В последнее время все чаще Афганистан рассматривается как плацдарм для вторжения террористических групп на территорию стран Центральной Азии. Долгое время страну терроризировали талибы, которые каких-то пять лет тому назад считались одной из главных угроз для мирового сообщества. Однако сейчас, мир уже подзабыл термин "талибы" и некогда грозная группировка террористов и бандитов сегодня готова присягнуть на верность новому хозяину - так называемому "Исламскому государству" (ИГ).

В настоящее время с талибами происходит странная метаморфоза. Движение, некогда провозгласившее своей целью борьбу с неверными и агрессией западной коалиции, постепенно превращается в обычную банду наемников, готовых прислуживать более могущественному хозяину. И это уже не единичные случаи, а стабильная тенденция, когда бывшие члены движения "Талибан" принимают присягу верности ИГИЛ.

На днях, для увеличения и усиления своих рядов пресс-секретарь ИГ Абу Мухаммад Аль-Аднани призвал "талибов" в Хорасане вступить в состав отрядов "Исламского государства". По его словам, уже сейчас их ряды активно пополняются бандгруппами, действующими в афганских провинциях Гильменд, Фарьяб, Газни и ряде штатов Пакистана. Он также предупредил талибов не идти против ИГ с оружием в руках, так как это приведет к междоусобным войнам, породит разрозненность и не позволит сплотиться в борьбе с общими врагами.

Работа по распространению своего влияния на Афганистан ведется ИГ весьма активно. ИГ уже открыло ряд специальных вербовочных пунктов в Афганистане, а также направило в страну десятки пропагандистов, для идеологической обработки афганской молодежи.

"Мы станем или захватчиками, или мучениками!". Это цитата из пропагандистской брошюры ИГ, которая издана для афганцев. Лидеры исламского государства призывают афганцев поклясться в верности "халифу" Абу Бакр аль-Багдади и присоединиться к джихаду.

На юге Афганистана игиловцы пытаются расколоть ряды талибов, переподчинив себе часть их сил. В самой крупной афганской провинции Гильменд отмечено появление группы вербовщиков во главе с бывшим командиром корпуса талибов муллой Абдул Рауфом Ходемом, прибывшим из Сирии. Примечательно, что Абдул Рауф был арестован американцами после вторжения в Афганистан и падения режима талибов. Несколько лет он провел в тюрьме Гуантанамо, а затем выпущен на свободу, после чего он воевал в рядах ИГ в Сирии. По его мнению, у ИГ и талибов есть идеологическая общность… Но, похоже она, зиждиться на страсти к наживе.

Немаловажно, что лидеры пакистанских талибов также заявили о своей лояльности к "Исламскому государству" и готовы помогать ему во всем. В их заявлении, опубликованном на урду, пушту и арабском, говорится: "Все мусульмане мира возлагают на вас огромные надежды... Мы с вами, мы предоставим вам бойцов и всеми силами вас поддержим".

Особый интерес ИГ вызывает у молодежи, воюющей в рядах талибов. У нее нет чувства Родины, они называют себя "исламскими космополитами" и воюют за халифат везде, где надо воевать. Для этой части боевиков игиловцы это привлекательная сила, к которой они рвутся изо всех сил. Поэтому сегодня постепенно на второй план уходит некогда важное для талибов стремление сделать лучше свою Родину - Афганистан, защитить ее от захватчиков и коррупционеров. Теперь на смену этим идеям приходит власть денег и жажда крови, подпитываемая эмиссарами ИГИЛ.

Развернув масштабную пропаганду в Афганистане, ИГ активно налаживает связи с местными радикальными группировками, племенными и религиозными лидерами, распространяет среди населения переведенную на языки дари, урду и пушту экстремистскую литературу, в том числе свой устав "Фатх". Участились случаи проведения агитации и пропаганды в Кабульском университете. При этом наибольшую поддержку группировка встречает в афганских провинциях Хост, Пактия, Пактика, Нангархар.

Укреплению влияния ИГ в Афганистане способствуют идеологическая близость с афганскими суннитскими радикалами, крайне низкий уровень жизни местного населения и фактическая бесконтрольность некоторых районов. Кроме того, ИГИЛ постепенно наращивает свое присутствие на территории пакистано-афганской границы. Так, в провинции Кунар создан вербовочный лагерь с целью пополнения рядов в Сирии и Ираке. Вновь завербованные члены ИГ переправляются из Кунара в Пешавар, откуда по маршруту Пешавар-Кветта прибывают в Карачи и далее морским путем отправляются в Сирию и Ирак. Вербовка ведется также среди мирного населения, прежде всего среди бедных и малоимущих слоев.

Вместе с тем, есть среди талибов и те, кто понимает, что ИГ нужно лишь пушечное мясо и Афганистан для них всего лишь источник дешевых "смертников". Отдельные слои афганского населения начинают объединяться для формирования "сил сопротивления" против боевиков ИГ. В частности, речь идет о сформированном в провинции Балх отряде ополченцев под названием "Марг" (смерть), которые выразили готовность противостоять "врагам Афганистана", то есть ИГ, с оружием в руках. Примечательна и позиция большей части главарей афганских талибов, не признающих ИГ и остающихся верными мулло Омару. Они заявляют о том, что вставшие под черные знамена ИГ боевики являются иностранными наемниками, для которых получение финансовой выгоды от войны с "неверными" превыше идеологии движения "Талибан".

Серик Байжанов

07.04.2015

Источник: ЦентрАзия

Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1428355260

Интервью

  • 09.03.2020
    Гульназ Раздыкова: «Риски вторичной радикализации вернувшихся из Сирии ещё высоки»

    Одной из тем активно обсуждаемых экспертной средой является вопрос реабилитации и ресоциализации граждан, возвращенных из зон террористической активности. В СМИ активно освещались вопросы возвращения казахстанских граждан из Сирии, многие из которых пройдя комплексные курсы реабилитации смогли вернуться к обычной жизни, к своим родным и близким. Однако в отечественной экспертной среде в том числе зарубежной есть мнение о низкой результативности реабилитационных практик, ввиду отсутствия четких индикаторов и апробированных методик дерадикализации. Руководитель Центра анализа и развития межконфессиональных отношений Павлодарской области Гульназ Раздыкова рассказала о своем видении проблемы в материалы KAZISLAM.KZ.

     
  • 27.02.2020
    Этнограф и социальный антрополог Игорь Савин — о корнях кордайского конфликта

    Научный сотрудник Института востоковедения РАН и Южно-Казахстанского государственного университета им. М. Ауэзова, этнограф, социальный антрополог Игорь Савин, комментируя конфликт в Кордае на своей странице в Facebook, отметил, что в его основе «лежит не этническая нетерпимость, а отсутствие равного доступа к власти и доверия к ней со стороны разных сообществ». Корреспондент «Ферганы» попросил исследователя подробнее рассказать о своем видении случившегося, а также выяснил, существует ли в Казахстане механизм предупреждения подобных конфликтов.

Аналитика

23.03.2020
Национализм Казахстана, словно сон разума, порождает чудовищ

Столкновения в Кордае Жамбылской области между казахами и дунганами в феврале нынешнего года (в ходе них погибли не менее 10 человек, были ранены более 180) стали поводом для широкой дискуссии о межэтнических отношениях в Казахстане, природе казахстанского государства и дальнейших путях его развития. Больше всего настораживает рост националистической риторики, наблюдающийся как на уровне властей страны, так и в экспертной среде, что несет в себе целый ряд угроз для стабильности государства и евразийского будущего Казахстана.

Эксклюзив

19.03.2020
Демаркация границ между Узбекистаном и Казахстаном – на завершающей стадии

C распадом СССР номинальные государственные границы бывших советских республик Центральной Азии обратились в важнейший атрибут государственного суверенитета новых, образовавшихся на их месте стран. Но при этом значительные участки границы между ними оставались несогласованными, из-за чего регулярно происходили, да и сейчас периодически случаются пограничные инциденты.