Президент Азербайджана Ильхам Алиев после московских переговоров о будущем Карабаха был воодушевлен и полон оптимизма. Он рассказал, что в скором времени конфигурация всего Кавказа серьезно изменится благодаря развитию транспортной системы, а главное — новой железной дороге, которая свяжет Армению и Азербайджан с Россией и странами Закавказья. Ожидается, что новая магистраль откроет широкие перспективы для экономического развития всех государств и принесет в регион долгожданный мир. Однако в Армении, несмотря на многообещающие перспективы, оптимизма не разделяют и на скорый мир не надеются. 

В полдень 8 декабря истекает срок ультиматума оппозиции Армении премьер-министру Николу Пашиняну по добровольной сдаче полномочий бывшему премьеру республики, экс-министру обороны и бывшему главе Общественного совета Армении Вазгену Манукяну. Он, согласно плану оппозиции, возглавит правительство переходного периода. Если Пашинян откажется подавать в отставку, то оппозиция готова начать акции общегражданского неповиновения, уверяя, что для этого у нее есть все ресурсы.

Кровопролитная вспышка насилия в Нагорном Карабахе окончилась для рядового обывателя так же неожиданно, как началась. При участии России стороны конфликта достигли перемирия, которое было объявлено с 10 ноября. Завершение боевых действий сместило фокус внимания с анализа их хода, тактики сторон на осмысление итогов войны. На первый взгляд очевидно, что победителем в конфликте стал Азербайджан, выгоды получила поддержавшая его Турция. Армения проиграла войну, а Россия укрепилась на Южном Кавказе в качестве миротворца. В целом это достаточно объективная трактовка итогов войны. Однако при более детальном анализе она дополняется новыми аспектами.

Москва намерена оптимизировать расходы на содержание миротворческой группировки в зоне карабахского конфликта. Прорабатывается вопрос об использовании в интересах РФ единственного в Карабахе аэродрома близ Степанакерта. Он не эксплуатировался почти 30 лет и находится у города Ходжалы, где во времена СССР проживали азербайджанцы, а в феврале 1992-го произошли трагические события, в ходе которых были убиты мирные жители. Город по договоренностям Москвы, Баку и Еревана пока не отошел к Азербайджану. Там РФ сможет развернуть новую базу.

Анкара начинает теснить РФ в зоне карабахского конфликта. На фоне сообщения Министерства национальной обороны Турции о подписании с РФ соглашения о создании совместного Центра мониторинга, Баку заявил, что турецкие военные уже действуют в Карабахе в качестве саперов. Telegram-канал «Голос Турции» опубликовал фото одной из таких групп, предположив, что это «отряд спецназа SAS». Планировалось, что центр с применением беспилотных летательных аппаратов будет осуществлять «сбор, обобщение и проверку информации о соблюдении сторонами режима прекращения огня». О действиях в зоне конфликта военных из Турции, тем более спецназа, речь не шла.

По данным телеканала Sky News Arabia, турецкое правительство перебросило десятки арабских и туркоманских семей из контролируемых им районов на северо-востоке Сирии в Нагорный Карабах, «чтобы поселить их в районах, из которых были выведены армянские силы с целью вызвать демографические изменения в регионе».

Возобновление войны за Нагорный Карабах было абсолютно неизбежным, поскольку за 26 лет, прошедших с окончания первой войны за этот регион, позиции сторон остались непримиримыми и взаимоисключающими («Нагорный Карабах – пороховая бочка Закавказья», «НВО», 15.02.19). Заявления международных посредников, что карабахский конфликт «не имеет военного решения», были не более чем лицемерной демагогией. Любой территориальный конфликт имеет только военное решение. Мирным оно может стать только в том случае, если одна из сторон добровольно капитулирует из-за каких-то внутренних проблем.

После окончания военных действий в Нагорном Карабахе и заключения перемирия внутриполитическая ситуация в Армении резко обострилась и дошла до той точки, которую местные аналитики характеризуют как политический кризис.

20 ноября Сенат (верхняя палата парламента) Франции принял решение вынести на голосование резолюцию о признании независимости Нагорного Карабаха (Республики Арцах).

Мир запомнил эмоциональное обращение Ильхама Алиева к Николу Пашиняну по поводу Трехстороннего заявления по Нагорному Карабаху (НК): «Ну что, Пашинян? Где твой статус? В этой бумаге нет ни слова о статусе Нагорного Карабаха. В ад провалился твой статус, разлетелся в пух и прах (смех). Нет статуса, и не будет, пока я президент. Это часть Азербайджана!». 12 ноября глава МИД РФ Сергей Лавров разъяснил в интервью российским и иностранным журналистам позицию России по статусу НК.

Две страны – сопредседатели Минской группы ОБСЕ (Франция и США) хотят подключиться к переговорам о будущем Карабаха. Россия и Турция не должны быть единственными посредниками в разрешении армяно-азербайджанского конфликта. Это дал понять госсекретарь США Майкл Помпео. Он провел переговоры в Париже с президентом Франции Эмманюэлем Макроном и главой МИД этой страны Жан-Ивом Ле Дрианом, по окончании которых объявил о готовности ЕС и Америки совместно действовать на дипломатическом фронте только что завершившейся войны в Карабахе.

Российский миротворческий контингент, размещённый в «армянской» части Нагорного Карабаха в соответствии с заявлением глав России, Азербайджана и Армении от 10 ноября, предпринимает неотложные шаги для стабилизации ситуации в разорённом войной регионе.

США и их союзники намеренно провоцируют националистов в Азербайджане и Армении, чтобы попытаться сорвать заключенные сторонами мирные договоренности по Нагорному Карабаху. В этом страны Запада обвинил директор Службы внешней разведки (СВР) Сергей Нарышкин.

Военные действия в Нагорном Карабахе и вокруг него прекратились - для многих неожиданно - совместным заявлением президентов России и Азербайджана и премьер-министра Армении, текст которого 9 ноября также неожиданно огласил Владимир Путин.

На фоне открытого участия Турции в карабахской войне сентября – ноября 2020 года в тени остаётся не менее, а, возможно, более серьёзная причастность Израиля к этому конфликту.

Поражение армянских сил в Карабахской войне и трехстороннее соглашение, которое в Армении называют не иначе как капитуляция, ожидаемо привели к политическому кризису и социальному взрыву в стране.

Армения и Азербайджан вели активные боевые действия в районе Нагорного Карабаха с 27 сентября. В дело были пущены танки, артиллерия, авиация. Это было самое серьезное обострение конфликта за последние три десятка лет. По оценкам военных экспертов, за 44 дня войны каждая из сторон потеряла от 10 до 15 тыс. чел. Конфликт грозил перерасти в большую региональную войну. И вдруг все прекратилось как по мановению волшебной палочки, и в южное Закавказье вошли российские войска. 9 ноября президент РФ Владимир Путин, президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Армении Никол Пашинян подписали совместное заявление о полном прекращении военных действий в Нагорном Карабахе.

Соглашение по Нагорному Карабаху одни считают дипломатической победой России, другие – геополитической ошибкой, уступкой, едва ли не поражением. Те, кто придерживается второго мнения, исходят из того, что в конфликте победил Баку, а где Баку, там и Анкара с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, мечтающим о превращении Турции в региональную сверхдержаву. Теперь же Турция неизбежно усилит свое влияние в Закавказье.

Армения потерпела поражение в Карабахе, получив по её итогам, как считают многие, «унизительный мир». Ликующий в эти часы Азербайджан добился практически всех военно-политических целей, которые ставились им перед осенней кампанией и рассматривались Ереваном как «максималистские», а значит обречённые на отторжение армянской стороной.

У Турции возникли проблемы по набору новых сирийских наемников для азербайджанской армии. Как сообщает неправительственная «Сирийская обсерватория по правам человека» (SOHR), исламисты-сунниты не хотят сидеть в одних окопах с шиитами из Азербайджана.

Глава СВР России (Служба внешней разведки) Сергей Нарышкин намедни озвучил «секретную» информацию о том, что в Нагорном Карабахе наблюдаются «отдельные элементы» деятельности разведки Турции. Также он сообщил, что у российских спецслужб есть доказательства о переброске в зону конфликта боевиков-наёмников из Сирии. За этим заявлением, которое на самом деле особых секретов не раскрыло, кроется ряд серьезных обстоятельств.

Продолжительные переговоры глав МИД Азербайджана и Армении при посредничестве сопредседателей Минской группы (МГ) ОБСЕ, состоявшиеся в конце прошлой недели в Женеве, оказались безрезультатными. Единственная договоренность о том, что воюющие стороны «не будут преднамеренно наносить удары по гражданскому населению или невоенным объектам в соответствии с международным гуманитарным правом», просуществовала недолго – до нанесения очередного удара азербайджанской стороной по Степанакерту. Точнее – по рынку карабахской столицы.

Лидер Азербайджана уже в третий раз за последнее время заявил о готовности встретиться в Москве со своим армянским коллегой. Но в этот раз он впервые не выдвинул предварительных условий. И снова посетовал на то, что пока не получил приглашения (отметим, что приглашения делаются одновременно, т. е. его не получал и премьер-министр Армении). Из сложившейся ситуации, включая некоторые другие события, вытекает целая цепочка выводов.

Президент РФ Владимир Путин на пленарном заседании инвестиционного форума ВТБ Капитал «Россия зовет!» 29 октября высказал ряд предложений, которые могут способствовать прекращению войны в непризнанной Нагорно-Карабахской республике (НКР) и возобновлению переговоров по урегулированию конфликта. По словам российского лидера, для долгосрочного урегулирования в Карабахе нужно найти баланс интересов народов Азербайджана и Армении.

Армянское руководство, похоже, склоняет международное сообщество к реализации косовского сценария в отношении Нагорного Карабаха. Косвенным подтверждением стало выступление президента США Дональда Трампа перед сторонниками в штате Нью-Гэмпшир, в ходе которого он выразил уверенность в том, что его страна с легкостью сможет добиться мирного урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе, упомянув в качестве примера посреднические усилия вашингтонской администрации между Сербией и Косово. Однако такая инициатива фактически будет означать появление натовских сил в районе так называемого «южного подбрюшья» России.

«Некоторые эксперты и комментаторы убеждены, что Иран рано или поздно должен вмешаться в конфликт в Нагорном Карабахе в пользу одной из сторон. Ожидания эти зашли так далеко, что теперь всеобщее внимание приковано к тому, как поведёт себя Тегеран. Безусловно, кто-то очень желает, чтобы Иран наконец открыто вмешался в конфликт, поддержав ту или иную сторону. И потому за поведением Ирана в связи с конфликтом сейчас наблюдают очень многие», – пишет иранское интернет-издание Resalat.

Вопрос о потенциально возможной смене элит в Армении на фоне военного обострения в Нагорном Карабахе не так однозначен, как кажется. В настоящее время в Ереване скопилась критическая масса проблем, связанная не только с конфигурацией политических сил, но и с положением армейских структур. Однако любые перемены, как кажется, могут только завести ситуацию в вопросе урегулирования в тупик. Виной тому – хорошо известная позиция тех, кто может прийти на смену прозападному окружению премьер-министра Армении Никола Пашиняна.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян, похоже, столкнулся с открытым восстанием в «отставной» политической элите. Заметно снизивший после революции 2018-го года влияние в республике так называемый «карабахский клан», который, как считается, представляют бывшие президенты Роберт Кочарян и Серж Саргсян, демонстрирует попытки активизироваться на политическом поле. Как полагают аналитики, этот фактор представляет опасность не только для главы армянского правительства и его окружения, но в некотором смысле для страны.

На переговорах по урегулированию карабахского конфликта в Вашингтоне повторился московский сценарий. Глава Госдепа Майк Помпео, как ранее, 9 октября, министр иностранных дел Сергей Лавров, по очереди встретился с руководителями МИД Армении и Азербайджана и обсудил с ними возможность перемирия. Президент США Дональд Трамп заявил об «очень хорошем прогрессе», однако в СМИ просочились совершенно иные оценки встречи. А усилившиеся взаимные обстрелы между Азербайджаном и непризнанной Нагорно-Карабахской республикой свидетельствуют о том, что дипломатические способы решения этого регионального конфликта, похоже, окончательно себя исчерпали.

До последнего времени считалось, что в силу геополитических причин, прежде всего близкого сотрудничества Азербайджана с противниками Ирана – Израилем и Турцией, Тегеран в карабахском конфликте склоняется на сторону Армении.

В последнее время внимание приковано к Нагорному Карабаху, к разгорающемуся там конфликту. Но что это за земля, за кем правда в этом противостоянии? Начнем с того, что Нагорный Карабах – регион в Закавказье, в восточной части Армянского нагорья. Эта территория заселена преимущественно армянами, лишь в Шушинском районе большинство составляют азербайджанцы. Но со всех сторон Нагорный Карабах окружен азербайджанскими территориями. Корни межнационального конфликта тянутся в глубины истории.

Обострение в районе Нагорного Карабаха будет в центре внимания переговоров глав МИД Азербайджана и Армении с госсекретарем Майклом Помпео 23 октября в Вашингтоне. Несмотря на то, что встреча вряд ли может стать фактором ухудшения ситуации на Южном Кавказе, ее факт дает неплохую возможность вовлечь глобальных игроков в вооруженный конфликт, толкнув его по пути еще большей интернационализации. Это неоднократно пыталась сделать на уровне официальных заявлений армянская сторона, апеллируя, правда, в основном, к российской дипломатии.

В Нагорном Карабахе продолжаются военные действия. Армянская и особенно азербайджанская стороны утверждают, что вооруженный конфликт имеет только территориальное измерение, однако в риторике лидеров обеих стран прослеживается и религиозная подоплека. Обернется ли карабахское противостояние войной ислама и христианства?

То, что пару недель назад казалось догадкой (см. «Решить карабахский вопрос можно, лишь приняв условия России»), подтверждается. Николу Пашиняну была нужна эта война, своей русофобской риторикой и политикой он приглашал Баку к войне, чтобы ценой сдачи Карабаха броситься туда, к свободе, где благоденствуют Украина и Грузия. План «благополучно» завершается: противник уже в 30 с небольшим километрах от Лачинского коридора, связывающего Нагорный Карабах (НК, Арцах) с Арменией. Неприлично говорить «кажется», когда всё очевидно.

Тема привлечения иностранных наемников к участию в вооруженном конфликте в Нагорном Карабахе обрастает в мировых СМИ новыми подробностями, однако по-прежнему не получает прочной аргументационной базы. Тот доказательный фундамент, которым пользуется в большинстве случаев западная качественная пресса, представляет собой либо переписку с предполагаемыми «солдатами удачи» в мессенджере, либо сообщения в социальных сетях, либо информацию, которая распространяется базирующейся в Британии Сирийской обсерваторией по правам человека (SOHR). Подобная ситуация ставит вопрос о тенденциозности освещения.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян пытается нивелировать усилившийся на фоне обострения в Нагорном Карабахе внутриэлитный раскол. Об этом свидетельствует его обращение к нации. Продолжающееся отступление по ряду направлений и рост потерь поляризовали высшие эшелоны власти в республике по принципу геополитической ориентации и поставили под угрозу привычную конфигурацию сил. Это вынуждает премьера более интенсивно использовать тему иностранного воздействия на ход конфликта.

Война в Нагорном Карабахе продолжается, а Россия все так же держит курс равноудаленности или равноблизости с Баку и Ереваном. Как долго удастся держать нейтралитет? Цинично отвлечемся от того, что это балансирование происходит на фоне продолжающихся десятков, если не сотен, смертей в зоне геополитического влияния и ответственности РФ, а призывы незамедлительно приступить к выполнению соглашения о перемирии напрочь заглушены артиллерийской канонадой. В регионе складывается новая реальность, которая ставит Россию перед необходимостью или сделать выбор в пользу одной из сторон, или попытаться решить проблему как-то иначе.

МИД Армении обвинил Азербайджан в несоблюдении перемирия в зоне карабахского конфликта, договоренность о чем была достигнута в Москве 10 октября при посреднических усилиях России. Президент Армении Армен Саркисян в интервью кувейтской газете Al-Jarida предупредил о возможном превращении Южного Кавказа во «вторую Сирию». А генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась на встрече с президентом Белоруссии Александром Лукашенко сообщил, что «ОДКБ активно обсуждает вопросы миротворчества в Нагорном Карабахе».

Вопреки распространённым представлениям о том, что главным мотором азербайджанской военной машины, грозно проявившей себя в ходе последней карабахской войны, является Турция, на деле и качественно, и количественно эта роль принадлежит Израилю.

Министерство обороны России принимает активное участие в стабилизации ситуации в Нагорном Карабахе, сообщили сегодня, 13 октября, в военном ведомстве.

Не утихающий конфликт в Нагорном Карабахе поставил ребром вопрос о допустимости интернационализации боевых действий. На эту проблему обращало внимание даже российское руководство, указывая на признаки «сириизации» нынешнего обострения в том числе за счет курдских боевиков, которые находятся вне закона во многих странах. Однако гораздо более масштабной может оказаться сопряженная с этим проблема привлечения к войне зарубежного землячества, которое, как показывает практика, входит в иррегулярные соединения. Таких добровольцев вербуют в том числе и в России.

История повторяется часто и порой не как фарс, а как ещё одна трагедия. В эти октябрьские дни, когда полыхает полномасштабная война между Азербайджаном и Арменией за Карабах, исполняется 47-я годовщина «Войны Йом-Кипур», или «Войны Судного дня», 1973 года на Ближнем Востоке. Эта война вошла в историю не только ожесточённостью боёв и огромными потерями со всех сторон, но и хитросплетённостью своего сценария, и проявившимся впоследствии сговором по крайней мере двух участников конфликта – лидеров Египта А.Садата и Израиля М. Бегина. А наиболее пострадавшей оказалась третья сторона – Сирия, поверившая в искренность Садата, вступившая ради него в войну и в итоге понесшая самый чувствительный урон.

В военном конфликте Армении и Азербайджана в Нагорном Карабахе, который начался 27 сентября, снова возникла тема Афганистана: якобы президент Турции договорился с Гульбеддином Хекматияром о переброске боевиков на помощь азербайджанским военным. В Исламской партии Афганистана, которую возглавляет Хекматияр, опровергли эти сообщения. Однако конфликт, несмотря на объявленное перемирие, продолжается, и возможность участия в нем наемников остается открытой — тем более, что в 1994 году афганцы уже воевали в Карабахе, и тоже по соглашению с Хекматияром.

Побочным результатом обострения вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе становится  активизация в регионе боевиков международных террористических группировок, способных извлечь из войны финансовые выгоды, и развить экспансию.

Резкое обострение армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха и откровенные попытки Турции спровоцировать Баку на «окончательное решение» карабахского вопроса вызывают вопрос, почему события произошли именно сейчас и какой геополитический капитал пытается извлечь из них Анкара?

Директор Службы внешней разведки (СВР) России Сергей Нарышкин заявил, что в зону конфликта в Нагорном Карабахе устремились боевики из террористических организаций.

Комментируя нынешнее кровопролитное военное столкновение Армении и Азербайджана из-за Нагорного Карабаха, многие рассматривают его как сугубо внутренний конфликт двух стран, а также как следствие вмешательства все более амбициозной Турции. Однако звучат и голоса тех, кто считает, что речь на самом деле идет о куда более масштабной геополитической игре, в которую включены США.

Рано утром 27 сентября подразделения Вооруженных сил (ВС) Азербайджана с применением авиации и бронетехники начали массированную атаку позиций Армии обороны непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР). Столица НКР Степанакерт и другие населенные пункты подверглись ракетно-артиллерийскому обстрелу. Есть жертвы среди мирного населения. Армянская сторона ответила контрударами. В Азербайджане и Армении объявлены военное положение и мобилизация. Премьер-министр Армении Никол Пашинян допустил признание независимости Карабаха.

Несколько известных в военных кругах авторов под общей редакцией заместителя директора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Константина Макиенко анализируют в данном издании ход военного строительства государств Южного Кавказа, а также политику в этом регионе, проводимую Россией, Турцией и Ираном. Эксперты изучили баланс сил сторон карабахского конфликта, детально описали боевые действия в регионе в апреле 2016 года и, что очень важно, сделали прогноз относительно характера возможного нового столкновения.

Минская группа (МГ) ОБСЕ, курирующая переговорный процесс по непризнанной Нагорно-Карабахской республике (НКР), начала работу по организации встречи глав МИД Азербайджана и Армении. Сообщивший об этом сопредседатель МГ от США Эндрю Шеффер подчеркнул, что встреча президентов конфликтующих государств Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна, состоявшаяся 16 октября в Женеве, дала импульс для интенсификации переговорного процесса.

В своей новой статье эксперт НВО по Северному Кавказу Генри Каменс отмечает, что, согласно официальному коммюнике Госдепартамента США, карьерный дипломат Эндрю Шефер (на фото) сменит временного сопредседателя Минской группы ОБСЕ от США  посла Ричарда Хогланда.

Новая война в зоне карабахского конфликта неизбежна. Подобный неутешительный вывод широко представлен в оценках политиков и экспертов всех сторон затяжного противостояния. Вопрос в том, когда произойдёт очередная масштабная военная расконсервация статус-кво, который уже нарушен по итогам так называемой «четырёхдневной войны» в апреле 2016 года.

11 июня в Брюсселе, при посредничестве трех сопредседателей Минской группы ОБСЕ, прошли переговоры глав МИДов Армении Эдварда Налбандяна и Азербайджана Эльмара Мамедъярова. Эксперты почти единодушно заранее объявили о том, что эта встреча обречена на провал. Прежде всего потому, что в этом формате не был представлен главный действующий участник — сама непризнанная Нагорно-Карабахская Республика.

Ситуация в зоне карабахского конфликта вошла в очередную фазу обострения. На передовой активизировался обмен миномётно-артиллерийскими ударами, участились разведывательно-диверсионные проникновения. Как следствие, возросло количество боевых потерь с обеих сторон. Азербайджан обвиняет в эскалации армянские войска. В свою очередь, Армения и Нагорный Карабах заявляют о новой попытке противника подорвать и без того хрупкий статус-кво. Полномасштабной войны пока никто не хочет, но усиленно готовятся к ней. Утверждается, что необходимого для серьёзного военного успеха потенциала у Азербайджана нет. Однако он его неуклонно накапливает.

После апрельских боевых действий прошлого года в Нагорном Карабахе, Армения и Азербайджан сегодня как никогда близки к войне. Об этом говорится в докладе Международной кризисной группы (International Crisis Group), занимающейся изучением конфликтных ситуаций в разных точках мира.

В понедельник, 15 мая, Минобороны Нагорного Карабаха заявил об ударе управляемой ракетой со стороны Азербайджана и повреждении зенитно-ракетного комплекса «Оса» Армии обороны непризнанной республики. Данный инцидент вызвал новый всплеск напряженности в зоне карабахского конфликта.

Боевые действия в зоне нагорно-карабахского конфликта могут повториться в 2017 году, заявил глава Национальной разведки США Дэниел Коутс. По его словам, вероятность повторения силового сценария повышается неготовностью или нежеланием сторон конфликта идти на компромиссы.

Во многом неожиданное обострение между Россией и США в Сирии повысило риск проецирования разногласий двух мировых держав и на другие конфликтные регионы. Ещё в начале апреля мало что предвещало резкий всплеск встречных обвинений Москвы и Вашингтона, которые схлестнулись вокруг чрезвычайного происшествия с «химатакой» в сирийском Хан-Шейхуне. И хотя к настоящему моменту стороны постепенно отходят от точки конфронтации, взаимное недоверие между Кремлём и американской администрацией близко к своим пиковым значениям.

Возвращение прилегающих к Нагорному Карабаху районов под контроль Азербайджана и определение окончательного статуса самого Карабаха в купе с другими вопросами являются элементами единого пакета урегулирования конфликта.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев отметился во вторник очередным заявлением по карабахскому конфликту, рассказав в интервью РИА Новости о своем видении компромисса с армянской стороны для урегулирования проблемы.

Появление на вооружении армянской армии оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер» заставляет Азербайджан реагировать. Ответ прикаспийской республики напрашивается — зарубежные закупки новых ударных систем и развитие собственного оборонно-промышленного комплекса. Как результат, «Искандеры» в Армении становятся не «концом истории» затяжного армяно- азербайджанского конфликта, а, пожалуй, прологом к ещё более жёсткому военно-политическому противостоянию вокруг Нагорного Карабаха.

Президент РФ Владимир Путин в интервью азербайджанскому государственному информагентству АзерТАдж cделал важное и принципиальное заявление относительно перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Оно расщепляется на несколько взаимосвязанных позиций.

Армяно-азербайджанский конфликт из-за Нагорного Карабаха является одним из старейших на постсоветском пространстве, который составляет актуальную повестку международной политики и представляет интерес как для политического общества Армении и Азербайджана, так и для региональных интересов ряда ведущих и влиятельных соседних государств.

Апрельские столкновения в Нагорном Карабахе подняли ставки для международных игроков. Теперь игнорировать карабахский конфликт или призывать к поддержанию перемирия двадцатилетней давности уже не вариант. Выбор по большому счету таков: или более серьезный переговорный процесс, или угроза масштабного конфликта, который может затронуть и другие страны региона.

Некогда забытая формула урегулирования карабахского конфликта, предполагающая деоккупацию 5 районов Азербайджана в обмен на признание статуса Нагорного Карабаха, вновь возвращается в повестку переговорного процесса.

Главы Азербайджана и Армении Ильхам Алиев и Серж Саргсян при посредничестве президента России Владимира Путина 20 июня провели в Константиновском дворце (Стрельна) переговоры по Нагорному Карабаху. Старательно демонстрируя на камеру нежелание даже смотреть друг на друга, стороны все-таки достигли некоторых договоренностей. А Москва вернула себе ведущую роль в урегулировании одного из самых сложных конфликтов на постсоветском пространстве. Но главное, что подарила эта встреча, — надежда на мир. Или хотя бы возврат к ситуации до обострения.

Президент России Владимир Путин 20 июня в Санкт-Петербурге попытается добиться начала конца самого кровопролитного межнационального конфликта на постсоветском пространстве. Он встретится с азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым, а затем с армянским — Сержем Саргсяном. Или наоборот, что не столь важно. Потом по сценарию может состояться трехсторонняя встреча. Очевидно, это произойдет, если по итогам двух предшествующих встреч появятся предпосылки прогресса в урегулировании армяно-азербайджанских отношений.

После апрельских событий в Нагорном Карабахе среди жителей Азербайджана растут антироссийские настроения и усиливается прозападная ориентация. Это обстоятельство весьма тревожит Кремль, который требует от Баку определиться с его внешнеполитическими приоритетами.

Глава мусульман Азербайджана шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде призвал азербайджанцев посвятить наступивший священный месяц Рамадан борьбе за освобождение Нагорного Карабаха. «Мы должны освободить, и освободим свою родину от оккупации», – сказал Пашазаде. В качестве примера для подражания он привел события ирано-иракской войны 1980–1988 годов. Участников той войны, иранцев и иракцев, Пашазаде обрисовал как бойцов с автоматом в руках и чалмами на головах. «Они сражались. Почему? Потому что сражаться за родину – это исходит от имана (религиозных убеждений мусульманина). Так почему мы (азербайджанцы) не должны быть в окопах?» – заявил Пашазаде.

Апрельская эскалация ситуации в зоне нагорно-карабахского конфликта преследовала скорее политические, нежели военные цели. Итогом боевых действий стали две победы. Азербайджанское руководство хотело добиться хоть чего-то, что можно было бы представить внутри страны как победу. Победой армянской стороны было приостановление наступления азербайджанских войск и недопущение углубления фронтальной атаки. Однако то, что спустя 20 лет после войны в Карабахе азербайджанской стороне военными методами удалось взять под контроль какие-то территории (около 800 гектаров), уже является определенным сигналом. К такому консолидированному мнению пришли участвующие в конференции «Кавказ 2015» эксперты из России, Турции, Грузии, Великобритании и Армении.

Президенты США и России Барак Обама и Владимир Путин поздравили президента Азербайджана Ильхама Алиева с Днем Республики, который отмечается 28 мая. В поздравительном послании Обама подтвердил приверженность Вашингтона содействию в урегулировании карабахского конфликта. В то же время в поздравлении, поступившем от руководства России, отмечается заинтересованность Москвы в сохранении в карабахском конфликте режима прекращения огня.

«Любое обострение ситуации в Нагорном Карабахе сейчас будет работать против России, любое обострение будет интерпретироваться как слабость России. И именно поэтому Москвой будет задействован механизм принуждения к переговорам», — об этом заявил бывший заместитель министра иностранных дел России, директор Фонда «Центр политических исследований» Андрей Федоров, отвечая на вопросы ведущего аналитической программы «Акцент» на портале «Москва-Баку». По его словам, в случае отказа Армении садиться за стол переговоров «Москва может сыграть роль, которую она уже играла в подобных ситуациях — это принуждение к переговорам. И механизмов такого принуждения очень много».

После апрельского обострения на линии соприкосновения войск карабахского конфликта, вошедшего в историю как «четырехдневная война», весь мир заговорил о новой «горячей точке» на карте мира.

5 апреля 2016 года в Москве при посредничестве России состоялась встреча начальников генеральных штабов Армении и Азербайджана Юрия Хачатурова и Наджмеддина Садыкова. После переговоров конфликтующие стороны пришли к соглашению о прекращении огня на линии соприкосновения. В этот же день в Вене состоялось заседание Минской группы ОБСЕ, на котором прошло обсуждение эскалации вооруженного противостояния на нагорно-карабахской линии соприкосновения. Помимоэтого по инициативе Германии прошло заседание Постоянного совета Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, посвященное этой же проблеме. В настоящее время Берлин председательствует в данной структуре и пытается активизировать свою посредническую роль в урегулировании этнополитических конфликтов на постсоветском пространстве.

На вопросы корреспондента EADaily относительно перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта в свете последнего обострения ситуации на линии фронта ответил политолог Андрей Арешев.

Участники акции протеста против продажи оружия Азербайджану в ночь на 14 апреля забросали российское посольство в Ереване яйцами и монетами. Полиция перекрыла дорогу к зданию диппредставительства, однако протестующим удалось прорвать оцепление, передает издание «Кавказский узел».

Начало апреля выдалось в Закавказье очень «жарким». Вспыхнул азербайджано-карабахский конфликт, столкнув в очередной раз Баку со столицами двух армянских государств — Ереваном и Степанакертом. Кому была выгодна эта мясорубка? И почему спустя несколько дней после странной войны в отставку подал премьер-министр Украины Арсений Яценюк, признав таким образом, что Киев находится в безвыходном положении? Итак, обо всем по порядку.

У карабахской стороны есть доказательства того, что с азербайджанской стороны в боевых действиях участвовали иностранцы — боевики джихадистских террористических группировок. Об этом в интервью армянскому телевидению заявил пресс-секретарь президента непризнанной Нагорно-Карабахской Республики Давид Бабаян.

В начале апреля 2016 года обострение в Закавказье в Нагорном Карабахе с возобновлением боевых действий между вооруженными силами Азербайджанской республики и Армении напомнило об одном самом старом «замороженном» конфликте на постсоветском пространстве.

«Все интеграционные проекты России на постсоветском пространстве — ОДКБ, Таможенный союз, Евразийский экономический союз — не имеют никакой ценностной основы. Последние события в Карабахе подтолкнули Казахстан сделать выбор. Решение перенести время и место проведения саммита ЕАЭС наглядно показывает, что для Астаны Баку гораздо более важный партнер, чем Ереван», сказал бакинскому порталу Haggin.az известный казахстанский политолог Айдос Сарым.

Российская дипломатия в очередной раз подтвердила свою способность добиваться оперативного урегулирования обстановки в очагах региональных конфликтов. Спустя всего несколько дней после возобновления полномасштабных боев в Нагорном Карабахе Москва не только усадила за стол переговоров военные делегации Азербайджана и Армении, но и добилась от них достижения договоренности о прекращении огня в зоне конфликта.

5 апреля, после четырёх дней тяжёлых боёв, в Нагорном Карабахе была достигнута договорённость о прекращении огня. Несмотря на отдельные нарушения, в целом она соблюдается, что, однако, является исключительно следствием эффективных действий Армии обороны Нагорного Карабаха, направленных на сдерживание противника. Следует обратить особое внимание на слова министра обороны Армении Сейрана Оганяна о том, что договоренность о прекращении огня на линии соприкосновения карабахско-азербайджанских сил была достигнута в Москве в ходе встреч начальников генеральных штабов двух стран.

Лингвистическое измерение того, что происходит сейчас в Карабахе, не менее важно, чем военное или политическое. Ускользающая разница между «войной» и «резким обострением» сама по себе стала исчерпывающей характеристикой и точным определением новой стадии конфликта. 

Одна из сторон конфликта пытается переломить ход событий в свою пользу с помощью ограниченной военной кампании. И это скорее Азербайджан, поскольку Баку больше заинтересовано в возобновлении боевых действий.Главная опасность тут в том, что любая военная операция может очень легко выйти из-под контроля, и тогда уже будет неважно, кто именно начал.

«Если война все-таки начнется, ничего утешительного ни для кого не будет. Это будет война, где все проиграют. Это будет война по сирийским лекалам. Как только конфликт разморозится, в зоне боевых действий окажутся не только боевики из Сирии, что само по себе означает хаос, но, как стало на днях известно, т.н. „грузинский батальон“, который воевал в Украине, планирует принять участие в боевых действиях», — считает журналист, политолог Надана Фридрихсон, которая поделилась своими оценками ситуации вокруг Нагорного Карабаха в интервью с корреспондентом EADaily.

Министерство обороны Азербайджана подтвердило, что договоренность о прекращении боевых действия в Нагорном Карабахе была достигнута при посредничестве России. Об этом в среду, 6 апреля, сообщает пресс-служба военного ведомства.

Внезапное обострение на линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе завершилось так же неожиданно. Еще утром 5 апреля стороны рапортовали об очередных успехах, сообщали о тяжелых потерях противника, а днем воинственность риторики резко пошла на убыль. О прекращении огня заявили и в Министерстве обороны Азербайджана, и в военном ведомстве непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР). 

Боевые действия в зоне нагорно-карабахского конфликта продолжаются уже четвертые сутки. По официальным сообщениям как с армянской, так и азербайджанской стороны, в зоне конфликта ведутся ожесточенные бои: льется кровь, обрываются жизни, скрежет боевого металла раздается эхом на километры по округе. В боях задействованы танки, вертолеты, разведывательные и ударные БПЛА, тяжелая артиллерия и так далее. По оценке Армии обороны непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (далее АО НКР), Азербайджан задействовал практически все имеющиеся в его арсенале средства для организации атаки, разве что применение авиации пока ограничивается ударными вертолетами Ми-24, два из которых были сбиты ПВО НКР, и БПЛА.

Большой Ближний Восток расширяет границы своих конфликтов и содействует «возгораниям» далеко на периферии. Лихорадит сырьевые рынки. Беднеет и радикализируется население. У так называемых «великих держав» нет вменяемого образа будущего для этого принципиально важного для всей планеты региона. Беспризорников все больше, полицейских — все меньше. Стоит ли удивляться, что разбой и убийства перескакивают на кварталы, еще вчера казавшиеся более-менее респектабельными или хотя бы спокойными?

В ночь с 1 на 2 апреля азербайджанские вооруженные силы начали широкомасштабное наступление по всей линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе.  Неудавшаяся попытка прорыва азербайджанской диверсионной группы численностью в несколько десятков человек переросла в атаку на карабахские позиции с использованием вертолётов. Поступают сообщения о применении тяжёлых систем вооружений, о гибели гражданских лиц вследствие обстрелов населённых пунктов НКР системами «Град».

В зоне армяно-азербайджанского противостояния произошли самые серьезные столкновения с 1994 года — с того момента, когда стороны договорились о перемирии, остановив горячую фазу войны за Нагорный Карабах. Счет убитым идет на десятки, Ереван, Баку и Степанакерт рапортуют об уничтожении вертолетов и бронетехники противника. Несмотря на ожесточенный характер боев, большинство опрошенных экспертов считают, что полномасштабной войны удастся избежать: к ней сегодня не готова ни одна из сторон. Международные посредники прилагают активные усилия для прекращения огня: 5 апреля в Вене пройдут консультации минской группы ОБСЕ, позднее Ереван посетит российский премьер Дмитрий Медведев, а Баку — глава МИД РФ Сергей Лавров.

На фоне беспрецедентной эскалации конфликта в Нагорном Карабахе все чаще звучат обоснованные сомнения в том, что за нарушением статус-кво стоит суверенное решение руководства Азербайджана, а не «настоятельные рекомендации» президенту Ильхаму Алиеву от патронирующих его центров силы, в частности Турции и США.

Эксперт по вопросам безопасности Владимир Погосян поделился с корреспондентом EADaily информацией о ситуации в зоне карабахского конфликта, а также своими оценками относительно текущих политических аспектов проблемы.

В ночь на субботу, 2 апреля, вооруженные силы Азербайджана предприняли наступательные действия по ряду направлений зоны карабахского конфликта. Об этом сообщила пресс-служба министерства обороны непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР).

В субботу, 2 апреля, в зоне конфликта в Нагорно-Карабахской Республике (НКР) резко обострилась ситуация. О том, что происходит на линии соприкосновения, поступает противоречивая информация. В Баку поспешили заявить об уничтожении большого количества живой силы и техники противника. В свою очередь в Ереване утверждают, что Вооруженные силы Азербайджана понесли серьезные потери. Источник в Минобороны НКР рассказал о гибели от 40 до 50 азербайджанских военнослужащих. На эти события уже отреагировали и в Москве. Президент России Владимир Путин призвал стороны к немедленному прекращению огня. С чем  же связана эскалация конфликта в Нагорном Карабахе?

Стороны карабахского конфликта обвинили друг друга в нарушении перемирия на линии соприкосновения. С соответствующими заявлениями выступили оборонные ведомства Армении и Азербайджана.

На границе между Арменией, Нагорным Карабахом и Азербайджаном в последние дни наблюдается резкая эскалация конфликта. По армянским позициям впервые с момента подписания перемирия в 1994 году был открыт огонь из артиллерийских систем: РСЗО, 122-миллиметровых гаубиц Д-30, минометов. Также применялись гранатометы и стрелковое оружие. «Лента.ру» оценила объемы вооружений, сосредоточенных с обеих сторон, и пришла к выводу: если локальное обострение снова перерастет в войну, это приведет к непоправимым для региона последствиям.


get('twitter')) == 1) { ?>