Страны региона довольно сдержанно отреагировали на приход к власти Движения «Талибан» в Кабуле. Большинство государств склонны считать недальновидную политику США причиной сложного положения Афганистана сегодня. Общим предложением для выхода из политического кризиса, которое есть у его соседей, остается создание правительства, включающего представителей разных групп афганского общества.

Иран

Тегеран, как и Душанбе, весьма серьёзно обеспокоен положением фарсиязычного населения в Афганистане. Иранские официальные лица высказывали опасения относительно перехода внутриполитического кризиса в вооружённые столкновения между пуштунским, преобладающим в ДТ, и таджикским этносами. Представители последнего составляют большую часть ополчения в провинции Панджшер, оппозиционного действующему режиму. Несмотря на то, что текущих условиях перспективы вооруженной оппозиции талибам представляются довольно туманными, на фоне нарастающей вражды некоторые полевые командиры могут проявить излишнюю самостоятельность в населенных пунктах, населенных таджиками.

В Афганистане живут конфессионально близкие иранцам хазарейцы, которые довольно сильно пострадали во время первого периода существования Исламского Эмирата Афганистан (1996–2001 гг.). Видный представитель хазарейцев А. Мазари был захвачен в плен и убит ДТ в 1995 г. В свою очередь талибы утверждают, что он погиб в ходе боевых столкновений с ними.

Один из действующих руководителей хазарейской общины М. Халили уже заявил, что представители шиитского меньшинства вернутся к вооруженному противостоянию, если не будет создано инклюзивное правительство. Таджики и хазарейцы традиционно представлены во власти достаточно сильными лидерами, способными составить конкуренцию функционерам и пропагандистам ДТ на внутриполитическом поле.

Важным фактором в изменении внутриполитического пространства может стать возвращение в Афганистан военнослужащих иранской дивизии «Фатимьюн», состоящей в основном из афганских хазарейцев, прошедших сирийский конфликт на стороне Б. Асада. Потенциально талибы могут получить не только мирный протест демократически настроенных граждан в крупных городах, но и прямые столкновения с отрядами, которые имеют огромный опыт ведения военных действий в условиях города.

Иранское руководство положительно воспринимает вывод иностранного контингента из Афганистана и настаивает на необходимости формирования инклюзивного правительства через проведение голосования. Президент и духовный лидер, высказываясь о текущей ситуации в стране, обращаются к терминам «народ», «суверенитет», «волеизъявление». Тегеран возлагает надежду на сохранение этнического баланса в политической жизни страны и создание системы широкого представительства национальных меньшинств в системе государственного управления.

Китай

Действующее руководство ДТ благосклонно настроено в отношении Китая и называет его «главным партнером» в деле восстановления экономики Афганистана. Пекин уже приступил к взаимодействию с Кабулом на экономическом треке. Так, китайская компания «Jiangxi Copper» заявила, что рассматривает возможность начала работ на медном руднике «Айнак» в Афганистане, тендер на разработку которого она выиграла еще в 2007 г. Суммарная стоимость проекта составляет около 3 млрд долл. В случае успешной реализации планов по добыче полезных ископаемых правительство талибов сможет получить собственный источник пополнения бюджета и стабилизировать ситуацию в стране.

Вместе с тем Китай последовательно выступает за создание правительства, сбалансированного в этническом плане, способного проводить умеренную внутреннюю и внешнюю политику. Китайское руководство убеждено в наличии у США ответственности перед Афганистаном за тяжелое положение в стране и настаивает на необходимости выполнения Вашингтоном обязательств по восстановлению страны, в Пекине также намерены предоставить Кабулу экстренную гуманитарную помощь и вакцины.

Хотя в СМИ звучат уверения многочисленных экспертов, называющих Пекин основным бенефициаром вывода военнослужащих НАТО, складывающаяся ситуация может стать вызовом для системы безопасности Китая. В первую очередь беспокойство Пекина могут вызывать скрывающиеся на территории Афганистана экстремисты и рост объемов наркопроизводства в стране.

Пакистан

Несмотря на заявления некоторых экспертов о якобы чрезвычайно близких отношениях руководства ДТ и пакистанской межведомственной разведки, Исламабад не признал новое афганское правительство. Пакистан предлагает соседним странам сформировать общую позицию в отношении кабульской администрации и решить вопрос о признании правительства ДТ. Исламабад, как и другие соседи, не склонен спешить в этом вопросе и присматривается к реальным шагам талибов на внутриполитическом и внешнеполитическом поле. К первоочередными требованиям новой афганской власти относится формирование инклюзивного правительства, соблюдение основополагающих прав человека и предотвращение террористической активности в Афганистане. Координацию общей позиции Исламабад начал по линии специальных служб. В Пакистане 12 сентября 2021 г. состоялась встреча глав разведслужб Пакистана, России, Китая, Ирана, Узбекистана, Таджикистана и Туркмении, на которой обсуждалась ситуация в Афганистане.

Кроме вызовов безопасности, стоящих перед странами региона, Пакистан заинтересован в совместном поиске решения гуманитарного кризиса, охватившего Афганистан. Среди рядовых афганцев велика доля граждан, обвиняющих Пакистан в экономических проблемах, а также убежденных, что за спинами талибов стоят их пакистанские кураторы. В то же время в Пакистане проживают около 1,5 млн афганских беженцев, из которых 5,3 тыс. человек прибыли в текущем году. В Иране проживает значительно меньше беженцев — около 780 тыс. человек. Разворачивающийся сегодня исход из Афганистана местного населения также значительно затронул Пакистан.

В сложившейся ситуации для консолидации позиции региональных государств в отношении нового правительства и признания его через выполнение условий, выдвинутых соседями Афганистана, Пакистан занимается челночной дипломатией.

Таджикистан

Душанбе занял весьма настороженную позицию по отношению к новой власти в Кабуле — более настороженную, чем позиции других региональных игроков. Вместе с тем Таджикистан не скрывает симпатии к панджшерскому ополчению. Показательным жестом президента Таджикистана Э. Рахмона в разгар формирования последнего стало посмертное награждение видных лидеров «Северного альянса», противостоявших талибам с 1996 по 2001 гг., Б. Раббани и А.Ш. Масуда орденом Исмоли Сомони I степени. Событие привлекло дополнительное внимание к положению таджиков в Афганистане.

Кроме того, Душанбе предоставляет убежище находящимся под угрозой преследования со стороны новой власти афганским военнослужащим и лидерам сопротивления.

Среди главных рычагов воздействия Душанбе на правительство талибов стоит назвать необходимое Кабулу электричество. По электросети из Таджикистана электричество поступает в столицу и крупные города северной части страны. Вместе с тем зависимость Афганистана от экспорта электричества из этой страны будет только возрастать. Так, в 2019 г. экспорт в Афганистан составил 1 млрд 458,2 млн кВт/ч электроэнергии (на сумму 60,6 млн долл.). Официальные лица в Таджикистане уже высказывали недовольство отключением талибами телекоммуникаций в Бадахшане, которыми пользуются в том числе в некоторых областях Таджикистана, и предупредили о возможных сбоях подачи электроэнергии, если действия новых властей повторятся.

Руководство Таджикистана намерено добиться от талибов создания правительства с участием этнических меньшинств Афганистана через привлечение в систему государственного управления таджиков, которые, по мнению Э. Рахмона, составляют 46% населения страны.

Другим вопросом, вызывающим озабоченность, стало гуманитарное положение афганских беженцев. В Таджикистан прибыли приблизительно 4,8 тыс. человек, и сегодня там проживают около 6 тыс. афганцев. По данным МВД Таджикистана, в период обострения кризиса страна принял 5 тыс. афганских военнослужащих, которые впоследствии были возвращены на родину. При этом глава МВД Р. Рахимзода подчеркнул, что Душанбе не сможет принять большое количество беженцев в связи с отсутствием необходимой инфраструктуры. Вероятно, официальный Душанбе таким образом дает международному сообществу сигнал о важности оказания Таджикистану содействия в вопросе размещения афганцев на его территории. Ранее таджикские власти заявили о готовности принять до 100 тыс. афганских беженцев.

Туркменистан

Основные принципы политики Ашхабада в отношении Афганистана базируются на интересах страны в энергетической сфере. Крупнейший проект Туркменистана по транспортировке газа в Пакистан и Индию — ТАПИ — полностью зависит от способности нового правительства в Кабуле обеспечить безопасность транзита через территорию Афганистана. Несмотря на многочисленные неудавшиеся попытки запустить проект в период с 2017 г., сегодня велика вероятность реализации этого амбициозного плана. В 2018 г. представитель ДТ сообщил, что талибы рассматривают ТАПИ как «важный элемент экономической инфраструктуры». Свою заинтересованность в строительстве ТАПИ талибы подтвердили 17 августа 2021 г. Кроме того, 13 сентября 2021 г. талибы сообщили о якобы проведенных по видеосвязи переговорах между заместителем руководителя правительства Афганистана А.С. Ханафи и зампредседателя правительства и главой МИД Туркмении Р. Мередовым.

Вместе с тем об особой важности отношений с Кабулом для Ашхабада говорит то, что в 1996–2001 гг., когда талибы находились у власти в Афганистане, Туркмения была единственной из центральноазиатских республик, кто открыла в г. Мазари-Шариф провинции Балх консульство, а в Ашхабаде — представительство. Кроме того, стороны подписали соглашения, предусматривавшие поставки туркменского газа в Афганистан и развитие авиасообщения.

Еще один немаловажный момент — существование на территории Афганистана многочисленной туркменской общины, проживающей на приграничной территории с Туркменистаном. Ашхабад последовательно развивает инфраструктуру в этих районах и стремится повысить качество жизни местного населения. Туркменистан и Афганистан 14 января 2021 г. запустили железнодорожную магистраль «Акина-Андхой», протяженностью 30 км., линию электропередачи Керки (Туркменистан) — Шиберган (Афганистан), мощностью 500 кВт. Протяжённость ЛЭП составляет 153 км.

Хотя 15 августа 2021 г. Афганистан охватил политический кризис в связи со сменой власти, уже 30 августа МИД Туркменистана сообщил о возобновлении работы на участке железной дороги «Акина-Андхой» на территории Афганистана. Сейчас ведутся технико-наладочные работы на данном участке, их планируется завершить в ближайшее время. Ашхабад уже подтвердил готовность продолжать оказывать гуманитарную помощь жителям приграничных с Туркменистаном афганских районов.

Нейтралитет Ашхабада позволит стране сосредоточится исключительно на экономической стороне отношений с Афганистаном. Среди основных приоритетов также развитие туркмено-афганского приграничья и укрепление связей с туркменским этническим меньшинством Афганистана.

Узбекистан

Ташкент принимает сложившуюся в Афганистане новую политическую реальность и готов продолжать развивать экономические проекты, запланированные при прежнем руководстве страны.

Хотя Узбекистан призвал к широкому представительству всех слоев Афганского общества в структуре государственного управления, вовлеченность Ташкента в деятельность узбекского этнического меньшинства всегда была относительно низкой. После объявления состава временного правительства МИД Узбекистана выпустил 8 сентября 2021 г. обращение, в котором приветствовал его создание. Кроме того, он выразил «готовность к развитию конструктивного диалога и практического взаимодействия с новыми государственными органами Афганистана».

Основным приоратом Ташкента в отношениях с Кабулом было наращивание торгового баланса с Афганистаном, но сегодня наблюдается низкая платежная способность среди афганцев. На встрече в формате «ШОС — Афганистан» президент Узбекистана Ш. Мирзиеев отметил необходимость разморозить государственно активы Афганистана, находящиеся в зарубежных банках. Ш. Мирзиеев полагает, что этот шаг позволит предотвратить рост потока беженцев. Глава МИД Узбекистана 8 сентября 2021 г. на встрече, организованной по инициативе Госдепартамента США и МИД ФРГ, акцентировал внимание на необходимости «разработки постконфликтной стратегии для Афганистана, в том числе скорейшего восстановления его экономики, вовлечения страны в региональные интеграционные процессы, реализации инфраструктурных проектов».

Правительство талибов дает ясные сигналы о намерении продолжать развитие сотрудничества с Узбекистаном на экономическом направлении. Так, пресс-секретарь ДТ З. Моджахед 3 сентября 2021 г. направил поздравительное послание по случаю Дня независимости Республики Узбекистан, в котором выразил надежду на «продолжение традиционного взаимовыгодного сотрудничества с Узбекистаном в условиях мира и спокойствия, а также в духе дружбы и добрососедских отношений».

Ташкент продолжает взаимодействовать по гуманитарной линии с Кабулом, что способствует созданию благоприятного образа страны у местного населения. В г. Хайратон 14 сентября 2021 г. прибыл железнодорожный состав с гуманитарной помощью, состоящей из продуктов питания, товаров первой необходимости, медикаментов, одежды и обуви.

Следующим событием, ставшим важным шагом на пути восстановления наработанных связей между предпринимателями двух стран, стала рабочая встреча представителей приграничных властей Узбекистана и Афганистана во главе с губернатором провинции Балх и хокимом Сурхандарьинской области, проведенная 27 сентября 2021 г. в г. Термез. По данным МИД Узбекистана, «по обсуждаемым вопросам достигнута договоренность о принятии ряда мер, направленных на решение проблем с транзитом и доставкой грузов в Афганистан в связи с тяжелой гуманитарной ситуацией в этой стране».

Узбекистан использует в отношении Афганистана весьма прагматичный подход, опирающийся на экономические интересы. В существующих реалиях открываются широкие возможности для узбекского бизнеса, умеющего маневрировать и прекрасно ориентирующегося в афганской специфике. Ранее Узбекистан методично выстраивал экономические цепочки с Афганистаном, выдержавшие политический кризис в Кабуле и в среднесрочной перспективе способные оказать положительное влияние на развитие приграничных территорий.

***

Как представляется, страны региона рассматривают талибов как политическую силу, которая будет доминировать в Афганистане в долгосрочной перспективе. Вместе с тем руководители соседних государств стремятся выработать консолидированную позицию в отношении новой кабульской администрации, а также оказать содействие в формировании внутриафганских механизмов сдерживания и противовесов для сбалансированной внутренней и внешней политики Афганистана.

09.10.2021

Источник: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/columns/asian-kaleidoscope/s-sosedom-druzhi-a-tyn-gorodi-otnoshenie-stran-regiona-k-novomu-kabulu/

 


get('twitter')) == 1) { ?>