14 ноября в Афганистане будут объявлены предварительные итоги президентских выборов, которые прошли 28 сентября. Во всяком случае, это пообещала сделать председатель Независимой (Центральной) избирательной комиссии (НИК) страны Хава Алам Нуристани. По ее словам, окончательные результаты НИК обнародует 6 декабря. Ранее ожидалось, что предварительные результаты голосования станут известны 19 октября, а окончательные — 7 ноября. Но чуда не произошло — афганская электоральная система осталась верной своей традиции неспешного подведения итогов выборов, что предполагает также вполне предсказуемое несоблюдение графика подсчета голосов.

«Немецкий след» в афганских выборах

Впрочем, перенос даты объявления предварительных результатов голосования всего лишь на три с половиной недели уже можно считать серьезным достижением афганского Центризбиркома и всей политической системы страны. Итоги предыдущих национальных выборов — президентских и парламентских — как правило, подводились дольше. Связано это как с особенностями молодой и несовершенной афганской демократии, так и с проблемами безопасности практически по всей стране.

Перенос сроков объявления предварительных итогов президентских выборов 28 сентября, однако, имеет свою уникальную особенность. Она связана с тем, что впервые в ходе голосования широко использовалась система биометрической регистрации избирателей, предоставленная известной немецкой компанией Dermalog Identification Systems GmbH. Эта компания с центральным офисом в Гамбурге работает на рынке биометрических продуктов и решений почти 25 лет. Ее разработками «Автоматические биометрические системы идентификации» (ABIS) и «Автоматические системы идентификации отпечатков пальцев» (AFIS) пользуются в десятках стран мира, включая саму Германию.

В 2018 году на выборах в Волуси джиргу (нижнюю палату национального парламента Афганистана) впервые были использованы технологии компании Dermalog, чтобы снизить уровень возможных фальсификаций при регистрации избирателей. Несмотря на чудеса немецкой техники, политических скандалов избежать не удалось, однако в целом эксперимент был признан успешным.

В день выборов президента Афганистана 28 сентября биометрические системы идентификации (БСИ) избирателей появились на большинстве избирательных участков страны.

Однако разработки гамбургской фирмы далеко не везде помогли справиться с задачей повышения доверия к электоральным процедурам в Афганистане. По сообщениям СМИ, сотрудники почти четверти избирательных комиссий не успели научиться практическому применению БСИ (они так и не уяснили, на какие кнопки на этой иностранной штуковине следует нажимать), а около 2 тыс. 300 устройств, предоставленных компанией Dermalog, якобы оказались неисправными. В результате тысячи голосов афганцев, которые по тем или иным причинам не смогли пройти биометрическую регистрацию, оказались под угрозой аннулирования.

Низкая явка политическим торгам не помеха

До сих пор неясно, будут ли в итоге руководителями Центризбиркома Афганистана учтены бюллетени избирателей, не прошедших процедуру БСИ. Оппозиционные афганские политики выступают категорически против этого, полагая, что все голоса, не прошедшие через технологическое сито изделий фирмы Dermalog, поданы в интересах действующего президента и фаворита избирательной кампании Мохаммада Ашрафа Гани. Представители Госдепартамента США и, в частности, посол Джон Басс (голос Вашингтона традиционно силен в афганском политическом процессе) также настаивают на учете только биометрических голосов, правда, по иной причине, чем афганские оппозиционеры: по мнению американцев, это повысит уровень легитимности президентских выборов и их победителя. Даже если в итоге будет снижен показатель явки избирателей (почти в соответствии с ленинским принципом «лучше меньше, да лучше»).

Явка же в день голосования 28 сентября и без того вошла в электоральную историю Афганистана как самая низкая: из более чем 9 миллионов зарегистрированных избирателей в выборах президента приняли участие около 2 миллионов человек. За вычетом голосов, не прошедших биометрическую регистрацию, итоговый показатель явки составил, по предварительным данным, около 1 миллиона 800 тысяч избирателей.

По мнению кабульских политических наблюдателей, невысокая активность афганцев в день выборов главы государства связана с несколькими причинами. Во-первых, это проблемы с безопасностью: боевики движения «Талибан» организовали масштабную кампанию по запугиванию избирателей, убеждая их не принимать участия в голосовании. Во-вторых, разочарование граждан в демократических процедурах: люди не верят, что выборы могут позитивно повлиять на их жизнь. В-третьих, слабость оппозиции: оппозиционные политики и кандидаты не пользуются доверием и поддержкой избирателей и не могут привести их на избирательные участки, тем самым повысив показатель явки. Все это неизбежно превращает открытую электоральную конкуренцию в соперничество групп интересов, в котором официальное объявление итогов выборов является лишь прелюдией к началу политических торгов, которые, как правило, происходят за кулисами, вне поля зрения широкой общественности.

Второй тур не понадобится

Судя по той важной роли, которую сыграла на президентских выборах 2019 года в Афганистане компания Dermalog (именно из-за пересчета ее сотрудниками голосов биометрических кандидатов и произошел перенос сроков объявления результатов голосования 28 сентября), а также по заметно возросшей активности германской дипломатии в Кабуле можно предположить, что «немецкий фактор» в актуальной афганской политике становится все более влиятельным. И с этим фактором начинают считаться все афганские политики.

Хотя подсчет голосов избирателей афганским Центризбиркомом еще продолжается, в кабульском политическом сообществе, похоже, считают эту процедуру уже простой формальностью. «Естественно, происходят утечки данных из избирательных комиссий, есть результаты неофициальных экзитполов 28 сентября. Они недвусмысленно показывают, что с очень высокой вероятностью победителем, причем уже в первом туре, стал действующий глава государства Ашраф Гани, — заметил один из информированных кабульских политических экспертов. – Второе место у главного исполнительного лица Афганистана доктора Абдуллы Абдуллы, третье – у лидера «Хезб-и-Ислами» (Исламской партии Афганистана, ИПА) Гульбеддина Хекматияра. Остальные претенденты набрали ничтожное количество голосов».

Противники Ашрафа Гани, прежде всего из числа сторонников доктора Абдуллы, рассчитывали, что учет голосов только прошедших биометрическую регистрацию избирателей лишит действующего президента шанса на победу в первом туре. Однако то, что немецкие сотрудники компании Dermalog после пересчета всех бюллетеней не поставили под сомнение уровень явки в примерно 1 миллион 800 тысяч человек, дает дополнительный аргумент для оптимизма сторонникам нынешнего главы афганского государства. «Сейчас чаша весов перевешивается на сторону господина Гани», — заявил кабульский политический эксперт, комментируя показатели явки и итоги пересчета биометрических голосов.

Спасение во временном правительстве

Косвенным признанием победы Ашрафа Гани является и возросшая неэлекторальная активность его противников, которые в последние недели вновь начали раскручивать тему создания в Афганистане временного правительства – вместо нынешнего Кабинета министров. Главным сторонником проекта временного правительства является экс-президент Хамид Карзай, который пытается не только собрать вокруг себя потерпевших поражение афганских оппозиционных политиков, но и ищет поддержку за рубежом, в том числе в некоторых политических кругах в Москве.

По словам одного из кабульских политических экспертов, «ситуация сегодня начинает существенно меняться, выходя из режима предвыборной кампании, хотя формальные итоги ее еще не подведены»: «Старая гвардия афганской политики, сформировавшаяся еще в 80-90-е годы ХХ века, которая не видит для себя будущего в команде Ашрафа Гани, где собираются молодые афганские политики новой формации, пытается создать конструкцию для своего политического выживания. И такой конструкцией является проект временного правительства. Неслучайно его поддержали такие разные политики, как Хамид Карзай, Исмаил Хан, Гульбеддин Хекматияр и другие. По некоторым данным, доктор Абдулла Абдулла, который в начале ноября провел переговоры с Карзаем в своей резиденции в Кабуле, также скоро объявит о поддержке проекта временного правительства».

Сторонники временного правительства, настаивающие на разрушении сложившихся государственно-политических институтов и процедур в Афганистане, используют в свое оправдание риторику национального примирения. Согласно логике «временщиков», лидеры талибов не прекратят войну и не сядут за стол переговоров с нынешним президентом и его правительством, так как считают их нелегитимными, опирающимися на поддержку США и НАТО. А вот с неким временным правительством якобы долгожданные переговоры с боевиками могут состояться. Впрочем, критики идеи временного правительства справедливо замечают, что оно будет еще менее легитимно, чем нынешние институты власти в стране: «Что же касается поддержки иностранцев, то и сам «Талибан» существует лишь благодаря наличию тыловой инфраструктуры и лагерям подготовки боевиков, которые располагаются на территории Пакистана. Не будь этой поддержки со стороны Исламабада, афганская армия уничтожила бы боевиков менее чем за год. Политический офис талибов в Катаре и вовсе «живет» до сих пор только потому, что его прикрывают американцы».

«Ни о каком национальном примирении в Афганистане через создание временного правительства речь не идет. Это все не больше чем риторическая и пропагандистская уловка, — уверен независимый кабульский политический эксперт. – У проекта временного правительства есть только три настоящие цели. Первая – разрушить нынешнюю систему государственной власти в Афганистане. Вторая — вернуть к власти в стране Хамида Карзая, который не скрывает своих намерений возглавить это самое временное правительство. Третья – спасти от окончательного политического банкротства поколение старых афганских политиков, которые во многом как раз и виновны в нынешних бедах Афганистана и афганского народа. Они не имеют поддержки избирателей, не способны создать мощные коалиции, но при этом продолжают цепляться за власть, панически боясь неизбежной смены поколений в афганской политике. А эта смена сейчас уже вырастает внутри команды Ашрафа Гани и все более уверенно занимает господствующие высоты в афганской политике».

Кабул и талибы начали новую игру?

Кстати, в интриге с поиском формулы национального примирения в Афганистане в последние дни, возможно, появился неожиданный поворот. Афганский журналист и политический эксперт Хабиб Хан Тотакхель, судя по его публикациям в Twitter, имеющий доступ к эксклюзивной инсайдерской информации, 5 ноября сообщил о настоящей сенсации. По его словам, «межафганские мирные переговоры между талибами и афганским правительством начались внутри Афганистана». «Мои источники сообщают, что переговоры ведутся правительством США», — отметил Хабиб Хан. Короткий твит афганского журналиста вызвал бурную реакцию в соцсетях, его даже прокомментировал, правда, скептически, один из крупных американских экспертов по Афганистану Барнетт Рубин. Наши источники в Кабуле, близкие к правительственным структурам, не подтвердили, но и не опровергли сообщение Хабиб Хана.

По словам одного из независимых афганских аналитиков, «не исключено, что контакты между людьми из окружения Ашрафа Гани и эмиссарами лидера «Талибана» на самом деле имеют место на афганской территории»: «Мы все привыкли к тому, что переговоры с талибами происходят вполне легально в Катаре, что в них в качестве главного переговорщика участвует американский дипломат Залмай Халилзад. Однако это вовсе не означает, что катарский канал и посредничество Халилзада имеют монополию на переговорный процесс. Вполне возможно, что есть и другие, непубличные каналы коммуникации, и Хабиб Хан сообщил об одном из них».

Безусловно, возможность прямых переговоров представителей афганского правительства и талибов, да еще на территории Афганистана, ломает всю игру сторонникам проекта временного правительства. Можно не сомневаться, что они предпримут все возможные меры по дискредитации и срыву таких контактов. Для Ашрафа Гани же и его команды такой разворот в затянувшейся переговорной интриге создает новые политические возможности, в том числе по расширению проправительственной коалиции. Однако, чтобы реализовать эти новые возможности, действующему главе государства все же предстоит дождаться объявления официальных результатов выборов 28 сентября.

Андрей Серенко

07.11.2019

Источник: МИА Фергана


get('twitter')) == 1) { ?>