Стремительный поток мигрантов и беженцев — самый серьезный вызов для Европы со времен Второй мировой войны. Причем основной удар пришелся по Германии. Еще пять лет назад убежища в самой богатой стране ЕС просили 35 тысяч человек в год, а в 2015-м тут ожидают около 800 тысяч заявок. В немецком обществе назрел раскол. Пока одни несут вещи и еду в лагеря для беженцев, другие поджигают центры размещения мигрантов, скандируя: «Иностранцы, убирайтесь!»

Полвека с гастарбайтерами

С похожей проблемой немцы уже сталкивались. Более 50 лет назад страну заполнили гастарбайтеры из Турции. И хотя канцлер Ангела Меркель любит повторять, что турки — давно полноправная часть немецкого общества, реальность не столь идиллична — потомки гастарбайтеров в третьем поколении в своей массе так и не смогли интегрироваться.

Урок полувековой давности в Берлине не выучили, считает научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Кокеев. «Для Германии, привыкшей все просчитывать, эта проблема оказалась неожиданной. 800 тысяч беженцев из стран Африки и Ближнего Востока — это больше населения Франкфурта-на-Майне. Меж тем Германия — самая толерантная по отношению к мигрантам страна. Немцы готовы помогать всем, кто бежит от войны, бедствия, гуманитарных проблем», — объяснил «Ленте.ру» эксперт.

ФРГ нуждается в рабочей силе, особенно в условиях старения населения и демографического кризиса. Но далеко не все беженцы и мигранты намерены трудиться, большинство рассчитывают жить на социальное пособие, то есть за счет германских налогоплательщиков. Те, разумеется, от этого не в восторге. Но даже простое выражение недовольства засильем беженцев и мигрантов в стране воспринимается как проявление ксенофобии.

Те, кто рады мигрантам

В Германии обстановка накалилась до предела. Общество, по сути, раскололось: одни относятся к прибывающим с сочувствием, другие встречают их недоверчиво и даже враждебно.

Согласно опросу, проведенному журналом Spiegel в конце августа, половина немцев хочет, чтобы Германия приняла еще больше беженцев. И это не просто слова: 2 сентября жители Мюнхена буквально завалили центральный вокзал, на котором сейчас ютятся 590 мигрантов, едой, одеждой и детскими игрушками. «Мы призывали граждан через социальные сети приносить вещи. Надеялись, что хоть кто-то откликнется. Но сейчас у нас продуктов больше, чем в супермаркете», — рассказал волонтер Томас Бауманн. Полицейским пришлось просить горожан несколько поумерить пыл.

Многие немцы записались в волонтеры: учат беженцев немецкому и сидят с детьми, пока мигранты ищут работу.

За три дня до того в Дрездене состоялась акция в поддержку беженцев и мигрантов. Более тысячи человек скандировали: «Скажи громко и внятно: здесь рады мигрантам»! А в конце июля двое немецких студентов запустили онлайн-биржу труда Workeer, где беженцы могут найти работу. Открылся также сайт Flüchtlinge Willkommen («Добро пожаловать, беженцы!»). Каждый желающий разместить у себя африканских и ближневосточных гостей может оставить здесь свой домашний адрес.

Депутат германского бундестага от консервативной партии ХДС Мартин Патцельт приютил и устроил на работу двух выходцев из Эритреи. По словам политика, это дело не только душеполезное, но и выгодное: он получает от государства по 100 евро за каждого беженца. Кроме того, власти выплачивают беженцам пособие — по 324 евро каждому.

Воодушевленный успехом депутат обратился с письмом к согражданам с призывом размещать мигрантов у себя дома. Однако у альтруизма немцев есть предел. Примеру Патцельта мало кто последовал, и политик получил несколько анонимок с угрозами.

Устали от «понаехавших»

Еще до того, как в Германию хлынул новый поток мигрантов, в стране хватало тех, кто считал, что «понаехавших» и так в избытке. Большинство недовольных проживают, как ни парадоксально, в восточной части Германии, где приезжих почти нет. Там опасаются того, что мигранты и беженцы займут их рабочие места. Именно на востоке возникло движение PEGIDA («Патриотические европейцы против исламизации Запада»), еще полгода назад выводившее на улицы тысячи людей. Сейчас PEGIDA ведет активную кампанию в интернете, распространяя чудовищные истории о мигрантах. «Они играют на страхе населения, пугают, что приедут террористы, те, кто загадят города и отберут у немцев работу», — считает Кокеев.

Местные жители недовольны тем, что им приходится нести дополнительные расходы на обустройство беженцев. Опасаются немцы и ухудшения криминогенной обстановки после того, как по соседству с ними поселятся чужаки. «Неизвестный мужчина арабской внешности затолкал 14-летнего подростка в туалет поезда, следовавшего из немецкого города Хейльбронн (Баден-Вюртемберг) в Швебиш-Халль, и изнасиловал. По словам жертвы, мужчина плохо говорил по-немецки и практически не знал английского», — сообщает Rundschau. Появились специализированные форумы, где делятся подобными историями. «Немецкие женщины и дети становятся легкой добычей для мигрантов; 80 процентов беженцев — молодые люди, приезжающие из регионов, где женщины не могут защитить себя от сексуального насилия»,— говорится на одном из таких форумов.

В последние несколько месяцев на востоке Германии участились нападения на лагеря беженцев. По городам Саксонии прокатилась волна протестов: люди выходили на улицы, скандируя: «Иностранцы, убирайтесь!» В городе Хайденау митинг против открытия центра для приема беженцев перерос в масштабные столкновения с полицией, с обеих сторон пострадали десятки человек. В лагере в конце концов все-таки поселились 250 мигрантов. Успокаивать Хайденау приехала сама Ангела Меркель, и ее встретили криками «предательница». Когда она попыталась рассказать собравшимся о том, что беженцы — такие же люди, которым просто нужна помощь, толпа освистала канцлера.

Нетерпимость к мигрантам всерьез беспокоит немецких политиков. «Мы видим мощную волну предложений о помощи, но также и нарастание ненависти, увеличение количества оскорблений и случаев насилия в отношении мигрантов. Это недостойно и позорит нашу страну», — заявил глава МВД Германии Томас де Мезьер. «Я испытываю стыд за злобу, выплескиваемую на улицах Германии в адрес мигрантов», — сетует министр юстиции Хейко Маас. Иоахим Гаук, выступая в Берлине, подчеркнул: «Гнусные атаки на лагеря беженцев недопустимы».

И на западе страны хватает недовольных. В частности, власти Баварии предложили не давать беженцам денег на карманные расходы, заменив их продовольственными купонами и вещами. Согласно немецким законам, пока рассматривается заявка на предоставление убежища (в течение трех месяцев), беженцы бесплатно получают крышу над головой, питание, одежду и медицинскую помощь, а также деньги на карманные расходы — по 143 евро на человека.

Статус беженца означает пособие размером около 300 евро плюс 84 евро на ребенка в возрасте до шести лет. Кроме того, могут дать жилье, также приобретаемое на средства налогоплательщиков. В среднем один беженец обходится Германии примерно в две тысячи евро в месяц.

Те, кому отказали в убежище, не собираются обратно — они предпочитают оставаться в немецких городах на нелегальном положении, зарабатывая на жизнь торговлей наркотиками.

Своих проблем хватает

Ситуацию осложняет внутренняя миграция в ЕС: в Германию рвутся из стран, лишь недавно вошедших в Евросоюз, — Болгарии и Румынии. На них приходится 36 процентов общего числа мигрантов. Болгары и румыны приезжают как гастарбайтеры, но вскоре выясняется, что работать необязательно — можно жить на пособие.

Тем не менее, несмотря на все проблемы, Германия вполне способна переварить этот поток беженцев, уверена старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Наталья Тоганова. «Лагеря переполнены, но в целом ФРГ успешно справляется. Оперативно меняется процедура рассмотрения заявок, алгоритм размещения беженцев, дополнительные деньги выделяются на коммунальном уровне, планируется расширить штат чиновников, рассматривающих заявления. Берлин смотрит в будущее, планируя активизировать строительство социального жилья и разработать механизмы интеграции молодых мигрантов на рынок труда», — сообщила эксперт «Ленте.ру».

Кроме того, Германия надеется на помощь Евросоюза — в октябре состоится саммит, на котором обсудят вопрос о справедливом распределении квот на беженцев между всеми членами ЕС. «Сейчас половину беженцев принимают Германия и Швеция. Власти уверены, что экономика ФРГ это выдержит. Брюссель пообещал выделить под 62 тысячи беженцев по шесть тысяч евро на человека, — отметил Кокеев. — К тому же в ЕС проживают 510 миллионов человек; лишний миллион — не проблема для Европейского союза».

Учитывая мощную экономику и большой опыт Германии в помощи беженцам, мало кто сомневается в том, что страна выдержит под таким напором незваных гостей. Однако никто не гарантирует, что эта волна миграции в ФРГ станет последней.

Ксения Мельникова

04.09.2015

Источник: Lenta.ru

Кому в Европе отрежут головы первыми: «беженцы – это проблема немцев»?

В пятницу, 4 сентября, в Праге на внеочередное совещание соберутся главы Вышеградской группы — премьер-министры Венгрии, Польши, Словакии и Чехии. «Политики вновь хотят единым голосом отвергнуть идею введения квот на беженцев, на основе которых бы те распределялись между странами ЕС более равномерно», — передает в этой связи Radio Praha. В целом, так сказать можно, хотя в позиции каждой из сторон есть свои нюансы.

Вышеградская группа была неактивной с начала украинского кризиса, когда между ее участниками наметились серьезные противоречия. Активность проявляла Варшава, пытаясь заставить Будапешт, Братиславу и Прагу присоединиться к ее радикальной антироссийской линии. Поэтому в какой-то момент оказалось проще заморозить деятельность «четверки», нежели отбиваться от настойчивых поляков. Реанимация Группы произошла только сейчас и на этот раз пробудила ее не Польша, а Венгрия. Будапешт столкнулся с критической ситуацией, вызванной небывалым наплывом беженцев с Ближнего Востока и Африки, которые хотя и рассматривают Венгрию в качестве транзитной площадки по пути в более благополучные европейские страны (как, например, Германия), но все-таки оказывают огромное давление на социальную инфраструктуру и подогревают ксенофобские настроения в обществе. Как пишет англоязычная венгерская газета Budapest Times, в начале августа власти столицы решили создать специальные зоны, где мигранты могли бы воспользоваться средствами элементарной гигиены и получить медицинские услуги. Однако, говорит мэр Будапешта Иштван Тарлош, в настоящее время опасения вызывает санитарно-эпидемиологическая обстановка, которая сложилась на улицах, в подземных переходах и парках, оказывающая «повышенное давление» на коммунальные структуры и занятую поддержанием общественного правопорядка полицию. Мэр ждет, что парламент и правительство в скорейшее время ужесточат законодательство, регулирующее миграцию. При том, что «Европейский союз продемонстрировал почти полную некомпетентность в видении проблемы в целом», — подчеркивает издание.

Некоторые венгерские политики говорят более откровенно о бедах с беженцами. Так, Янош Лазар, глава канцелярии премьер-министра Виктора Орбана, заявил прямым текстом — виноваты немцы. Эту констатацию выносит на свои полосы влиятельная немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung, комментируя опубликованную у себя же статью венгерского премьера — «Орбан: проблема беженцев есть немецкая проблема». На встрече со спикером Европейского парламента глава правительства Венгрии отметил, что мигранты не являются заботой Евросоюза, поскольку «никто не хочет остаться в Венгрии, но едут в Германию». И дополнил мысль в FAZ. По его мнению, в Европе имеем дело не с «проблемой иммиграции», но с угрозой «постоянно вспучивающихся» миграционных потоков. Ответственность за это Орбан возложил на Евросоюз, назвав политиков, провоцирующих беженцев думать, что в Европе их ждет «лучшая жизнь» и поэтому им не следует оставаться на родине, «безответственными». Вот почему так важна «стена, построенная венграми», подчеркивает премьер, назвав «удручающим» то, что кроме Будапешта и Мадрида «ни одна другая страна не хочет защитить европейские границы». Тем более что, говорит Орбан, большинство иммигрантов являются людьми, воспитанными в другой культуре и исповедующие другую религию, «они в основном не христиане, но мусульмане», это важно, поскольку «Европа имеет христианские корни».

Менее радикальную позицию высказывает Словакия в лице премьер-министра Роберта Фицо и министра иностранных дел Мирослава Лайчака. Фицо требует признать то, что 95% беженцев — это экономические мигранты. Братислава вновь протестует против принятия обязательных квот для вынужденных переселенцев. «Если не начнем говорить правду о миграции, никогда не сдвинемся с места», — заявил словацкий премьер. Он считает, что предпринимаемые ныне Евросоюзом шаги по решению проблем беженцев только поощряют контрабандистов и организованную преступность, которые наживаются на переброске вынужденных переселенцев в Европу. В свою очередь глава МИД Словакии отмечает, что Шенгенская зона де-факто уже рухнула, «она не работает, у нас что-то вроде анархии, один из краеугольных камней ЕС потрясен до основы». Тысячи людей перемещаются между европейскими странами, у них никто не проверяет документы и наличие визы. Поэтому Лайчак утверждает, что Братислава вовсе не является «несолидарным государством», однако настаивает на тщательной охране границ, а также устранении причин миграции и контрабанды.

Слова словацкого дипломата — это, в частности, ответ на предупреждения немецкого канцлера Ангелы Меркель, которая пригрозила пересмотром Шенгенского соглашения в случае, если «не удастся договориться о более справедливом распределении беженцев». Восточная Европа дает понять, что это ее уже не пугает. На этом фоне жестом отчаяния смотрится предложение министра внутренних дел Австрии Йоаханны Микль-Ляйтнер по ограничению перечисления дотаций членам Евросоюза, отказывающимся принять беженцев. Категорически неприемлемым назвал его министр финансов Чехии Андрей Бабиш. Общаясь с журналистами, Бабиш подчеркнул, что подобный шаг привел бы к проблемам во всем ЕС и призвал немедленно созвать для обсуждения данного вопроса саммит. И, действительно, если призывы «хватит кормить восточных европейцев» вдруг получили бы институциональное оформление, что же останется от Евросоюза?

Так что заседание Вышеградской группы обещает быть непростым. Похоже, что единственной, кто на нем способен проявить «понимание» проблем западных европейцев, окажется Польша. Варшава зависит от благосклонности Берлина в отношении польской инициативы по военному укреплению восточного фланга НАТО, а немецкие газеты успели связать согласие Германии на это с принятием Польшей инициатив канцлера Меркель по миграционной политике. Польский премьер-министр Ева Копач, заявляя о невозможности согласиться на введение системы обязательных квот для беженцев, одновременно говорит, что у Варшавы «есть моральное обязательство заботиться» о них. Выступая перед активом Европейской народной партии, в которую входит правящая польская партия «Гражданская платформа», глава кабинета сказала о необходимости проявить солидарную позицию: «Мы хотим, чтобы ЕС был последовательным и сильным, и против деления на старую и новую Европу… Мы не согласны с любой риторикой, которая пытается дифференцировать статус членов Евросоюза… Польша не уклоняется от ответственности… Мы не можем позволить себе принять экономических мигрантов».

Однако так не бывает, чтобы рассортировать мигрантов на два сорта и оставить за собой право выбирать один из них, спихивая остальных на ту же Германию, и при этом выступать против деления членов ЕС на «старую и новую Европу». Перед восточными европейцами, как и перед всем Европейским союзом, стоит большой вызов. Либо ЕС выработает взаимоприемлемое для всех его 28 государств решение по размещению мигрантов, либо встанет перед угрозой раскола, либо будет найдено, что лечить следует не «вершки», а «корешки». Последнее — это война. Потому что тогда европейцам придется отправлять свои армии на Ближний Восток и Африку и вступать в непосредственные столкновения как минимум с «Исламским государством».

Станислав Стремидловский

03.09.2015

Источник: REGNUM 


get('twitter')) == 1) { ?>