространению ваххабитского влияния[22]. Условия, в которых «Таблиги Джамаат» и ваххабиты оказались в Америке, не только были схожи с западноевропейскими, но и имели особенности, облегчавшие проникновение радикального ислама. Во-первых, ислам, по крайней мере организованный, был для Америки существенно новой религией, он не имел здесь ни традиций, ни сколько-нибудь значительной истории. Действительно, Мусульманская студенческая ассоциация, предтеча всех местных суннитских организаций подобного рода, была создана только в 1963 году.

В отсутствие укоренившегося, традиционного мусульманского сообщества, а также в связи с тем, что практически все американские мусульмане в то время были иммигрантами, ислам в Соединенных Штатах распространялся под сильным иностранным влиянием. Другой фактор, способствовавший быстрому формированию аудитории «Таблиги Джамаат» в США, заключался в том, что большинство мусульманских иммигрантов того времени прибыли в страну из Пакистана или из Южной Азии и говорили на урду — общепринятом языке движения.

Данные условия и готовность контролируемых из Саудовской Аравии активистских и благотворительных организаций тратить значительные суммы денег на подкуп и кооптацию местного религиозного истеблишмента определили ситуацию, при которой на сегодняшний день радикальное ваххабитско-деобандийское понимание ислама доминирует среди американских мусульман.

Другим специфически американским обстоятельством, позволившим «Таблиги Джамаат» быстро достичь значительных успехов в обращении американцев в ислам, было присутствие группировки «Исламская нация». Эта организация была основана в начале 1930-х годов Элия Мохаммедом; несмотря на то, что ее члены называли себя мусульманами, она имела мало общего с традиционным исламом, а являлась, по сути, харизматической сектой, проповедующей идеи социального сепаратизма среди темнокожего населения. За годы своего существования «Исламская нация» разделилась на две соперничающие фракции, в свою очередь раздираемые внутренними конфликтами. Таким образом, сторонники этой группировки с энтузиазмом восприняли появление на американской сцене ТДж с его явной обособленнической риторикой, резкой критикой американского общества как расистского и деспотического. Осознав открывающуюся возможность, лидеры ТДж и ваххабитов сосредоточились на миссионерской деятельности среди афроамериканцев, в частности среди таких уязвимых слоев, как темнокожие заключенные. Очевидно, в этом они достигли существенного успеха.

При этом обращение афроамериканцев рассматривалось не только как долгосрочная основа распространения ислама в Америке, но и как существенная политическая цель. Об этом свидетельствует следующее высказывание одного из симпатизирующих «Таблиги Джамаат»: «Исламское сообщество должно помнить, что завоевание умов темнокожих мусульман является не только религиозным долгом, но и соответствует нашим практическим интересам. Их голоса могут придать мусульманским иммигрантам политический вес, необходимый им на каждом шагу проведения в жизнь своих целей. Таким образом, исламские страны — Саудовская Аравия, Малайзия и Пакистан и др. — должны использовать все свои силы, финансы и миссионерские навыки для расширения и консолидации темнокожего мусульманского сообщества в США. Кроме религиозной мотивации, надо понимать это как долгосрочное инвестирование в колоссальный потенциал оказания поддержки делу ислама в таких регионах, как Палестина, Босния или Кашмир — уравновешивая, хотя бы частично, коррумпирующее влияние мощного индо-израильского лобби»[23].

Итогом активной проповеднической деятельности «Таблиги Джамаат» и ваххабитов можно считать то, что американские мусульмане на 40 процентов представлены афроамериканцами, которые составляют 85–90 процентов обращенных в ислам американцев. Подобный успех вселил в сторонников ТДж и прочих радикалов веру в то, что возможно повернуть Америку в сторону исламских целей путем еще более активной пропаганды среди темнокожих. Президент Исламского исследовательского фонда в Луисвилле, штат Кентукки, активно выступающий в поддержку миссионерской деятельности «Таблиги Джамаат», особенно в исправительных учреждениях, заявляет, что «если все афроамериканские братья и сестры станут мусульманами, мы сможем изменить политический ландшафт Америки», а также «сделать американскую внешнюю политику происламской и дружественной к мусульманам»[24].

 Особое внимание, уделяемое обращению афроамериканцев и привлечению их к участию в исламских делах, привело к заметной радикализации темнокожих неофитов и их растущей вовлеченности в террористическую и преступную деятельность. Пользующаяся поддержкой «Таблиги Джамаат» террористическая группировка «Харкат-уль-Моджахеддин» хвасталась, что в ее лагерях проходят обучение десятки воинов джихада — афроамериканцев; при этом есть свидетельства, что неустановленное их число погибло, выполняя теракты в Афганистане и Кашмире. В самих Соединенных Штатах существующая с начала 1980-х годов и связанная с «Таблиги Джамаат» афроамериканская организация «Джамаат ульФукра» причастна к осуществлению актов насилия в отношении мнимых врагов ислама. Она была создана под руководством хорошо известного пакистанского экстремиста Мубарака Али Гилани, в свою очередь, тесно связанного с «Харкатуль-Моджахеддин» и «Аль-Каидой». «Уль-Фукра» исповедует социальный сепаратизм, схожий с тем, что проповедует «Таблиги Джамаат»; члены этой организации устраивают обособленные групповые поселения в сельской местности ряда штатов. Согласно заключению Госдепа США, включившего в 1998 году «уль-Фукру» в список террористических организаций, она ответственна за проведение серии убийств и организацию взрывов против «еретиков» среди евреев и индуистов. В целом же она провозгласила цель «добиваться очищения ислама через насилие»[25]. Как бы там ни было, но в последние годы «уль-Фукра» существенно ограничила или прекратила акты насилия, и Госдеп больше не числит ее в списках террорических организаций.

Еще одной экстремистской организацией, связанной с «Таблиги Джамаат» и ведущей исламскую религиозную деятельность в США, является базирующаяся в Пакистане «Танзими Ислами». Во главе ее находится давний член «Таблиги Джамаат» мусульманский фанатик Исрар Ахмед, являющийся страстным сторонником «Талибана» и насильственного джихада в более широком смысле. Он регулярно организует пропаганду исламского экстремизма среди американских мусульман посредством хорошо организованных кампаний рассылки факсимильных и электронных сообщений. К примеру, сразу после 11 сентября он завалил мусульманские организации в США посланиями, в которых Израиль обвинялся в причастности к совершенным терактам, позже он запустил схожий пропагандистский механизм, направленный против военных действий Соединенных Штатов в Афганистане и Ираке. Часто выступая на исламских конференциях и других мероприятиях в США, Ахмед всякий раз прибегает к подстрекательской риторике, призывая аудиторию готовиться к «моменту выяснения истины между мусульманским и остальным миром, захваченным евреями»[26].

«Таблиги Джамаат» прочно обосновалось во всех американских мусульманских общинах, однако из-за присущей этому движению скрытности трудно оценить масштабы его активности и влияния, оказываемого им на направление развития ислама в США. Наблюдатели его деятельности сходятся во мнении, что штаб-квартира движения находится в мечети Аль-Фалах в Куинсе (Нью-Йорк); миссионеры — преимущественно выходцы из Южной Азии, и они регулярно посещают практически все суннитские мечети и исламские центры в стране. Отчасти из-за того, что «Таблиги Джамаат» не зарегистрировано в установленном порядке в Соединенных Штатах, о нем существует совсем немного официальной информации, и не известно ни о каком отслеживании активности его членов[27].

Без сомнения, «Таблиги Джамаат» играет значимую и все возрастающую роль в пропаганде радикального суннитского ислама в Соединенных Штатах. Почти наверняка это движение является крупнейшим среди мусульманских организаций в стране и далеко превосходит все, специализирующиеся на проповеди ислама. По оценке одного из немногих исследователей, пишущих о «Таблиги Джамаат», по состоянию на 2002 год в США находилось около 15 тысяч сподвижников ТДж, до тысячи из которых сосредоточены в Нью-Йорке[28]. Ситуация в Америке имеет ту особенность, что здесь отмечается гораздо более тесное сотрудничество «Таблиги Джамаат» с политически активными мусульманскими организациями по сравнению с тем, как это выглядит в странах с более традиционными исламскими институтами. Такой феномен отчасти объясняется близостью идеологии этого миссионерского движения с ваххабитско-салафийско-деобандийской интерпретацией ислама, доминирующей в американском мусульманском сообществе до такой степени, что многие обозреватели называют их ваххабитским лобби[29].

Есть косвенные, но убедительные свидетельства того, что «Таблиги Джамаат» самым тесным образом связана с «Исламским кругом Северной Америки» (“Islamic Circle of North America” — ICNA) — главным игроком в американском мусульманском истеблишменте[30]. Хотя точные параметры этого сотрудничества неизвестны, есть много пугающих совпадений между моделями построения и методами двух организаций. Отпочковавшись в 1968 году от Мусульманской студенческой ассоциации, «Исламский круг» (ИК) вначале имел в своем составе в основном выходцев из Пакистана и Южной Азии (таков же состав членов «Таблиги Джамаат» на территории Америки), а языком общения внутри организации до 1980 года оставался урду. Деятельность ИК также сосредоточена на проповеди ислама, и его методы, без сомнения, заимствованы у «Таблиги Джамаат». Например, члены этой организации также организованы в группы численностью до восьми человек, называемые «соседскими сетями» (NeighborNets), от которых требуется выполнение пропагандистских миссий.

Как и в случае с «Таблиги Джамаат», ИК требует от своих членов полной отдачи проповеднической работе, в результате чего они фактически становятся штатными миссионерами. Члены Общего собрания (так именуются все сподвижники «Исламского круга», прошедшие испытательный срок и доказавшие преданность делу организации) обязаны посвящать проповеди среди мусульман 24 часа в неделю, два часа — пропаганде среди немусульман и четыре часа — работе на саму организацию, все это не считая посещений регулярных собраний. Предполагается, что каждый мужчина или женщина в рядах ИК своими усилиями привлечет в Общее собрание хотя бы одного нового члена в год. Они должны присутствовать на всех мероприятиях ИК, если только не получат освобождение лично от главного руководителя ИК — эмира. Учитывая, что члены ИК отдают организации по 30 часов в неделю, не считая пятикратных ежедневных молитв, понятно, что, как и адепты ТДж, они не могут позволить себе иметь обычную работу. Отсюда возникает вопрос, каким образом сподвижники ИК содержат себя материально и как финансируется вся организация.

Еще одной параллелью между «Таблиги Джамаат» и ИК является практически неограниченная власть их лидеров внутри организации, а эмир ИК еще и назначает членов консультативного совета — шуры. Далее, родство этих двух обществ подтверждается и общим пристрастием к ведению пропагандистской работы среди афроамериканцев, а ИК имеет давние и тесные связи с Американским мусульманским обществом, крупнейшей и наиболее известной организацией, представляющей темнокожих американцев на протяжении многих лет. «Исламский круг» к тому же является единственной мусульманской организацией в США, почитающей основателя движения ТДж Моулану Ильяса как одного из великих исламских героев[31]. Американская организация также переняла практику проведения ежегодных собраний-бдений, схожих с теми, что проходят в Райвинде и Дакке; причем ИК, возможно, удается проводить крупнейшие мероприятия такого рода в Северной Америке. В июле 2003 года собрание в Филадельфии привлекло около 15 тысяч участников.

Существует реальный симбиоз между «Таблиги Джамаат» и «Исламским кругом Северной Америки» или нет, деятельность по обращению в радикальный ислам на территории США больше не является прерогативой странствующих миссионеров из-за рубежа — она уже пустила местные корни. «Таблиги Джамаат», возможно, таким образом обживается и устраивается надолго. Ее цели, однако, не становятся от этого менее радикальными.

[1] От таблиг (араб. — проповедовать, призывать к вере); джамаат — общество, объединение. — Примеч. перев.

[2] Такому восприятию движения способствовало и то, что вдохновитель «Таблиги Джамаат» Моулана (учитель) Ильяс в соответствии с мистической традицией суфизма считался носителем некоего божественного откровения — инкишаф — понятия, активно культивируемого в движении с момента его основания.

[3] К примеру, массовые собрания «Таблиги Джамаат» в окрестностях Дакки регулярно посещаются президентом Бангладеш и политическими руководителями, как из числа правительства, так и оппозиции; в Пакистане же военное руководство разрешает военнослужащим состоять в рядах этого движения и часто приглашает его представителей проводить молебны в казармах.

[4] Le Monde Diplomatique, May 15, 2002.

[5] Xavier Ternisien, “Rise of Suburban Salafists Worries Police and Muslims”, Le Monde, January 25, 2002.

[6] Surya Gangadharan, “Exploring Jihad: The Case of Algeria”, Strategic Affairs, New Delhi, 14, Feb. 1, 2001.

[7] Ori Golan, “On the Day the Black Flag of Islam will be Flying over Downing Street”, Jerusalem Post, June 26, 2003 and Le Parisien, December 26, 2001.

[8] David E. Kaplan, “Made in the USA: Hundreds of Americans Have Followed the Path to Jihad”, US News and World Report, June 10, 2002.

[9] B. Raman, op. cit.

[10] Ibid.

[11] Заметными террористическими актами, проведенными за пределами Кашмира, стали захват индийского авиалайнера в декабре 1998 года и убийство группы французских специалистов в Карачи 8 мая 2002 года.

[12] Praveen Swami, “Godhra Questions”, Frontline, 6, March 16–29, 2003.

[13] Kazakhstan Today, June 13, 2003.

[14] See Uday Mahurkar, “Terror’s Mask”, India Today, February 24, 2003.

[15] Al-Sharq al-Awsat, London, May 25, 2003.

[16] Manila Times, Oct. 12, 2001.

[17] Report by Kamran Khan in The News, Lahore, Pakistan, Feb. 13, 1995.

[18] Все преемники Ильяса в руководстве «Таблиги Джамаат» были связаны с ним либо родством, либо свойством, что придает объединению династические черты.

[19] Marc Gaborieau, Transnational Islamic Movements: Tablighi Jamaat in Politics [in www.isim.nl/newsletter/3/regional/6.html].

[20] Из всей религиозной литературы для последователей «Таблиги Джамаат» в обязательном порядке предписывается чтение только Корана и семи текстов, написанных Моуланой Ильясом в 1920-х годах. Все вместе это именуется «Таблиги низаб» («Учебный сборник Таблиги»).

[21] По свидетельству индийского исследователя Б. Рамана (B. Raman), это, в частности, происходит в Пакистане, где именуемая «Taxila Faction» фракция «Таблиги Джамаат» открыто выступает за вооруженное насилие во имя ислама. B. Raman, Dagestan: Focus on Pakistan’s Tablighi Jamaat, South Asia Analysis Group [www.saag.org/papers/paper80.html].

[22] По сведениям из официальных источников, с 1975-го по 1987 год Эр-Рияд потратил на эти цели колоссальную сумму в размере 48 миллиардов долларов.

[23] Ghani Eirabie, Dawn, Lahore, Jan. 12, 1996.

[24] Ibrahim B. Syed, Junteenth [www.irfi.org/islamic%20Articles%folder3/juneteenth.htm].

[25] US Dept of State, Patterns of Global Terrorism, 1998.

[26] Sept. 11, 1995 ISNA Convention, cited in B. Raman, Focus on Tablighi, op. cit.

[27] «Таблиги Джамаат» регистрируется только в случаях, когда это прямо требуется по закону, как, например, во Франции, где движение с 1978 года зарегистрировано под названием «Foi et Pratique» («Вера и действия»).

[28] See Aminah Mohammad-Arif, “Ilyas et Mawdudi au Pays des Yankees: La Tablighi Jamaat et la Jamaat Islami aux Etats-Unis”, Archive des Sciences Sociales des Religions, 117, January-March, 2002.

[29] Практически все главные сегодняшние исламские организации в США являются ответвлениями Мусульманской студенческой ассоциации, зародившейся в университете штата Иллинойс в городе Урбана-Шампань в 1963 году. Как и сама ассоциация, они продолжают поддерживать ваххабитскую интерпретацию ислама, сохраняют тесные связи и получают финансовую поддержку из Саудовской Аравии.

[30] Индийский исследователь и в прошлом эксперт по борьбе с терроризмом Б. Раман тем не менее полагает, что ближайшим союзником «Таблиги Джамаат» в США является Исламское общество Северной Америки (Islamic Society of North America — ISNA).

[31] Ежемесячное издание ИК “The Message International” недавно назвало Ильяса одним из величайших исламских лидеров за последние 100 лет [www.messageonline.org/greatleaders/cover.htm].

Алекс Алексиев

[*] Перевод с английского Валерия Волкова.  

Статья опубликована в журнале "Отечественные записки", № 5, 2003


get('twitter')) == 1) { ?>