Команда ученых Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) осмотрела в воскресенье, 31 января, рынок в Ухане, где, возможно, коронавирус впервые поразил человека. Споры вокруг этой версии не утихают, но западные СМИ переключили внимание на крупнейшую на планете биотехнологическую компанию BGI, выпускающую тесты на COVID-19. Эта фирма якобы связана с китайской армией и собирает биологический материал американцев с целью установить господство КНР в мировой генной индустрии. Американская разведка призывает разорвать контакты с компанией.

Специалисты ВОЗ пытаются установить, действительно ли 31 декабря 2019 года на этом рынке, получившем прозвище «мокрый», четыре человека подхватили заразу. Китайские медиа, как и ряд дипломатов, утверждали, что пандемия зародилась не в Поднебесной, а в какой-то другой стране. Пока чиновники и журналисты из разных государств ломают из-за этого копья, телеканал CBS и агентство Reuters нашли иную сенсацию. Оказывается, BGI предложила шести американским штатам, включая Нью-Йорк и Калифорнию, создать и взять на себя управление лабораториями по проведению тестов на вирус.

Это предложение настолько встревожило Билла Ивэнину, высокопоставленного офицера контрразведки США, что он от имени своего ведомства опубликовал предупреждение: «Иностранные державы могут собирать, хранить и эксплуатировать биометрическую информацию от тестов на COVID». Ивэнина полагает, что китайцы пытаются накопить ДНК американцев, чтобы выиграть гонку за контроль над мировыми биологическими данными. Личные данные, особенно биологические, превратились в драгоценный товар. Попав в руки подозрительных людей, они становятся угрозой национальной безопасности и экономики США.

Благодаря усилиям Ивэнины ни один из штатов не принял предложения группы BGI. Этот сверхбдительный чиновник, ветеран ФБР и ЦРУ, недавно вышел в отставку. Но перед уходом он подал сигнал тревоги. «Мы дали совет не только каждому американцу, но и госпиталям, ассоциациям, клиникам. Учитывая, что это компания китайская, понимаем ли мы, куда это ведет? Ведь если организация узнает нынешнюю историю болезни людей через ДНК и другие данные, то она сможет диктовать терапию или лекарства для их лечения»,– возмущается контрразведчик.

В небольшом масштабе именно так дело и обстоит. США почти полностью зависят от Китая в обеспечении средствами индивидуальной защиты от пандемии. «Представьте, что случится, если все наши лекарства, вакцины будут полностью зависеть от иностранных источников?» – вопрошает Эдвард Ю, биохимик, ставший супервайзером в ФБР.

Ивэнина и его коллеги из спецслужб США утверждают, что группа BGI тесно связана с китайскими военными. А отсюда следует еще одно открытие. Китай овладевает искусством редактирования генов, создания искусственных геномов, которые в будущем могут применяться в биологической войне. Элса Каниа, помощнк старшего научного сотрудника Центра новой американской безопасности, на слушаниях в Конгрессе, правда, пояснила, что пока такое оружие создать технически не представляется возможным. Но большую отдачу Народно-освободительная армия Китая ожидает от генетических исследований, имеющих целью повысить устойчивость этнических китайцев к высотной болезни. Эти разработки приобретают актуальность в свете пограничного конфликта с Индий в Гималаях.

Группа BGI базируется в Шэньчжене. С момента вспышки пандемии она продала за пределы Китая миллионы тестовых наборов. Стоимость акций дочерней компании BGI выросла вдвое за последние 12 месяцев. В ответ на запросы репортеров головная фирма ответила, что работает в соответствии с международными стандартами и китайскими законами. А с военными работает только в научных целях. МИД Китая заявил, что власти США беспардонно извратили китайскую политику взаимодействия военных и гражданских элементов.

В беседе с «НГ» ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин отметил, что «до сих пор никаких данных о программе создания биологического и химического оружия в Китае не было. Хотя, несомненно, там военно-биологические исследования проводят. Упоминается, что группа BGI связана с Университетом оборонных технологий и Военно-медицинским институтом. У любой армии есть военная медицина, и найти в гражданской фирме сотрудника, который когда-то учился в военном институте или работал в такой структуре, не трудно. Тем не менее, чтобы говорить о тесной аффилированности компании с армией, нужно знать, к примеру, какой процент ее выручки дают военные заказы. Данных на этот счет иностранные агентства пока не приводят». 

Владимир Скосырев

31.01.2021

Источник: НГ


get('twitter')) == 1) { ?>