Пакистанские СМИ со ссылкой на афганские спецслужбы сообщили, что боевики «Исламского государства» (ИГ) и «Талибана» объявили друг другу священную войну. Экстремистские группировки соперничали и ранее, но теперь конфликт может перерасти в полноценное противостояние.

Впервые представители ИГ появились на территории Афганистана еще в сентябре 2014 года. Именно тогда стало известно, что под знамена ИГ встали недовольные «Талибаном» боевики, а некоторые полевые командиры присягнули на верность «Халифату». Истоки  вражды между группировками были заложены 26 января, когда в Сети появилось обращение официального представителя ИГ Абу Мухаммада аль-Аднани, которое вызвало ожесточенную критику талибов. 

В нем говорилось, что «солдаты Халифата» выполнили все требования для создания «вилаята Хорасан» и принесли клятву верности лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади. Часть исторической области Большой Хорасан в настоящее время находится на территории Пакистана и Афганистана. Боевикам в этом регионе предписывалось совершать одиночные вылазки против врагов и готовиться к тому, что им будут противостоять «различные фракции внутри страны».

Последняя часть воззвания скорее всего и спровоцировала негативную реакцию «Аль-Каиды» и «Талибана». Эксперты считают, что представители «Халифата», вероятнее всего, призывали последователей противостоять не только государственным войскам Пакистана и Афганистана, но и талибам и террористам «Аль-Каиды». ИГ требует от последователей признания Абу Бакра халифом, однако полевые командиры «Талибана» не могут пойти на такой шаг, поскольку они признали лидера организации Муллу Омара «эмиром всех правоверных» еще в 1996 году.

Вопреки распространенному мнению среди радикальных мусульман нет никакого «исламистского интернационала», и единая религия часто служит не объединяющим, а раскалывающим фактором. Например, ИГ и «Аль-Каида» исповедуют ваххабизм, который в то же время является официальной идеологией суннитской Саудовской Аравии. При этом Усама бен Ладен, основатель «Аль-Каиды», называл королевский режим саудитов «продажным и бесчестным», и ваххабиты из числа его организации были врагами всех саудовцев. И сегодня авиация возглавляемой Королевством коалиции противостоит в Йемене и шиитской группировке хоуситов, и боевикам-ваххабитам «Аль-Каиды».

Разведывательная группа SITE цитирует заявление одного из представителей группировки «Фронт Нусра», сирийского союзника «Аль-Каиды». «О каких врагах говорит Аднани? Он что, имеет в виду Муллу Омара?» Боевик критикует «Халифат» за «повсеместное создание вилаятов», пока продолжается отступление в Ираке и Сирии, и за раскол в джихадистском движении. Аналитик Рита Катц, руководитель частной разведывательной группы SITE, которая несколько лет оказывала поддержку ФБР в деле выявления террористических ячеек в США, считает, что репутация Муллы Омара столь велика, что в случае создания «Халифата» «Аль-Каидой» он стал бы халифом. В свое время присягу Омару приносили и бен Ладен, и Айман аз-Завахири, нынешний лидер этой террористической организации. «Похоже, ИГ ставит битву с «Аль-Каидой» в ряды своих основных приоритетов», – прокомментировала Катц высказывания представителей «Халифата». Позднее Абу Бакр назвал Муллу Омара «дураком и безграмотным вождем» и заявил, что ни политического, ни духовного признания он не заслуживает. А Мулла Омар запретил своим бойцам поднимать флаги ИГ и сказал, что не допустит появления этой группировки на территории Афганистана.

Первые фактические столкновения между террористическими организациями случились в феврале, когда видный командир талибов Абдул Гани был убит боевиками ИГ в афганской провинции Логар. Спустя несколько дней приходили сообщения о перестрелке в провинции Забуль, в которой также участвовали представители обеих группировок. В минувшую субботу в афганском Джелалабаде у банка, около которого собралась толпа, чтобы получить зарплату, прогремел взрыв, в результате которого погибли 35 человек, а ранены оказались более 125. Вскоре после первого теракта был проведен второй, в результате которого также погиб один местный житель. Талибы поспешили откреститься от взрывов: «Мы не имеем отношения ни к одному из терактов и осуждаем их». Днем позже, однако, они убили троих полицейских и захватили в плен 19 специалистов, занимавшихся разминированием территории на востоке страны.

«Противостояние двух группировок действительно началось уже достаточно давно, – прокомментировал «НГ» конфликт исламистов научный сотрудник Института востоковедения РАН Омар Нессар. – Однако его развитие сыграет на руку Кабулу, поэтому талибы не стремятся к эскалации». Эксперт отметил, что развитие конфликта свидетельствует о том, что рано или поздно он перейдет в горячую фазу. По словам Нессара, важным моментом в ходе этих событий стал переход некоторых групп «Исламского движения Узбекистана» на сторону ИГ. «Халифат» пока не готов вступить в вооруженный конфликт с талибами ввиду нехватки сил в регионе, однако в ближайшие месяцы прямой военный конфликт скорее всего неизбежен.

Стоит учитывать, что сторонники ИГ в Афганистане и Пакистане и по форме, и по действиям не схожи со своими идеологическими союзниками в Сирии и Ираке. Некоторые из них заявляют о своей преданности аль-Багдади, но сам лидер боевиков пока лично не комментировал свои планы на этот регион. Говоря о перспективах конфликта, Нессар считает важным обратить внимание на ход переговоров между правительством Афганистана и талибами. По его словам, если ключевые фигуры «Талибана» будут инкорпорированы в правящие круги Кабула, это вызовет массовое недовольство боевиков среднего и низшего звена, которые могут найти прибежище в рядах ИГ. В этом случае «Талибан» практически растворится в «Халифате» и прекратит свое существование.

Алексей Наумов 

22.04.2015

Источник: НГ

Интервью

  • 09.03.2020
    Гульназ Раздыкова: «Риски вторичной радикализации вернувшихся из Сирии ещё высоки»

    Одной из тем активно обсуждаемых экспертной средой является вопрос реабилитации и ресоциализации граждан, возвращенных из зон террористической активности. В СМИ активно освещались вопросы возвращения казахстанских граждан из Сирии, многие из которых пройдя комплексные курсы реабилитации смогли вернуться к обычной жизни, к своим родным и близким. Однако в отечественной экспертной среде в том числе зарубежной есть мнение о низкой результативности реабилитационных практик, ввиду отсутствия четких индикаторов и апробированных методик дерадикализации. Руководитель Центра анализа и развития межконфессиональных отношений Павлодарской области Гульназ Раздыкова рассказала о своем видении проблемы в материалы KAZISLAM.KZ.

     
  • 27.02.2020
    Этнограф и социальный антрополог Игорь Савин — о корнях кордайского конфликта

    Научный сотрудник Института востоковедения РАН и Южно-Казахстанского государственного университета им. М. Ауэзова, этнограф, социальный антрополог Игорь Савин, комментируя конфликт в Кордае на своей странице в Facebook, отметил, что в его основе «лежит не этническая нетерпимость, а отсутствие равного доступа к власти и доверия к ней со стороны разных сообществ». Корреспондент «Ферганы» попросил исследователя подробнее рассказать о своем видении случившегося, а также выяснил, существует ли в Казахстане механизм предупреждения подобных конфликтов.

Аналитика

23.03.2020
Национализм Казахстана, словно сон разума, порождает чудовищ

Столкновения в Кордае Жамбылской области между казахами и дунганами в феврале нынешнего года (в ходе них погибли не менее 10 человек, были ранены более 180) стали поводом для широкой дискуссии о межэтнических отношениях в Казахстане, природе казахстанского государства и дальнейших путях его развития. Больше всего настораживает рост националистической риторики, наблюдающийся как на уровне властей страны, так и в экспертной среде, что несет в себе целый ряд угроз для стабильности государства и евразийского будущего Казахстана.

Эксклюзив

19.03.2020
Демаркация границ между Узбекистаном и Казахстаном – на завершающей стадии

C распадом СССР номинальные государственные границы бывших советских республик Центральной Азии обратились в важнейший атрибут государственного суверенитета новых, образовавшихся на их месте стран. Но при этом значительные участки границы между ними оставались несогласованными, из-за чего регулярно происходили, да и сейчас периодически случаются пограничные инциденты.